Наш корреспондент беседует с членом комитета Совета Федерации по агропродовольственной политике и природопользованию Вадимом Николаевым

Хлебное поле – один из главных продовольственных ресурсов республики.Вадим НИКОЛАЕВ: В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ ЧУВАШИИ ЕСТЬ ТОЧКИ РОСТА

– Вадим Иванович, в стране идет уборка урожая – важнейшая задача дня, от решения которой зависит наша продовольственная безопасность. Ожидается рекордный валовой сбор зерна – более 100 миллионов тонн. Не раз и у нас в Чувашии ставилась задача довести «валовку» до одного миллиона тонн. Безусловно, чем больше, тем лучше. И все же стоит ли стремиться к этому? Есть ли тут экономическая необходимость, учитывая, что Чувашия – не Кубань? В урожайный год цены на зерно падают так, что приходится отдавать подчас задарма.

– Я полагаю, нам надо наращивать зерновое производство, несмотря ни на что, это в любом случае целесообразно. Другое дело, в республике наблюдается ощутимая разница в урожайности между районами и отдельными хозяйствами. В одних едва до 18 центнеров с гектара дотягивают, а в других 35 не предел. И были годы, когда республика вплотную приближалась к миллионному сбору. Сейчас немало возможностей для повышения урожаев – тут и новые сорта, и современнейшая техника, что делает реальными такие сборы.

– А еще – возвращение в оборот залежных земель. Недавно на законодательном уровне ужесточены условия возврата их нерадивыми инвесторами, если земли не обрабатываются. Раньше можно было отобрать только через пять лет, теперь – через три года. Только отобрать-то можно, а что дальше? Кто их снова возьмет, чтобы заставить работать по-настоящему? Где брать дополнительные ресурсы для обработки?

– Когда я пришел в Совет Федерации, председатель нашего комитета спросил, какой, по-моему, вопрос сегодня в АПК самый острый. Я ответил, что, конечно, возрождение заброшенных пахотных земель. В конце 1990-х годов и позже выкупались, как правило, земли рядом с городами – в расчете не засевать их, а со временем перевести в иную категорию – для застройки. Исходя из этого, наш комитет и инициировал ужесточение мер по лишению прав на землю, если она не обрабатывается. Как вы сказали, сокращен срок с пяти до трех лет в случае неиспользования земель по сельхозназначению. Ужесточены и критерии использования: не можешь и не хочешь работать – отдай другим. Не соглашусь с вами, будто мало настоящих хозяев. Почему, скажите, в южных районах республики практически нет заброшенной земли, а в Канашском и других ее полно?
Настоящие деловые люди уже видят, что аграрный бизнес становится выгодным, в нем появляются все новые ниши. Еще лет пятнадцать назад в Чувашии и речи не было о выращивании кукурузы на зерно, а сейчас это стало обычным. Потому что рентабельно, прибыльно, культура дает высокие сборы, на кукурузное зерно хорошие цены. Некоторые аграрии занимаются также масличными культурами.

– Как вы сказали, наиболее высокими темпами в стране растет птицеводство, в том числе у нас в Чувашии. Но в последнее время вроде бы наметилось замедление. С чем это связано?

– Прежде всего с тем, что на нынешнем этапе мощности в данной отрасли достигли предела, и еще один резкий скачок пока невозможен. Хотя, безусловно, есть соответствующие проекты. На повестке встает вопрос качества куриной продукции, где должна происходить в настоящее время основная конкуренция. Российская птица высоко котируется в мире. Но рост производства мяса в стране главным образом за счет птицы, полагаю, исчерпывает себя. Надо думать и о свинине, говядине. Свиноводство тоже развивается хорошими темпами.
Но только животноводством сенаторские заботы не ограничиваются. Вызывает озабоченность также нехватка отечественных элитных семян. И племенное дело не на должном уровне, над чем мы тоже работаем в рамках своих полномочий.

