Тайна рождения

Женщина, увидев фотоаппарат, попросила его убрать: «У нас ни моя мама, ни свекровь не знают, что наша Дашка – ребенок из пробирки». Было жаль прятать камеру: курносая девчушка кружилась перед огромным зеркалом, с удовольствием рассматривая свое изображение.
Симпатичный пятилетний ребенок, в меру избалованный, уверенный в том, что в этом мире жизнь устроена разумно и справедливо. Но желание мамы сохранить тайну – это святое. Если она сама не расскажет, никто и никогда не сможет определить, что ее дитя – плод не только любви, но и новых технологий. Дашины родители еще не решили, стоит ли вообще говорить об этом самой дочери. И таких тайн в Чувашии уже больше тысячи.
– Почему мы это скрываем? Да как-то неприятно рассказывать, что у нас не все в порядке. Мы с мужем три года жили, а детей не было. Свекровь на меня уже косо смотреть стала, думала, наверное, что я до замужества нагулялась, а теперь и родить не могу. Пошла в «Семью» обследоваться, потом еле мужа уговорила. Сколько слез выплакала. А оказалось, что все получилось быстро. Уже через полгода мы Дашку ждали. Конечно, пришлось сдать огромное количество анализов, наверное, так только космонавтов обследуют. Я больше всего боялась, что причину не найдут, слышала, что такие случаи бывают. Но все обошлось. Вот за вторым ребенком на следующий год опять в «Семью» пойдем. Я всем подружкам говорю, что надо заранее обследоваться, чтобы время не терять. Лучше рожать в молодости, пока болезней мало и силы есть детей растить.
Заведующая амбулаторным отделением Наталья Рыскова рассказывает, что двадцать лет назад, когда она пришла работать в центр «Семья», все обследование пациенток состояло из анализов крови, мочи и мазков. Она до сих пор помнит свой ужас: анализы есть, а что дальше-то делать? Ведь нужно доискаться до причин, почему у семейной пары нет детей, а причин так много. В ту пору до десяти лет уходило на поиск истины. Это сейчас обследование занимает два месяца, врачам доступны все существующие виды анализов и исследований.
Материальная база центра развивалась постепенно, по крупицам накапливали опыт. Вначале появились лапаро- и гистероскопы, благодаря им стало возможно заглянуть во «внутренний мир» женщины – детородные органы и понять, что там происходит. Закупили мощнейшие микроскопы и насадки к ним, чтобы можно было отобрать только самые здоровые сперматозоиды при проблемах со здоровьем мужчин. Появились новые лекарства: антибиотики, гормональные и антигормональные препараты, питательные среды, в которых выращивают оплодотворенные яйцеклетки.
– Наталья Геннадьевна, с чего начинается лечение женщины, которая хочет родить ребенка, но у нее это не получается?
– Все начинается с обследования семейной пары. Бесплодием страдают не только женщины, но и мужчины. А в обществе «виновной» в отсутствии ребенка почему-то до сих пор считают женщину. Это не так. Обследование очень тщательное, нужно найти причину, по которой беременность не наступает у пары, живущей в браке больше года. Поэтому смотрим наличие инфекций, гормональный фон, в том числе и щитовидной железы. Если снижена ее функция, то беременность можно потерять или родить больного ребенка. Постоянно выявляем заболевания, которые вряд ли бы сумели распознать в общебольничной сети. Например, очень сложно выявить туберкулез матки на ранних стадиях при обычном обследовании, воспалительные процессы. Потом проводим лечение, специальную подготовку. И только после этого женщина либо беременеет самостоятельно, либо ей в этом помогают наши технологии.
– А бывает, что так и не удается понять причину бесплодия, когда все хорошо, а детей нет?
– Да, такое тоже случается. Это так и называется – «неуточненная причина бесплодия». Помню, как одна пара к нам приходила несколько лет, мы провели три ЭКО, но все неудачно, эмбрионы не хотели приживаться. Она махнула рукой, мол, значит, не дано быть матерью. И через некоторое время встает к нам на учет по беременности. Бывает так, что брак даже распадается, а в новых семьях тут же появляются дети. Мы далеко не все знаем о природе человека, о его психике.
– Среди технологий, которые существуют, есть искусственная инсеминация. Зачем она нужна?
– Нередко здоровых подвижных сперматозоидов бывает очень мало. Приходится собирать сперму длительное время, отбирать самые здоровые под микроскопом, а потом уже проводить инсеминацию. Храним мы такую сперму в замороженном виде, и нередко у женщины это единственный способ родить ребенка от собственного мужа.
– Несмотря на такой тщательный отбор, при ЭКО может родиться больной ребенок? Почему?
– ЭКО – это просто метод получения беременности. Мы по внешнему виду отбираем самые «удачные» сперматозоиды, но «разобрать» их на ДНК, чтобы выявить патологию, невозможно. Женщине нужно беременность выносить, а во время роста плода тоже могут быть сбои. Так что природу проконтролировать не всегда удается.

А. ОЛЕНОВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.