Небо. Самолет. Судьба. Пилот Нина Гильманова о своей не женской профессии

За бойкий характер, черные, как смоль, длинные волосы и хрупкую точеную фигурку Ниночку называли ласточкой. Такое сравнение девушке придумал Илья Прокопьев, видный партийный деятель Чувашии. В небе, за штурвалом самолета, пилот чебоксарского авиаотряда Нина Гильманова, командир самолета Ан-2, и вправду чувствовала себя птицей…

Белый платочек

 

Деревенская изба в Искеево-Яндушах Цивильского района вся была обклеена вырезками из журналов с фотографиями военных летчиков. В шестидесятые годы прошлого века не только мальчишки, но и девчонки грезили авиацией, космосом. Вот и школьница Нина Егорова (в замужестве — Гильманова) мечтала однажды подняться в небо…

А началось все с книги Вениамина Каверина «Два капитана», прочитанной Ниной в школе. Судьба благородного летчика Александра Григорьева так врезалась в сердце, что стала отправной точкой в выборе жизненного пути. То издание на чувашском языке Нина Егоровна, кстати, до сих пор бережно хранит в домашней библиотеке.

А потом был случай во время весенней пастьбы овец в овраге у деревни. «Вижу — в небе летит самолет, — вспоминает детские годы Нина Егоровна. — Я смахнула с головы белый платок и бегу вдоль оврага, машу. А самолет надо мной кружится, кружится. И так мне втемяшились железные птицы в голову, что для себя решила — я обязательно полечу».

Лет в 13-14 Нина узнала от старших подруг об аэроклубе в Чебоксарах. С тех пор девушка не сомневалась, что именно туда направится сразу после окончания восьмилетней школы.

За всех чувашских девушек

 

Одновременно с парашютным отделением Чебоксарского аэроклуба 16-летняя Нина поступила в кулинарное училище. Взглянув на аттестат, где по всем предметам красовались пятерки, члены приемной комиссии удивились: отличница и в поварихи?! Но у Нины были свои мысли: в кулинарном студентов неплохо кормили, к тому же предоставлялось койко-место. Для девушки, которую мама воспитывала одна, и средств не хватало, — то, что нужно.

Свой первый прыжок с парашютом Нина Егорова сделала уже в 17 лет под руководством тогда еще молодой девушки-инструктора, а в недалеком будущем знаменитой спортсменки-парашютистки Майи Костиной. «Первый раз в небе не забыть, — с восторгом в голосе говорит Нина Егоровна. — В тот день хотелось прыгать еще и еще, хоть десять раз. Но Майя Костина строго сказала: «Егорова, на сегодня хватит. Будешь еще прыгать».

60-е годы. На тренировочном планере во время обучающих полетов с инструктором. Нина Гильманова справа.

Прыжков в общей сложности было 45. Там же в аэроклубе сбылась мечта покорить небо за штурвалом самолета. Взмыла ввысь 17-летняя Нина сначала на планере, чуть позже освоила одноместный самолет ЯК-18П и двухместный — ЯК-18А. А налетав нужное количество часов, направилась в Калужское авиационное летно-техническое училище системы ДОСААФ.

Медкомиссию и экзамены, вспоминает Нина Егоровна, сдала без проблем, а вот перед мандатной комиссией, сама того от себя не ожидая, растерялась. В большой аудитории будущие курсанты держали ответ перед военными летчиками. «Откуда, вы, девушка, прибыли?» — задал вопрос один из членов комиссии. «Из Чебоксарского аэроклуба», — робко ответила абитуриентка. «Чебоксары?! Ну как там Кугеси, как Ибреси?» — неожиданно поинтересовался сидевший в центре стола мужчина со звездой Героя на груди, председатель мандатной комиссии. Нина моментально выпрямилась, расправила плечи и бойко ответила: «Моя деревня недалеко от Кугесь!»

Оживившимся при упоминании Чебоксар человеком оказался фронтовик, военный летчик, полковник Анатолий Васильевич Колбасников. После ранения во время Великой Отечественной войны его выходили в госпитале в Алатыре девушки-медсестры (там же, кстати, лечился и летчик-истребитель, Герой Советского Союза Алексей Маресьев). На всю жизнь остался благодарен он трудолюбивым и заботливым девушкам из Чувашии за то, что быстро подняли его на ноги. А его уважение к чувашкам передалось Нине. Девушку в училище сразу же зачислили, да и во время учебы фронтовик всячески помогал курсантке из Чувашии и при любом случае интересовался ее успехами.

