Жильцы ждут помощи

А ИХ ДОМ ЖДАТЬ УЖЕ НЕ МОЖЕТ

фучика2Жильцы первого этажа в доме номер 31 по улице Фучика в Чебоксарах запретили своим детям приходить в гости с маленькими внуками. Ночами они спят чутко и беспокойно, укутавшись во все самое теплое. А по утрам бросаются с линейками измерять предательски ползущие к потолкам трещины в углах.

ФУНДАМЕНТ РУШИТСЯ
фучика3Деревянный двухэтажный дом на девять квартир стоит здесь с 1958 года в окружении точно таких же соседей. Только их, соседей, постепенно становится меньше, вот и стоящий рядом дом-близнец под номером 33 не сегодня-завтра должны снести… А до 31-го дома очередь все никак не дойдет, хотя он значится в списке ветхого и аварийного жилья с 2009 года, как утверждают хозяева квартир.
Именно тогда бдительные жильцы заметили, что постройка как бы набухла с уличной стороны – стена одной из квартир на первом этаже выгнулась наружу. «Расследование» показало, что в этом месте окончательно сгнила деревянная часть фундамента. Дальше выяснилось, что у бабули, занимавшей квартиру с выпирающей стеной, уже давненько кусками сыплется штукатурка со стен, углы обезображены трещинами. Но пожилая женщина, обладая кротким характером и зная бесполезность обращений к «жилкомхозникам», предпочитала сама справляться с проблемой. Дыры в стенах она затыкала ветошью и аккуратно латала обоями.
Надеясь на программу ветхого и аварийного жилья, люди пребывали в уверенности, что вот-вот им предоставят новые квартиры. Но время шло, деревянная основа под домом гнила и дальше, превращаясь в прах, стены «колбасило», а о переселении – ни слуху ни духу.
Два года назад жильцы позвонили на «прямую линию» по вопросам ЖКХ, организованную чебоксарской администрацией, и задали вопрос о сроках переселения. Им направили письменный ответ, из которого следовало, что данный дом… не значится в перечне ветхого и аварийного жилья. Потребовалось некоторое время и усилия со стороны жильцов, чтобы исправить эту ошибку, случившуюся по недосмотру халатных чиновников.

ПЕЧИ ВЗРЫВАЮТСЯ
Но восстановление в правах нисколько не приблизило заветное переселение. А дом тем временем начал очень громко заявлять о приближающейся «кончине». «Позапрошлым летом, – рассказывает Раиса Байдуганова, – оставили меня нянчиться с двухлетним внучком. Он на горшок попросился. А я как раз на кухне готовила, отрываться не хотелось. Поставила ему горшочек рядом, между кухонным столом и печью. И вдруг – бабах! – из печки кирпичи в разные стороны полетели! – Раиса Евлампиевна переводит полный ужаса взгляд на иконку в углу и тихо заканчивает: – Это просто чудо, что беды не случилось. Димочке задело только ручку, синяк был огромный…»
Система газового отопления в этом деревянном бараке достойна стать экспонатом краеведческого музея. Изначально дом был с печным отоплением, а затем прямо в русские печи вмонтировали газовые горелки. И вот, отживая свой век, они грозят взрывами. Только это, видимо, мало кого волнует, кроме самих жильцов. А они, опасаясь, что газовики придут и просто отключат «голубое топливо», неохотно признаются, что взрывов было несколько. Рвануло и у бабули, упомянутой выше. После этого, не дожидаясь трагедии, родственники забрали ее к себе, отключив электричество в квартире. На втором этаже пока взрывов не было, но в одной квартире, говорят, печь треснула.
«Вы обязательно напишите, что мы следим за печами, – подстраховываются от возможного отключения несчастные жильцы. – Семейные по очереди ночами встают, свои печи проверяют. А днем не топим, потому что на работе». Из-за такого отопительного режима воздух в квартирах на первом этаже не прогревается зимой выше 14 градусов, вещи в шифоньерах плесневеют, и повсюду энергичными стайками шастают мокрицы.

