Экспедиция Мессершмидта

Исполнилось 325 лет со дня рождения первого этнографа России Даниэля Мессершмидта. Он же является собирателем и исследователем первых коллекций чувашских вещей.
Даниэль Готлиб Мессершмидт родился 16 сентября 1685 г. в Данциге (Гданьске), умер 25 марта 1735 г. в Санкт-Петербурге. В Галле изучал медицину и ориенталистику. Имевший прекрасное для того времени образование по естественным наукам, особенно по зоологии, минералогии и ботанике, в 1716 году он был приглашен в Россию. После часовой беседы Петра I и Даниэля Мессершмидта появляется указ о посылке доктора Мессершмидта в Сибирь «для изыскания всяких раритетов и аптекарских вещей: трав, цветов, коренья и семен, и прочих статей в лекарственные составы избирая, присылать в Санктпетербург в главнейшую аптеку». Этот указ ставил ученого в непосредственное подчинение Медицинской канцелярии (точнее – ее архиатеру и президенту медицинского факультета И.Д. Блюметросту), куда он должен присылать все собранные материалы и откуда должна была производиться в Сибири выплата ему жалованья и прогонных денег. Земляк и знакомый по Галле Иоганн сыграл в дальнейшем весьма неприглядную роль в судьбе Д. Мессершмидта.
Д. Мессершмидт 5 сентября 1719 г. выехал в свите посольства, направлявшегося в Китай. В его дневниках можно увидеть следующий путь: 1719 г., октябрь, 13 – Nische-nowoi-gorod, Wassili-gorod, Cosma-Damiankoi-gorod, Damianskoi-monastir, Sabackschar-gorod, Sundyr-Sehlo, Kokschag-reka, Tschum-gorod, Sioiosky gorod, Swiaga-reka, Marquascha-derewna, Casan-gorod…
Известные нам к сегодняшнему времени архивные и опубликованные источники позволяют говорить о доставке Д. Мессершмидтом в Кунсткамеру из своей восьмилетней сибирской экспедиции некой коллекции вещей, относящихся к народам Волго-Камья. Собирал он их в период с 5 сентября по 24 декабря 1719 г. по пути в Сибирь по маршруту Нижний Новгород – Казань и с 5 по 19 января 1727 г. при возвращении из Сибири в Петербург по маршруту Хлынов – Волга – Нижний Новгород. Как видим, у него на это было времени более 4 месяцев. Кроме того, он мог воспользоваться для этой цели с уже имеющимися собраниями на местах. Например, известно, что он был на Строгановских приисках и занимался там сбором этнографических и археологических предметов. Как верно замечают исследователи, собирать эти предметы не входило в круг его обязанностей, и он платил за них собственные деньги. Многие предметы и вещи, в первую очередь из коллекции национальных костюмов, Мессершмидт приобрел на свое жалованье. Поскольку Д. Мессершмидт был отправлен в экспедицию для изучения флоры и фауны и сбора их образцов, то Волго-Камские этнографические предметы не входили в его задачу – как по теме, так и по региону. В Волго-Камье он собирал вещи по своей инициативе. А это потом и послужило основной причиной раздора между ним и Академией наук.
Д. Мессершмидт старался закупать костюмы в комплекте. Его особенно интересовала такая одежда, в которой люди совершали жертвоприношения и которую одевали в дни праздников. Он был настолько активен и увлечен, что кроме сбора вещей тут же набрасывал заметки исследовательского плана. Коллекции, собранные Д. Мессершмидтом, везли в столицу в шести больших плотно набитых ящиках. Кроме того, были разные тюки. Считается, что его экспедиционные коллекции весили 4 тонны. Академия наук хотела, чтобы все привезенные ящики сразу же поступили в распоряжение Императорской Кунсткамеры. А собиратель, в свою очередь, хотел, чтобы они некоторое время были у него дома. Он хотел сам привести коллекцию в систему, дописать начатый в поле каталог к вещам и организовать экспозицию из них. Именно на этой почве возникли разногласия между руководством Академии и собирателем.
В сентябре 1727 г. ученый обращается письмом к императрице. Он напоминает, что послан в Сибирь для изыскания всяких раритетов и аптекарских вещей по указу самого Петра I. Исследователь также пишет, что занят составлением большого статейного списка собранных вещей. В конце письма к императрице ученый просит предоставить ему условия для завершения описания собранных в восьмилетней экспедиции вещей. После чего он обещает все вещи и списки отдать в Академию. Но собранные раритеты начинают без спроса хозяина выносить из квартиры для работы комиссии.
Работа академической комиссии по приему коллекций, привезенных Д. Мессершмидтом из экспедиции по Сибири, шла долгие месяцы с января по август 1728 г. В конце концов, Д. Мессершмидт решает уехать к себе на родину. «А задерживать меня здесь не за чим. И которых, якобы оставшихся у меня плантов спрашивают и ригиналов, а у меня их нет», – заявляет он. Он также ходатайствует о выдаче ему паспорта и удержанных жалований. Ему хочется уехать до закрытия водных путей. Притом из-за невозможности решения его вопросов он обещает больше не обращаться в Академию, а будет писать в Верховный тайный совет.
В справочнике по Музею антропологии и этнографии, изданном в 1928 г., дана очень высокая и правильная оценка стараниям Д. Мессершмидта. Видимо, автором брошюры был Л. Штернберг: «Первым подлинным этнографическим поступлением в Кунсткамеру в 1727 г. нужно считать богатые коллекции по различным народностям Сибири, собранные натуралистом Мессершмидтом». Таким образом, его можно смело назвать основателем этнографических коллекций Кунсткамеры, первым исследователем этнографии народов Волго-Камья.

А. Салмин,
А. Терюков.
Санкт-Петербург.

Опубликовано: 9 октября 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.