Сергей ЛОМАКИН: Нет ничего более нового и интересного, чем люди

«Легендарному коллективу старейшей в России газеты с пожеланиями еще столько же лет радовать читателей правдой и добротой. С уважением Сергей Ломакин. 01.03.2017 г.» Фото Олега МАЛЬЦЕВАВЗГЛЯД ЖУРНАЛИСТА НА ЖИЗНЬ И ПРОФЕССИЮ

Честно говоря, когда я ехала на встречу с известным московским журналистом в одном из чебоксарских ресторанов, сильно волновалась. Как брать интервью у человека, который и сам большой профессионал в этом деле?! Но с Сергеем Леонидовичем с первых минут беседы сложилось все вполне спокойно, без неудобных пауз и мучительных поисков подходящих вопросов. Более того, разговор за чашкой чая оказался настолько интересным, что мы и не заметили, как пролетели полтора часа.

СПРАВКА «СЧ»
Сергей Леонидович ЛОМАКИН (родился 10 августа 1952 года в г. Москве) – советский и российский журналист, режиссер, продюсер, телеведущий. С 1987 по 1990 год – специальный корреспондент, ведущий и руководитель информационно-развлекательной программы «Взгляд». В настоящий момент возглавляет Дирекцию регионального вещания и спецпроектов Общественного телевидения России.

– Сергей Леонидович, на телевидении вы около 35 лет. А ведь, кажется, в молодости были успешным спортсменом, изучали международную экономику в университете, пробовали себя в медиа-бизнесе, строили политическую карьеру, и все же выбрали ТВ?
– Действительно, я не журналист по образованию, не заканчивал факультет журналистики и имел о ней весьма приблизительное представление. Учился на экономическом факультете, серьезно занимался плаванием. Вот и писал иногда статьи на тему спорта в «Комсомольской правде». Но все это было на уровне хобби.
А вот в агентстве печати «Новости» проработал два года. Специализировался на странах Ближнего Востока и Африки. Мне даже предложили поехать в представительство нашего АПН в Камеруне, писать материалы о стране пребывания, продвигать статьи о нашем государстве в местные СМИ. Условия жизни были райские: вилла, садовник, личный водитель, повар. А по возвращении на родину выдавали сертификаты, на которые можно было прилично одеться и закупить дефицитные продукты в сети магазинов «Березка». Многие мечтали об этом.
– А вы отказались…
– Я был молод, ехать в какой-то там Камерун показалось скучным. И как-то старший брат моего друга, работавший в молодежной редакции Центрального телевидения, позвал меня к себе. Мне было 25, я бросил все и пошел на ТВ.
Когда уже работал во «Взгляде», нам всем, Любимову, Захарову, Листьеву, Политковскому и мне, предложили избраться депутатами. Трое отказались. Не знаю, какие мотивы отказа были у Влада и других, но я к тому времени уже стал переоценивать все, что происходило в стране. К тому же любому политику в жизни приходится чем-то поступаться, думаю, тогда мне было бы сложно соединить совесть и политическую деятельность.
– И все же в прошлом году вы участвовали в выборах.
– Не прошел, и слава Богу. Настоящих политиков у нас в стране можно пересчитать по пальцам, все остальные – статисты. Политик – это человек, который рождает некую идею, выстраивает стратегию развития и может успешно продвигать их. А у большинства наших деятелей вроде есть и идея, и стратегия, а вот сил и возможности их реализовать нет.
– Значит, тогда, в конце 1980-х, работая в такой смелой передаче, как «Взгляд», отказавшись от политики, вы больше верили в силу журналистского слова?
– Я просто считал, что нахожусь на своем месте. Работа на ТВ всегда была и остается моей сферой. Ну а «Взгляд» – это был мегавзрыв, который создал некую воронку, куда с бешеной скоростью вливалось все больше «острых» и «вкусных» тем. Хотя начинали мы как развлекательная передача, но скоро поняли, что народу более интересна острая политическая публицистика. Мы нащупывали болезненные точки общества и рассказывали о них. Ведь журналист – не врач, он не лечит, но указывает туда, где болит, где есть проблема.
– И вы не побоялись указать на болевые точки, когда брали интервью у Бориса Ельцина в 1991 году.
– Я брал интервью у Ельцина два раза. Но если в 1989-м беседовал с ним как его абсолютный поклонник, то в 1991 году был его противником. В своих высказываниях Ельцин часто был противоречив, на одной встрече говорил одно, на другой – противоположное. Вот я и попытался узнать, где правда. На интервью Борис Николаевич стал лавировать. Ну а в конце, когда мы выходили из студии, я услышал такие слова от «доброжелателей»: «Ну, Ломакин, ты еще пожалеешь об этом интервью». А потом я для всех умер…
– Как же так?
– После интервью я стал «врагом народа», потому что посмел обидеть всенародного кумира. На подъезде моего дома стали писать «Ломакин – предатель». А после и вовсе отстранили от работы, хотя я все еще числился в штате. Есть такая восточная мудрость: «Если хочешь узнать, как относятся к тебе люди, умри на один день». Мой день затянулся на три месяца. Зато я понял, кто мои настоящие друзья.
Мне предложили работать ведущим программы «Утро», ведь утром кремлевское начальство телевизор не смотрит. Так я выжил, потом вернулся в политические новости. Но в плане карьеры, реализации своих возможностей 1990-е годы были для меня потеряны…
– Если бы была возможность снова провести то интервью…
– Я бы нашел способ избежать самого интервью. Потому что задавать заранее подготовленные мне вопросы я бы просто не смог в силу своих профессиональных убеждений.
– Остаетесь верным себе?
– Журналист независимо от того, кто перед ним, должен задавать, во-первых, те вопросы, которые интересны ему самому, а во-вторых, вопросы, которые интересуют общество. Журналист обязан быть любопытным. Если собеседник тебе не любопытен, интервью получится скучным. Но любой человек на самом деле сам по себе интересен, в том и состоит профессионализм журналиста, чтобы вытащить то самое, на чем он может раскрыться.
– Не кажется ли вам, что в центральных СМИ сейчас реже говорят о человеке, чем в региональной прессе?
– Нет ничего более нового и интересного, чем люди. К сожалению, некоторые СМИ сегодня уходят от этого понимания. У нас масса людей, у которых есть интересные идеи и положительные практики. Позитивное развитие общества мы стараемся показать на Общественном телевидении России в проектах «Большая страна» и «Отражение». Работаем над идеей показать уникальные малые города России, в том числе и Чувашии.
Вообще в этом плане региональные СМИ в более выигрышном положении. У вас есть уникальная возможность показать человека – села, города, республики.
– Значит, и у нашей газеты, несмотря на бурное развитие ТВ и Интернета, есть будущее?
– Безусловно, газете не нужно соревноваться с телевидением или Интернетом в развлекательности, ее конек – это публицистика, которой на ТВ сейчас практически нет. Центральные же газеты, на мой взгляд, суховаты, а вот региональные еще сохраняют какую-то душевность, искренность. Это своего рода изюминка, и этим нужно пользоваться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.