В 1971 году, получившую диплом летчика-инструктора-парашютиста и воинское звание младшего лейтенанта запаса Нину Егорову приняли в Чебоксарский объединенный авиаотряд вторым пилотом Ан-2. Дипломированным пилотом девушка покорила небо в 23 года. А спустя несколько лет, в 1977-м, стала командиром воздушного судна Ан-2.

Впрочем, и по профессии повара Нина Егоровна поработать все-таки успела: в столовой № 12 в Чебоксарах. Ее пироги и сейчас вызывают восторг у гостей.

Не женское дело?

 

В Чувашии Нина Егоровна выполняла пассажирские рейсы по местным воздушным линиям — тогда в районы часто добирались самолетами, дороги были не везде. Летала по спецрейсам в Сибирь, Нижний Тагил, Ижевск, Пермь, Горький, Оренбург — возила туда секретную военную продукцию, доставляла пассажиров в Саранск, Йошкар-Олу, Киров и другие города. Женщин-пилотов не допускали разве что к «химии» — обработке полей удобрениями с воздуха, а в остальном никаких послаблений для прекрасного пола не было.

В авиации Нина Гильманова проработала с 1971 по 1987 годы.

«Да вы что! Летали наравне с мужчинами, — восклицает Нина Егоровна. — Мы страшно боялись, что в случае чего скажут: да ну, бабы, что с вас взять! Не дай бог такое услышать! Это считалось страшным оскорблением». Как-то, вспоминает, летела на самолете Як-18А на лыжном шасси, которые имели свойство примерзать к снегу во время стоянки. На такой случай в кабине возили деревянную кувалду. Второму пилоту полагалось при необходимости бить ею по лыжам, чтобы самолет взлетел.

«Кто должен кувалдой бить-то?» — возмутилась однажды Нина в адрес сидевшего за штурвалом командира. Но ничего не поделаешь — пришлось, как положено второму пилоту, самой выйти с молотком.

В Чебоксарском аэропорту, к слову, в те времена работали пилотами сразу четыре женщины, и все они были командирами воздушных судов. Во всем СССР женщин-пилотов было не больше двух десятков, а тут в одной маленькой республике четверо.

Вертянкина Мария Михайловна

Вместе с Ниной Егоровой трудились командир Ан-2 и второй пилот Ан-24 Галина Борисова, командиры Ан-2 Мария Вертянкина и Зинаида Романова. Женский «батальон» был настоящей гордостью Виктора Энгельса, командира Чебоксарского авиаотряда. Летали девушки безукоризненно — у каждой ни единой отметки в талоне нарушений и нагрудный знак «За безаварийный налет часов».

А каким уважением пользовались они у коллег-мужчин! Что в летном училище, среди курсантов, в котором рукодельница Нина Егорова запросто могла пришить пуговицы к кителям, что на работе в аэропорту. С большой благодарностью вспоминает она командира отряда Ивана Мукина, инструктора Владимира Обрубова. Нет-нет да и сейчас встретит она своих пассажиров — пилотов тогда знали в лицо и по имени.

Впрочем, даже за штурвалом женщины оставались женщинами. В кабине Нина Егоровна всегда держала туфли на высоком каблуке. Спускалась с самолета она при полном параде. Восторженные взгляды были обеспечены.

Обаяние порой даже выручало. Однажды, приземлившись в Йошкар-Оле, пилот забыла закрыть шасси на замок, а это нарушение, халатность. На перроне оплошность заметили инспектор по безопасности полетов и другие летчики. По их недоуменным взглядам она поняла, что что-то не так, но шага не сбавила, продолжив гордо идти. Поравнявшись, обняла инспектора, расцеловала в обе щеки, и ситуация сама собой обратилась в шутку.

Не из робкого десятка

 

Конечно, сложности были. Но о них Нина Егоровна рассказывать не любит.

Еще в училище в Калуге однажды подвел парашют — приземляться пришлось прямо на дуб. К счастью, не было даже ни царапины. «Всегда Бог берег», — призналась она.

