Как проходила подписная кампания в 1920-е годы

Такие призывы к потенциальным подписчикам разместили в номерах редакции газет «Чувашский край» от 12 мая 1923 г., «Трудовая газета» от 1 августа 1924 г. и «Красная Чувашия» от 14 января 1930 г.ГАЗЕТНОЕ ШЕФСТВО И ЗЕРНО ЗА ПОДПИСКУ
Прочитал сам – передай другому

Сотрудники газет, как минимум, дважды в год с ностальгией вспоминают «застойные» советские времена. Эта волна накатывает на старожилов редакций во время очередной подписной кампании. Когда-то все было планово, и даже количество выписываемых изданий определялось нарядами «сверху». Но в 1920-е годы ситуация была схожа с современной, и редакциям приходилось бороться за каждого читателя. Интересно, как это происходило?
В первой половине 1920-х годов на территории современной Чувашии выпускались два крупных периодических издания на русском языке: алатырская «Трудовая газета» и чебоксарский «Чувашский край». Первая являлась органом уездного комитета РКП(б) и исполкома Советов депутатов, «Чувашский край» был ни много ни мало официальным изданием обкома РКП(б) и областного исполкома. Уже данный факт свидетельствует о высоком статусе названных газет. «Трудовая газета» выходила четыре раза в неделю, а «Чувашский край» – два раза в неделю.
Серьезными по тем временам с учетом грамотности населения были тиражи. В выходных данных «Трудовой газеты» заявлялось о 1200 (с июля 1923 года – 1270) экземплярах (это на около 100 тысяч жителей уезда), а «Чувашский край» выходил тиражом 3000 экземпляров до февраля 1922 г., затем тираж резко упал до 1100 и восстановился до 2135 экземпляров в 1923 году, при этом выпуск не прекращался даже в условиях продовольственного кризиса и голода 1921–1922 годов. С середины 1920-х годов эти издания сменились одним – ежедневной «Красной Чувашией», выходившей как официальный печатный орган обкома ВКП(б), ЦИКа и совета профсоюзов Чувашской АССР.
Часть тиража вышеназванных газет шла в розницу, а часть – подписчикам. Последний фактор являлся настоящей головной болью редакций независимо от места их выпуска и «правительственного» статуса. Что такое подписка? Это не просто количество тех, кому газета доставляется до почтового ящика или секретаря. Как это ни банально, но подписка – это и гарантия поступления определенных финансовых средств. Последнее представляло собой один из самых волнующих причинно-следственных элементов. На страницах газет накануне очередной подписной кампании помещался призыв «аккуратно вносить подписную плату», так как газеты находились на хозрасчетной основе. Субсидирования от властных структур как такового не было.
Участники I областной конференции селькоров газеты «Канаш». Чебоксары, 27–28 февраля 1924 г. В первом ряду второй справа – К.М. Никишев.Особо упирали в ходе подписной кампании на членов РКП(б) и комсомола. Перед началом очередной подписки (а они в отличие от дня сегодняшнего, по-видимому, проводились ежемесячно) ставка делалась в том числе и на «партийно-комсомольскую» совесть. Регулярно в этот период появлялись материалы о решениях общих собраний партийных и комсомольских ячеек, в заключение которых приводился вердикт: «Долг каждого коммуниста, комсомольца и советского деятеля поддержать подпиской «Трудовую газету». На страницах периодических изданий как назидательные примеры публиковались небольшие констатационные заметки о взятых на себя партийцами «подписных» обязательствах и даже вызовы «социалистического соревнования» одних активистов к массе других или индивидуальные.
Одним из элементов агитационной работы было появление на страницах газеты сообщений об оформленной конкретным человеком подписки на энное количество экземпляров в пользу какого-либо учреждения или населенного пункта. Называлось такое действие «газетным шефством». Так, в 1922 году К.М. Никишев на собственные средства подписался на два экземпляра газеты «Чувашский край» для жителей родной деревни Сорм-Вары Аликовской волости Ядринского уезда.
