Жить в городах – это искусство

проспект ленина чебоксары дом старкоПо проекту известного чебоксарского архитектора Сергея Лукиянова, возглавляющего архитектурно-планировочную мастерскую «Мой город», возводят в столице далекой Бурятии Улан-Удэ кафедральный собор в честь Успения Божией Матери. Понятно, что выбор неслучаен. Епископ Савватий, возглавляющий ныне Улан-Удэнскую и Бурятскую епархию, начинал свою духовную карьеру в Чувашии. А, как признался Сергей Лукиянов, он уже и сам сбился со счета, сколько успел выстроить церквей и часовен. Уникальный проект, созданный для Улан-Удэ, стал поводом для разговора не только о богоугодных заведениях. Конечно, мнение С. Лукиянова многим покажется небесспорным, но оно и хорошо – есть повод для дискуссий.
– Сергей Пантелеймонович, чем отличается храм, который вы спроектировали для Бурятии, от тех, что привыкли видеть в Чувашии?
– Бурятия, как и Чувашия, многонациональная и многоконфессиональная республика. Только в отличие от нашего родного края климат там более суровый. А кроме того, случаются и землетрясения, что нельзя было не учитывать при создании кафедрального собора. Когда я впервые на самолете пролетал над Бурятией, понял, что напоминают мне многочисленные холмы, которыми славится область: бурых мишек, распластавшихся по земле. Кафедральный собор заложен в очень красивом месте – в центре города, между реками Селенга и Уда. Создавая проект, мы знали, что храм должен быть рассчитан на 2 тысячи человек – можно представить себе его масштабы – и высотой шатровой колокольни больше 61 метра.
– Понятно, что проект уникален, но хотя бы внешне его можно сравнить с одним из храмов в Чувашии?
– Может быть, с церковью великомученицы Татианы, что в Чебоксарах, только она по настроению воздушная, «женская», а кафедральный собор в Улан-Удэ – основательный, «мужской». Несмотря на то, что строительство храмов – одно из древнейших ремесел человечества, сейчас мы строим по самым современным технологиям. Собор будет теплым, светлым, удобным, с сохранением необходимого микроклимата. Но, я считаю, неважно, что и где проектировать, главное – команда единомышленников и творческая атмосфера.
– Работать на одного заказчика, пожалуй, чистое удовольствие после долгого опыта на посту главного архитектора Чебоксар, когда приходилось совмещать не всегда совпадающие интересы города и отдельных жителей. Стоит, наверное, вспомнить и снос гаражей в центре, и реконструкцию старого жилья?
– Один из крупнейших экспертов проектирования городского развития, у которого я имел честь учиться, постоянно напоминал нам о том, что мы строим цивилизацию, основанную на искусстве жить в городах. Именно этот концепт мы и брали за основу, когда создавали Генеральный план Чебоксар. Использовать территорию города наиболее эффективно – вот что было нашей задачей.
Именно поэтому сносили гаражи по Ярославской и другим улицам, ликвидировали старые производственные корпуса электроаппаратного завода, перепроектировав их в офисно-торговые помещения, построили Президентский бульвар, разгрузивший центральный проспект. А проект «Самоокупаемая реконструкция» был в то время очень актуальным и нужным, он позволил не только осовременить старые жилые кварталы на ул. Текстильщиков, но и создать удобное жилье.
– Но так называемая уплотнительная застройка до сих пор вызывает много споров.
– Потому что нельзя заниматься «уплотниловкой» без учета интересов всех сторон – жителей, муниципалитета и инвесторов. Стоит вспомнить, например, строительство многоквартирного дома во дворе за кинотеатром «Мир-Луксор». Поначалу жители были категорически против новых соседей. Отчаянно отстаивали свои права, привлекали СМИ к освещению темы. Все это заставило инвесторов вложиться не только в свой проект, но и помочь жильцам ближайших домов решить те проблемы, на которые у города не было средств. И, знаете, это сработало. Потом в администрацию приходили представители других домов с просьбой разрешить уплотнительную застройку, потому что им обещали построить детские и спортивные площадки, отремонтировать фасад и т.д.
– А как сейчас реализуется генплан в Чебоксарах?
– Да никак. Такое ощущение, что в последнее время никто в него и не заглядывал, хотя в нем предложены конкретные решения многих проблем – прежде всего, эффективное использование городских территорий. И, несмотря на то, что генплан хорошо показал себя, я не вижу, чтобы сейчас на него ориентировались. Как результат, город сильно отстает в решении транспортных проблем, и пробки на улицах стали обычным делом. На ул. Богдана Хмельницкого, где планировалось снести бараки, возвести новые современные дома и расширить трассу, незаметно никаких изменений.
А ведь генплан содержит в себе транспортную схему развития города с новыми магистралями и перекрестками, с расширением профиля улиц, причем на пятнадцать лет вперед. Но ничто из того, что запланировано, не реализуется. Вместо этого силы брошены на создание Нового города. На мой взгляд, взялись мы за освоение внегородских территорий рановато, нам бы сначала решить проблемы в самих Чебоксарах.
– И как же предлагается в генплане решить, к примеру, проблему ежедневных пробок на дорогах в центре?
– Самые очевидные решения, о которых говорят не только городские архитекторы, но и обычные граждане. Надо срочно реконструировать улицы Ярославская и Энгельса, чтобы увеличить количество полос движения. Создать максимальную возможность проездов с улиц Ярославская и Энгельса на проспект Ленина, а с проспекта Ленина на Президентский бульвар.
Озаботиться, наконец, автостоянками, причем как наземными, так и подземными. Расширить улицу Гагарина от многоуровневой развязки в районе Центрального рынка до улицы Цивильской, обеспечив, конечно, как подземные, так и наземные пешеходные переходы. Есть много и иных разумных предложений.
– А как быть с застройкой на том же проспекте Ленина, когда новые многоэтажные здания буквально колом торчат рядом с привычными невысокими домами?
– Конечно, надо ужесточить условия по реконструкции первой линии проспекта Ленина, особенно когда дело касается высотности домов, строительства парковок, отступа от красной линии. Сумели же мы не нарушить гармонию, когда обустраивали перекресток у залива, несмотря на то что реконструировались здания, которые изначально были высотой в два-три этажа. Вот и на проспекте Ленина, который, по сути, является лицом города со своим архитектурным и историческим прошлым, нужно требовать сохранять традиции. Прежде всего, оставить невысокую этажность на первой линии. Строить многоэтажки и парковки можно и в глубине квартала.
– Думаете, инвесторы пойдут на подобное ущемление своих интересов?
– На мой взгляд, при взаимном решении всех вопросов можно достичь компромисса. Кроме того, необходимо проводить публичные слушания – это важный механизм общественного обсуждения и воздействия, которым нельзя пренебрегать. Можно много говорить о том, что нет средств и возможностей изменить жизнь в городе к лучшему. Но я считаю, что возможности есть, надо только уметь ими управлять.