– Основное направление вашей сенаторской работы – сельское хозяйство и природопользование. Но, видимо, только этим ваша деятельность не ограничивается. Люди наверняка обращаются к вам с массой других, просто житейских, вопросов.

– Вы хотите задать традиционный вопрос, что сенатор Николаев сделал конкретно для республики… Но что такое Совет Федерации? Это равноправное представительство регионов, чего сенатор постоянно должен добиваться. Помните, наверное, недавние инициативы некоторых новаторов о слиянии регионов и так далее. Мы тогда не дали этим инициативам пойти дальше.
Что касается обращений жителей… Да, часто ко мне обращаются, причем 90 процентов обращений, действительно, житейско-бытового характера. Что лишний раз свидетельствует о недоработках местной власти, которая, с одной стороны, неважно подчас реагирует на такие жалобы, с другой – не растолковывает людям их права. Женщине из Южного поселка Чебоксар четыре месяца не подключали газ, услышала о приеме сенатора, пришла. Мне достаточно было позвонить заместителю главы горадминистрации, чтобы вопрос решился. У Вурнарской райадминистрации «зависли» документы по одному проекту в Минприроды – за неделю решилась и эта проблема. Мне ведь проще выйти на того или иного федерального министра. У нас есть правительственный час, где каждый сенатор может обратиться к любому министру с проблемами своих регионов.

– Но ведь, наверное, так быть не должно! Если женщина из поселка не обратилась бы к вам, вопрос наверняка еще год бы решался.

– Возможно, и так, что лишний раз говорит о живучести бюрократизма, причем на всех уровнях. Сенат, скажем, принимает закон, а правительство с большой подчас задержкой разрабатывает сопутствующие его исполнению документы. Взять хотя бы нашумевший закон Яровой. Он ведь рамочный, и к нему надо принять массу подзаконных документов.
Но вернемся к предыдущему вопросу. Мне всегда бывает радостно, когда министры говорят о Чувашии с положительной стороны, что бывает нередко. Будь то медицина или спорт, сельское строительство. Когда сенаторы узнали, что в республике ввели 100 фельдшерско-акушерских пунктов, коллега из Амурской области удивился – откуда деньги берете, у вас же нет ни газа, ни нефти. Или взять программу переселения из аварийного жилья. В некоторых регионах к этому только-только приступают, а мы уже на стадии завершения, по крайней мере намеченного программой.

– Как вам видится дальнейшее развитие АПК Чувашии? И какие законопроекты в последнее время имели в сенате наиболее бурную реакцию?

– Точки роста в сельском хозяйстве имеются, в частности, в Вурнарском, Янтиковском, Цивильском, Комсомольском районах. Их надо просто стимулировать к дальнейшему росту. Думаю, и в остальных в скором времени не останется необрабатываемых земель. При известном дефиците бюджетных средств, как на местном, так и на федеральном уровне, финансирование сельского хозяйства не сокращается, а увеличивается. Регионам надо просто стараться попадать в эти программы.
Сейчас в Федеральном Собрании на один из первых планов выходят законопроекты, связанные с лесным хозяйством. Еще не так давно отношение к нему было совершенно непонятное, не соответствующее значимости этой отрасли в экономике страны. Большое внимание уделяется экологии.
Среди острых был также проект закона о выделении земель до гектара на Дальнем Востоке. Надо посмотреть, как он будет работать, но со временем, наверное, в нем появятся поправки. Ведь выделять придется земли, находящиеся под лесом, опасаются, как бы новый хозяин просто не ограничился вырубкой и продажей леса, ну и так далее.

– Спасибо за интервью. Успехов вам!

Опубликовано: 27 июля 2016

Один Ответ

  1. Много внимания уделяется производству зерна. А как же быть с остальным? Например сады, хмель? Кстати, было бы неплохо возродить заготовительные базы. Ведь даже представить невозможно сколько яблок пропадает у сельского населения только потому, что их просто некуда сдать. В то же время в наших магазинах продают импортную продукцию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.