Личность этого человека заслуживает отдельной характеристики. С 1-го декабря 1921 года, по собственному признанию, он работал по вызову Областного отдела образования (ОБОНО) Чувашской АО в г. Чебоксары: состоял секретарем и корреспондентом бюро печати ОБОНО, одновременно – ответственным секретарем сельскохозяйственного журнала «Пашня и луга», затем с 1-го марта 1922 года – управляющим конторой газет «Канаш» и «Чувашский край», с 1-го июня того же года занимал разные должности в Комиссии помощи голодающим. После ликвидации Помгола с 27 октября 1922 года трудился секретарем Обздрава. В последующие годы сменил еще несколько мест. При этом с 1919 года активно сотрудничал как селькор с газетой «Канаш». Впрочем, ни активная журналистская и «подписная» работа, ни другие заслуги не помогли этому человеку. Как бывший священник, пусть и отказавшийся от сана, он был лишен избирательных прав, а 17 января 1925 года ему объявили, что «Комиссией по чистке учреждений признан подлежащим увольнению со службы как элемент, чуждый аппарату советских учреждений».
Заботила сотрудников редакций не только техническая сторона и количественный охват. Важно было наряду с ростом тиражей обеспечить и как можно большее прочтение газеты читательской аудиторией. Речь о тех обывателях, кто прочтет ее от корки до корки и в каком-нибудь бытовом разговоре может заинтересовать собеседника отдельным извлеченным фактом настолько, что последний пойдет и купит экземпляр нужного номера. Словом, в первый момент обеспечит «одноразового» читателя, со временем способного перерасти в постоянного потребителя информации со страниц «своей», ставшей по-своему родной газеты.
Поэтому, например, в октябре 1924 г. верхние углы последней страницы «Трудовой газеты» заполнили обращения редакции: «НЕ БРОСАЙ (именно заглавными. – Ф.К.) прочитанной газеты. Дай прочитать ее другому!», «Что ты сделал для улучшения «Трудовой газеты»?» Причем варианты подачи двух вышеприведенных призывов различались: если первый был набран мелким кеглем и обычным шрифтом, то второй – крупно, особым шрифтом…
Редакции шли на различные ухищрения ради сохранения и увеличения числа подписчиков. Например, первые годы своего существования разрешали вносить суммы не до, а после получения номеров, компенсировать стоимость подписки не деньгами, а зерном, расширяли ассортимент предлагаемых изданий, дифференцированно подходили к категориям будущих читателей.
Так, в конце 1923 года «Трудовая газета» разместила на своих страницах призыв следующего содержания: «Товарищи крестьяне! Выписывайте «Трудовую газету». Стоит она с пересылкой по почте 22 коп. в месяц. Подписную плату можно вносить рожью – 20 фунтов. Расширяйте свой кругозор!». В 1924 году газета в городе с доставкой стоила 40 копееек, крестьянам и учителям с доставкой по почте обходилась в 25 копеек, номер в розницу стоил 4 копейки. Для сравнения: новейший «Словарь иностранных и политических слов» тогда стоил 30 копеек.
С 1 октября 1924 года «Трудовая газета» стала выходить с приложениями «Красная жатва» и «Безбожник». Стоимость подписки, естественно, возросла: с обоими приложениями она обходилась теперь в 75 копеек для горожан и 58 копеек – для сельчан, с одним приложением – соответственно 55-60 копеек и 40-43 копейки. «Красная Чувашия» в 1930 году обходилась подписчикам из числа рабочих, крестьян и служащих в 40 копеек в месяц, для учреждений и частных лиц – в 50 копеек. Сроки подписки при этом определялись индивидуально.
Расширяли при необходимости газеты и территориальный охват, замещая и компенсируя переставшие выходить в свет издания. Здесь важно подчеркнуть один момент: лидеры РКП(б) оценили роль и значение СМИ задолго до прихода к власти. Далеко не случайным слоганом большевистской газеты был тезис «Из “Искры” возгорится пламя». Особое внимание на развитие периодической печати обращали и местные советские органы управления.
Поэтому за весь период 1920-х годов ни в Чувашии, ни в соседних регионах не было случаев перебоев с газетно-журнальным обслуживанием населения. Даже происходила своеобразная экспансия. Для большей «близости к народу» в г. Ардатове была открыта в июле 1923 г. «Экспедиция «Трудовой газеты», гарантировавшая «быструю и своевременную доставку газет по домам». Алатырское издание в данном случае заняло место прекратившей выпуск местной уездной газеты «Трудовая коммуна».
Впрочем, не все читатели по достоинству оценили такие шаги газетеров. Были и такие, кто не преминул злоупотребить добротой редакций: в 1924 г. газеты испытывали кризис платежеспособности со стороны значительного числа подписчиков, которые выписать газеты выписали, но денег аккуратно не вносили. В результате со второго полугодия пришлось пойти на непопулярные меры: с этого момента подписка стала вноситься вперед.

Федор КОЗЛОВ,
заместитель начальника отдела использования документов
Государственного исторического архива Чувашской Республики

Опубликовано: 5 августа 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.