А как-то летом на пути в Йошкар-Олу над поселком Северный за Волгой резко ухудшилась погода — накрыл густой туман. «Ни вернуться в аэропорт не могу, ни вперед лететь, — вспоминает тот день. — Мне надо бы назад, в аэропорт вылета, а я нарушаю — иду напролом. Попросила у диспетчера Йошкар-Олы пеленг, нас всех знали по голосу, так и добралась. В Йошкар-Оле все летчики выстроились — никто не летал в такую погоду. Оказывается, диспетчер думал, что я больного пассажира везу. А у меня был обычный пассажирский рейс». Позже выяснилось, что одним из пассажиров на борту был военный летчик. На выходе из салона он подал пилоту руку, сказав, что поражен ее смелостью.

КСТАТИ
В Чебоксарском аэропорту вообще работали уникальные личности. Например, Герои Советского Союза летчики-фронтовики Федот Орлов и Михаил Сапожников, совершившие немало подвигов в годы войны. Их именами, кстати, названы улицы рядом с аэропортом на Южном поселке.

Был и такой случай. Однажды на взлете над Чебоксарами упала мощность, и самолет начало трясти. В такой ситуации действовать нужно молниеносно — Нина Егоровна решительно посадила самолет прямо на поле у деревни Синьялы. Прибывшие техники выяснили, что проблема — в двигателе. Пассажиры и пилот пересели на другое судно. Ни один из пассажиров не отказался от полета.

И жили, и летали душа в душу

 

После работы. С супругом пилотом Рашидом Гильмановым.

В Чебоксарском авиаотряде Нина Егоровна познакомилась со своим будущим мужем — пилотом гражданской авиации 1-го класса, заслуженным пилотом России Рашидом Гильмановым (О Рашиде Ясавиевиче «СЧ» писала в материале «Рашид Гильманов: «Люблю просторы. Они мне напоминают небо» от 7 февраля 2019 г. — Ред.) Они даже летали в одном экипаже на Ан-2. Будущая супруга была у командира вторым пилотом.

«Летали душа в душу. В кабине командиром-то был, конечно, он, а вот в семье — я», — подшучивает она. В небе в «крылатом» семействе случались и забавные ситуации. Нина Егоровна летела в Горький, а супруг возвращался из Минеральных Вод. Прямо в небе, в эфире, она обратилась к диспетчеру, чтобы тот передал мужу, что она улетела и может заночевать. На что диспетчер ответил: супруг в эфире, и она может связаться с ним напрямую. «Детей забери из садика, я улетела в Горький, не знаю, когда прилечу», — оповестила она супруга во всеуслышание. «Весь эфир потом над нами хохотал», — смеется Нина Егоровна.

В 39 лет, в 1987 году, отлетав положенную норму часов (Нина Гильманова провела в небе 5700 часов), авиатор ушла на заслуженную пенсию. Конечно, еще были предложения поработать, переучиться на Ту-134, даже испытать Ан-3 в Украине, но в небо Нина Егоровна с той поры больше не вернулась. Выбрала семью — подрастали двое сыновей.

До слез хотелось в небо. Рядом с аэропортом у семьи находится дачный участок, и первое время Нина Егоровна рыдала при виде белоснежного Ан-2 — не могла ничего с собой поделать. Вот и сейчас, когда вспомнила былое, снова слезы навернулись на глаза — желание летать никуда не пропало. «В небе ты птица. Это не передать словами, — разволновалась Нина Егоровна. — Чувствуешь полет, свободу, будто поднялся над всем миром».

Есть и еще что-то, что авиатор знает точно, — ангел-хранитель, который всегда рядом.

 

 

 

Фото из семейного архива: Чебоксары, 1973 год. Женщины-пилоты Чебоксарского объединенного авиаотряда Приволжского управления гражданской авиации (ПУГА). Слева направо: Зинаида Алексеевна Романова – второй пилот самолета Ан-2, Галина Ивановна Борисова – второй пилот самолета Ан-2, Нина Егоровна Гильманова – второй пилот самолета Ан-2. Четвертой женщиной-пилотом была Мария Михайловна Вертянкина.

Опубликовано: 6 марта 2020 г.


Читайте также:

Один Ответ

  1. После такой статьи самому летать хочется!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.