Одни чтут санитарные нормы, а другие готовы к штрафам

На детсадовскую кухню продукты берут с массой справок. Фото Максима ВАСИЛЬЕВАРУКОВОДИТЕЛЯ РОСПОТРЕБНАДЗОРА ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЗАКИДАЛИ ВОПРОСАМИ

Удивительно, но на встречу руководителя Управления Роспотребнадзора по Чувашской Республике Надежды Луговской с бизнес-сообществом, инициированную уполномоченным по защите прав местных предпринимателей Владимиром Ивановым, народу собралось немного. Зал, вмещающий человек сто, не был заполнен даже наполовину.
Вопросы главному санитарному врачу республики поступали злободневные. «Не первый год поставляем продукты питания в местные детские дошкольные учреждения. В последнее время возникло много сложностей с сопроводительными бумагами, – сразу перешел к делу руководитель малого предприятия из Чебоксар. – На каждый продукт – фрукты, овощи, крупы, мясопродукты – заказчики требуют акт фитосанитарного контроля. Одна такая справка обходится нам в 500 рублей. Все говорим, что надо уменьшать нагрузку на малый бизнес, а на деле что получается? Хотелось бы конкретно узнать, какие сопроводительные документы необходимы со стороны торговли».
В ответе Надежды Луговской, заглянувшей в «шпаргалочку», неискушенное журналистское ухо уловило лишь цитирование технического регламента Таможенного союза. Но автор вопроса, оказывается, тоже не услышал конкретики. «И на десять килограммов яблок справка нужна? – уточнил он. – Я понимаю, у оптовика она должна быть, но у нас-то, наверное, нет? А в детсадах слышим: «Давайте! Роспотребнадзор требует!» Чиновница, улыбнувшись, заметила, что «есть организации, которые перестраховываются», и посоветовала просто указать на товарно-транспортной накладной номера всех требуемых справок, которые уже есть у оптовиков, этого вполне достаточно. Предприниматель попросил главу ведомства довести эту спасительную норму закона до ее подчиненных, которых «в детсадах как огня боятся», и дать лично ему ответ в письменном виде.
Тот же бизнесмен пытался выяснить, каким образом работники торговли могут определить качество молочной продукции, если все сопроводительные документы в полном порядке. Но, бывает, вдруг оказывается, что молоко, выпускаемое заводом «А», или творог от предприятия «Б» фальсифицирован, а Роспотребнадзор первым делом наказывает торговую точку, в которой они продавались. «Мы можем нести ответственность только за сроки годности, – доказывал предприниматель. – Где вы видели в магазине лабораторию по определению качества молочной продукции? Нас штрафуют, а производители как фальсифицировали, так и продолжают. В свое время я был на руководящей работе в агропроме, и не дай бог, если что обнаруживали на молокозаводе… Директоров снимали с должностей».
В ответ Надежда Луговская привела нормативные акты: «В соответствии с законом о защите прав потребителей продавцом является юридическое лицо или индивидуальный предприниматель. В соответствии с законодательством юридическое лицо или предприниматель обязаны соблюдать технические регламенты Таможенного союза…» В итоге она порекомендовала предпринимателям от торговли заглядывать на информационный ресурс «Защита прав потребителей», где размещен перечень не соответствующей требованиям, фальсифицированной продукции с наименованием и адресом производителя. И напомнила о программе производственного контроля, в которую предприятиям торговли нелишне включить проверку на наличие проб немолочного происхождения. Правда, не сказала, что за каждую пробу будет платить опять же торговля, а не производители.
После такой информации автору вопросов оставалось лишь сокрушенно качать головой. Впрочем, еще один, «географический», вопрос, касавшийся продукции, запрещенной к реализации в России, был прокомментирован четко и однозначно. А именно: до 5 августа нынешнего года в нашей стране действует запрет на ввоз сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, если страной их происхождения являются США, страны Европейского союза, Канада, Австралия, Норвегия, Украина, Албания, Черногория, Исландия, а также Княжество Лихтенштейн.
Подали голос и производители. Представитель одной из республиканских птицефабрик поведал о последствиях работы с недобросовестным предпринимателем-оптовиком. Он закупил на птицефабрике охлажденную мясную продукцию в октябре прошлого года, отвез в другой регион, где, видимо, подверг ее заморозке, поместив в морозильную камеру. До потребителей куриное мясо дошло только в ноябре, при том что срок годности у «охлажденки» очень ограниченный. Вышла неприятная история, и на птицефабрику нагрянула проверка из Роспотребнадзора, «чтобы оказать на нас максимальное давление и выполнить задачу что-нибудь да найти», был уверен этот бизнесмен. Но ничего не нашли, а вот людей от работы оторвали, они провели время с проверяющими. Насколько целесообразно подвергать проверкам совершенно непричастную к инциденту сторону?
Руководитель Роспотребнадзора предположила, что, вероятно, поступило письмо от коллег – санитарных врачей из того региона, где обнаружилось просроченное мясо. «Такова уж схема взаимодействия. Пока не проверишь производителя, сложно сказать, кем была заморожена птица…». «У нас есть все документы на эту партию, в которых четко указано – продукция охлажденная, а не замороженная», – аргументировал свою правоту бизнесмен.
Тут на выручку пришла специалист по сертификации из Торгово промышленной палаты, как представилась дама из зала. «Претензии к вашей продукции, как я понимаю, были по микробиологическим показателям? – профессионально обратилась она к бизнесмену. Получив утвердительный ответ, продолжила: – Вы же знаете, что заражение такого рода может произойти в том числе на предприятии-изготовителе при нарушении технологии производства, хранения продукции. И ведь хорошо, что сразу же в ходе проверки санитарных врачей эти подозрения относительно вашей фабрики совершенно не подтвердились». Здесь уж оппонент не нашел, что возразить против такой защиты делового имиджа.
Бизнес-леди, занятая в сфере бытовых услуг, подняла тему плановых проверок. «Знаю, – сообщила она, – что в конце каждого года управление составляет план проверок, которые будут проводиться в следующем году. Но в то же время субъект малого и среднего предпринимательства может отказаться от проверки. Как наше Управление Роспотребнадзора реагирует на такие заявления?» Луговская согласилась, что право отказаться есть, но «просто так из плановых проверок мы субъект исключить не можем». Тут нужны очень веские аргументы.
Свое мнение о мероприятии высказал владелец сети предприятий общепита. «Здесь собрались законопослушные товарищи. Но хотелось бы услышать ответ на вопрос, что мы будем делать с нарушителями. С теми, кому штраф в несколько тысяч рублей не составляет никаких проблем, лишь бы не делать то, что необходимо. Мне кажется, что властям, – обратился он к сидевшим в президиуме Надежде Луговской и Владимиру Иванову, – надо подумать и перекрыть недобросовестным предпринимателям пути ухода от ваших замечательных проверок. Имеются вопросы и к федеральному законодательству, которые мы здесь пообсуждать можем, а принять решение, к сожалению, нет».

ПРЯМАЯ РЕЧЬ
Владимир ИВАНОВ, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Чувашской Республике:
– Благодаря этой встрече у предпринимателей появилась возможность лично задать интересующие вопросы, получить разъяснения по ряду проблемных моментов, в том числе в сфере законодательства. Предприниматели обозначили сложности, возникающие при взаимодействии с Управлением Роспотребнадзора. Ряд вопросов, озвученных в ходе встречи, институт уполномоченного по защите прав предпринимателей в Чувашии взял в работу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.