«Мы стремимся, спешим — а куда?»

Каждый раз, беря в руки книгу советской эпохи, убеждаюсь, что за скромной, незамысловатой обложкой скрывается порой настоящая энциклопедия жизни. Особенно радуюсь, когда открываю для себя новое имя. Еще не знаешь, чего ждать и внутренне напрягаешься, а потом, после нескольких перевернутых станиц, автор становится для тебя «своим»: по духу, по мироощущению и, главное, неравнодушию! Такое впечатление остается и после прочтения сборника повестей и рассказов «Поживем — увидим», выпущенного в 1986 году Чувашским книжным издательством.

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА
Владимир Карпов родился 1 августа 1951 года в городе Бийске Алтайского края. Выпускник Ленинградского театрального института, окончил Высшие литературные курсы при Литературном институте имени А.М. Горького. Член Союза писателей СССР (1981). Много путешествовал по стране, жил в том числе и в Чувашии. Автор нескольких книг прозы «Федина история», «Бежит жизнь», «Плач по Марии», «Двое на земле», «Поживем — увидим», «Нехитрые праздники» и других. Автор сценария фильма «Двое на голой земле» (1989).

В одной из повестей автора книги Владимира Карпова показана эволюция простого парня, который вот только вчера на Ивана Купалу бегал за друзьями и подружками с ведром воды, а стал — вором под «мудрым» руководством только что вышедшего на свободу оболтуса, родная мать которого «молила Бога, чтобы сыночка снова да побыстрее засадили». «Надо что-то предпринять, иначе мы так и не вылезем, загнемся под Хысем, — мечтает герой. — Если бы кто-нибудь сейчас начал, сказал хоть слово против Хыся… Я бы поддержал, не отступился бы». Страшное словосочетание: «Если бы кто-то…» Вот именно, что кто-то, а не ты! Ты — боишься: «А вдруг останешься один?!» А веревочка вьется, и в какой-то момент нужный шаг все же сделан, но — другим. Финал закономерен и полученным героем наказанием, и мыслью: «Страшно прожить жизнь, не увидев света своего «я», не попытавшись до него дотянуться…»
Другая картина — уже из семейной жизни. Поделились супруги друг с другом с утра некоторыми мыслями и — понеслось! «В ресторане у тебя «кого ни возьми: сошлась, разошлась, выпивает, гуляет… А семейная — так, вон как эту у вас… муж порежет!», «А у вас-то?! У вас, в театре?! У вас есть хоть одна нормальная? Тоже все разведенки, или совсем не выходили, или чьи-нибудь любовницы!» Конфликт семейный густо замешан на конфликте трудовом: актера, выпускника столичного вуза, с руками в провинцию рвали, а потом в одном потеснили, в другом обидели и пошло-поехало… И вот он сидит без работы, а она семью с двумя детьми тянет. И каждый сравнивает «половинку» с «лучшими» экземплярами из числа знакомых… А вот та же семья, но уже спустя несколько лет. Новое трудоустройство (муж в Москве!), а дома — все тот же бардак. И на фоне его возникает вопрос: «Столько сейчас разведенных, столько семей на грани развода, матерей-одиночек — поневоле задумаешься, какое же вырастет поколение, порожденное в семейном разладе?»
Третий сюжет: динамика студенческой жизни будущего «бомонда от искусства». Здесь текучка аудиторной и общаговой жизни, романтические прогулки и попытка фило-софского самоутверждения. И над всем этим реплика одного из приехавших проверять жалобу: «Начальство, ребята, надо слушаться. На то оно и начальство, чтобы слушаться». Характерно, что через Сергея, первого из главных героев книги названного по имени, а не «поданого» через «я», раскрыта система новых жизненных ценностей молодежи: «Кондовое сознание деревенщины ничего не могло лучше придумать, как совершенно всерьез взяться за книжки», но «куда с ней, классикой? В два счета заткнут: хрестоматийно, скажут…»
А в рассказах — еще несколько историй. Коротко срубленные тексты выстроены не на отвлеченных разглагольствованиях, а на конкретных действиях, и говорят больше, чем иные многофолиантные романы. Штрихами выведены отношения, когда от незнакомого, чужого человека добра и света больше, чем от кровиночки. Здесь и сюжет, как баба по другим шастает, и папа с мамой, только «по отдельности хорошие, а вместе не могут», и избитый мотив конфликта отцов и детей («четверо детей у Макара, а слов приветливых мало от кого слышал»). Кстати, о детях. Здесь нет романтичных идиллий, но четко — местами даже грубовато — срисован «портрет» повседневного быта. Каждый из мальчишек, ставших главными героями этих лаконичных историй, получает от жизни по-взрослому сложный вызов.
Три повести и шесть рассказов, вошедших в сборник, сюжетно между собой никак не связаны, однако все произведения нацеливают читателя на одно: ценить жизнь. В книге нет ни слова о месте действия — ни населенного пункта, ни региона страны, и интуитивно понятно, что такое сплошь и рядом: хоть за тридевять земель от тебя, хоть буквально через дорогу. И это обстоятельство тоже делает сборник повестей и рассказов в доску своим…

Вопросы:

1. «Нас зовет интерес будущего, мы стремимся, спешим — а куда?» Какой ответ нашла на этот вопрос героиня повести «Поживем — увидим»?

2. «Женщине надо любить, по крайне мере, связывать свою судьбу с тем, кто больше любит небо и землю, чем книжные строчки о смысле неба и земли…» Кому Сергей сказал эту фразу и сумел ли он увидеть настоящие чувства?

3. Легко ли стать «семейным дебоширом»?

Федор Козлов


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.