СТЕНЫ ИЗГИБАЮТСЯ
фучика1Если посмотреть на дом сбоку, он напоминает застывшего в судорогах столбнячного больного: стены местами выпирают, а местами, наоборот, впали. Нынешним летом по заявке сильно активизировавшихся жильцов строение осмотрела комиссия из управления жилфондом города. «У нас был главный инженер этой организации Самарин, – поведал народ. – Он все дыры измерил рулеткой, приговаривая, что в таком доме жить нельзя. Пообещал выйти с письмом о первоочередном нашем расселении в городскую администрацию». А когда надежда людей на расселение уже в который раз умерла, они сами пошли к главному инженеру. Тот передал им краткое резюме начальников из мэрии: «Вы проспали. Потерпите».
Чего проспали даже ночами бодрствующие жильцы из тридцать первого дома, они так и не поняли, но добились второй комиссии из управления жилфондом. Пришла девушка-специалист и тоже мерила, фотографировала, сокрушаясь, что конек на крыше сломан, дымоходы кривые. Однако в акте, который по результатам осмотра предложили подписать жильцам, фигурировали только трещины в стенах. Имелось и предписание управляющей компании «Богданка-сервис»: до сноса дома производить за ним наблюдение и ремонт. «Это как? Человек из жилконторы должен по утрам приходить и смотреть, на месте ли наш дом, не рухнул ли еще? И что нам делать, если, несмотря на все наблюдения, дом упадет?» – наивно поинтересовались жильцы. Девушка успокоила их якобы так: «Вот если потолок упадет – это да! А когда стена – вы успеете выбежать».
Наверняка и в управляющей компании придерживаются того же мнения, ведь она по требованию прокуратуры подлатала трещины, настырно раздвигающие стены уже в трех нижних квартирах. Это только в проектах, презентуемых официально нашими чиновниками от жилкомхоза, фигурируют материалы с неизвестными доселе названиями и преподносятся как выдающиеся достижения современной строительно-отделочной отрасли. А в реальности используются допотопные бабушкины материалы. В начале октября мастера из УК «Богданка-сервис», обойдя разрушающиеся квартиры, напихали в дыры и трещины пенопласт, закрепив его кусками фанеры. Зияющие пространства между стенами и полом заделали половыми досками, позаимствованными из того мусора, что остается после снесенных домов, потому как эти дыры настолько велики, что обычным плинтусом их уже не прикроешь. (Вот интересно, сколько управляющая компания спишет с жильцов за столь изумительный ремонт – 10 тысяч, 50 или же по-честному – ни копейки?)

ОДНА РАДОСТЬ – НОВЫЕ ГОРЕЛКИ
Как и следовало ожидать, фанера с пенопластом не остановили тяжелую и вечно сырую (с наступлением осени) стену в ее движении. Она продолжает сползать в сторону улицы, а трещины бегут вверх по стенам с утроенной скоростью.
Отчаявшиеся жильцы взывают к районной администрации, но слышат: «Ждите. Вы включены в программу переселения на 2013 год. Но будете переселены только в 2014-м».
Управляющая компания тоже «подбадривает»: дескать, скоро закупим новые горелки, которые в вашем доме тотчас же и установим. «Зачем к старым печам и изношенным дымоходам новые горелки? Значит, нас не собираются переселять, и однажды мы взлетим на воздух?!» – ужасаются одни жильцы. Другие философски им отвечают: «А затем, что, когда взлетим и на пепелище найдут новые горелки, можно будет заключить: трагедия произошла по вине самих жильцов, неумело пользовавшихся новым оборудованием».
Правы ли они, покажет лишь время да действия местных чиновников.

4 Ответы

  1. А за что платят жильцы этого помещения, которого жильём и назвать нельзя?

    По данным поданным из Чувашии в Республике самое современное жильё.

    Аварийного и ветхого жилья почти нет — его доля составляет всего 1,6% от всего жилья.

    В бюджете г. Чебоксар по статье «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда» запланировано всего в 2014г — 22 млн. руб., а в 2015г. — 14 млн. руб.
    Много получится переселить?

    Остается надеяться на финансирование по федеральной программе.

    И на то, что документы будут вовремя и грамотно подготовлены, а не как в этом году, когда они были возвращены для доработки.

  2. Подступает время новых выборов.Дружно проголосуем за Е.Р.За их счастливую жизнь в просторных квартирах.За их счастливых деток обеспеченных баблом до 10-ого поколения.За их бизнес .А мы просто биомасса на которой бурно растут цветы доходови прибыли сказочной.А вы про какие-то аварийные дома.Не умеете вы грождане радоваться чужому счастю.НЕхорошо.

  3. А жильцы радуются чужому счастью, поэтому столько лет молчали и надеялись, что у кого-то проснется совесть и они вспомнят, что не все так счастливы. Хотя эти деревянные бараки с удобствами на улице уже кажись с 2000 года все сносят, сносят. И никак не снесут. Еще при бывшем президенте г-не Федорове сносили, и никак не снесут все. В Москве уже 5-ти этажные кирпичные дома сносить стали, а в Чувашии до сих пор стоят 2-х этажные деревянные бараки, которые построили для временного жилья, срок службы которых уже давно прощел и наверное уже не один раз. Потерпите немного, может дом сам рухнет и тогда точно получите квартиры.

  4. Эти дома сносят с восемьдесятых годов! В те годы были засыпушки под Гагаринским мостом. Их снесли 1-2 года, все получили квартиры. А жители этих домов все ждут переселения. Вывод: надо было в те года сараев настроить — давно бы уже квартира была!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.