Особняк с видом на Суру

Наконец­то определились с вывеской – возрождаемый районный музей в Ядрине назовут, скорее всего, художественно-­краеведческим. Хотя можно и медицинский оттенок придать. Директор Рудольф Жуков каждому посетителю рад. На днях для школьников провел экскурсию по почти готовым залам второго этажа, показал портрет доктора Волкова, который основал в этом здании хирургическую больницу. А дети с его разрешения трогали подлинные медицинские инструменты почти конца позапрошлого века и все допытывались: «А это что и для чего»?
Спасибо, выручил большой знаток врачебного дела. Долго колдовал, но каждой штучке дал название, скорее всего, интуитивно опираясь на ее профессиональное предназначение. «Многие инструменты и приспособления даже нынешние практики не знают, как называются, – пояснил Р. Жуков. – Только догадываемся о том, для каких хирургических вмешательств они применялись. Константин Волков пользовался ими в своей повседневной работе. Местные врачи даже фантазировать на эту тему не решаются. Поверьте, раньше было очень много чего собрано. Часть уникального материала якобы даже передали в национальный музей. Вот уберегли операционный стол 1911 года».
Главный хранитель Чувашского национального музея Татьяна Гринева приехала, как она сказала, «для оказания практической и методической помощи по организации государственного учета музейных предметов». Уточнила: «Я помогаю сотрудникам сосчитать все вещи и документы, поступившие в музей, в том числе и те, которые успели спасти после пожара. Людмила Федоровна, например, так здорово вникает, схватывает все на лету. Сначала я сама заполняла книгу поступлений, а теперь отлично она справляется. Кстати, книга – самый важный документ для музея, как паспорт человека. В ней никаких исправлений, зачеркиваний нельзя делать, записывать надо кратко, очень умно, с использованием научных терминов».
Любопытно, на что обращают внимание при постановке на учет? Во-первых, на историческую, художественную ценность предметов. Делается это, конечно же, визуально. Даже если пятно на подоле платья, обязательно следует указать его размеры. Например, от прошлого музея осталась шикарная библиотека Константина Волкова. Бесценные книги, к сожалению, частично опалены огнем, пострадали от воды. Для того чтобы сделать опись инструментов в операционной, приглашали врача Ядринской больницы Николая Теплова.
В книге уже сделано 77 записей. Думается, что их будет очень много. Дожидаются своей очереди папки с документами и фотографиями, старинные вещи. Все это надо разбирать, систематизировать. Много записей – это сколько? Главный хранитель рассчитывает «на тысяч пять и более. С таким фондом это будет хороший музей районного уровня».
Возрождение музея началось с нуля. И слава богу, что администрация района выделила такое шикарное и крепкое здание. Музею здесь будет самое место. В это свято верят не только культработники. Каждый день сюда заходят местные жители. Кто-то сразу два самовара обещает принести, другой – патефон, третий – кое-что из купеческой мебели. Собрали большой гардероб вещей из бабушкиных сундуков. По сути, горожане семейные реликвии несут. Отдают даром с пожеланием, мол, пусть в музее вторую жизнь обретут и радуют людей. Специалисты часами могут расхваливать женские чувашские наряды. Т. Гринева поведала, что каждая вышивальщица, оказывается, создавала свой рисунок. Но если заимствовала у подружек, то должна была кисточку из ниточек пришить. Девушки старались. По узорам жители деревни судили, какой молодуха будет хозяйкой, матерью и работницей…
Не скажу за других, но директор музея Р. Жуков только рад, когда в очередной раз хлопает массивная старинная входная дверь. Говорят, советские завхозы ухитрились каким-то образом сохранить ее чуть ли не в первоначальном виде. Такой она была якобы и при докторе Волкове. Чтобы как можно больше людей увидело все это, музей нуждается в спонсорской помощи. Деньги, кстати, поступают на специальный счет и от выходцев ядринской земли.

Опубликовано: 20 января 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.