6 Responses

  1. На сто процентов согласен с уважаемым архитектором. В городе виден явный ЗАСТОЙ по развитию. Дороги не строятся, на них только латаются дырки. Ежеутренние и ежевечерние пробки растут. Непонятно, о чем думают отцы города!!!!!!! Ведь каждый день видят, что творится на улицах. Решить вопрос нужно СРОЧНО и СЕЙЧАС.

  2. А за какие грехи пастора в Бурятию сослали?

  3. В германии запрещено стоять с незаглушенным мотором—неужели нельзя Правительству Чувашии такой закон издать?Современный автомобиль ненадо греть как жигуль,завел и тронулся…

  4. Не поможет такое постановление. Надо поступить проще: отнять автомобили у автомобилистов и раздать пешеходам. И сразу настает мир во всем мире. Даешь повторение 1917-го!!!

  5. луккиянов землеустроитель по образованию. Как он может профессионально заниматься архитектурой?! Несерьезно как-то… Как говорится «сапоги тачает пирожник, а пироги печет сапожник». Им-х-х-х-ха!.. Воздушную крастоту церкви Святой Татианы создавали иные талантливые мастера.
    Бурятский наш герой воспротивился указаниям свыше, не захотел нести свою миссию, посчитав, что «лучше быть первым парнем на деревне (в родной республике), нежели вторым в столице (здесь — в Италии), ах, та-а-ак! посчитали кому надо и вот, привет…
    Такие вот дела

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.