Добровольцы из восьмой роты

Этот бой сформированного в поселке Кугеси 718-го стрелкового полка 139-й стрелковой дивизии на высоте 224,1 у деревни Холмские особняки (Рубеженка) Куйбышевского района Смоленской (в настоящее время Калужской) области в ночь с 13 на 14 сентября 1943 г. прославил и дивизию, и Чувашию. Не сформированным в нашей республике воинским частям, а лишь одному бою одного полка посвящен целый государственный музей. В очередную годовщину этого, вошедшего в историю, боя на Безымянной высоте мы предложили читателю ознакомиться с некоторыми подробностями событий тех далеких лет. Сегодня попробуем вникнуть в происходившее более подробно.

Знали, на что шли

Вспомним слова Романа Раздольского, младшего военного техника, артиллерийского техника 718-го сп 139-й стрелковой дивизии, адресованные ударной группе: «Значит, они знали, на что они шли. Они верили в то, что им удастся осуществить этот план. Поэтому они шли в хорошем настроении».
И, действительно, все, о чем сообщала разведка в последние дни о подготовленности немцев к противостоянию наступающим частям Красной Армии, подтвердилось. Немцы хорошо укрепились, траншеи у них в полный профиль, заранее подготовленные. Есть минометы, артиллерия, периодически проводит разведывательные вылеты авиация.
Чтобы представить себе, как развивались события, давайте попробуем вникнуть в боевые донесения штаба 718-го стрелкового полка, направленные в штаб дивизии.
***
13.09.43 г. 15.00.
Боевое донесение № 0475 штаполк 718.
1. Противник обороняется на прежнем рубеже, оказывая упорное сопротивление огневыми средствами.
2. Подразделения полка, начавшие наступление в 9.00, успеха не имеют, при подходе к траншеям остановлены сильным огнем и находятся на рубеже — 100 м юго-зап. рощи южнее Георгиевский и далее на юго-восток вдоль большака, идущая на Новая.
3. Имею потери, которые уточняю.
***
13.09.43 г. 21.30.
Боевое донесение № 0476 штаполк 718 Новая.
1. Противник продолжает обороняться на рубеже по сев.-вост. скатам безымянной высоты с отм. 224,1 и далее на юго-восток по вост. опушке рощи сев. Красная Поляна.
Ведет ружейно-пулеметный огонь, артминобстрел с направления юж. окр. Холмовские особняки, роща зап. 1 км Красная Поляна.
В 21.00 в глубине жгет населенные пункты.
2. Подразделения полка готовятся к ночным действиям в направлении отм. 224,1.
По обе стороны большака действует полковая разведка.
3. Связь с подразделениями — телефоном, радио и связными.
4. Продовольствием и боеприпасами полк обеспечен.
***
В этом донесении нас интересует пункт 2 о подготовке полка к ночным действиям. Можно предположить, что ударная группа из 17 бойцов во главе с младшим лейтенантом Порошиным к 21.30 еще не отправилась на штурм высоты.
***
14.09.43 г. 7.00.
Боевое донесение № 0477 штаполк 718 Новая.
1. Противник в течение ночи вел ружейно-пулеметный огонь, временами совершая артминналеты по фронту расположения полка. Выпущено до 170 мин и снарядов из районов Романовка, лес, что 1 км зап. Красная Поляна. В 2.30 при подходе к траншеям наших групп усилил автоматно-пулеметный огонь и минобстрел.
В роще сев. Красная Поляна заметно скопление пехоты, кот. ведет автоматный огонь. На выс. 224,1 «Фердинанд».
2. Подразделения полка, оставаясь на прежних рубежах, в течение ночи двумя группами пытались ворваться в траншеи, но обе группы на подступах к траншеям были остановлены сильным автоматно-пулеметным и обстрелом минометами.
В ночь на 13.09.43 г. была направлена на выполнение задачи (по захвату траншей) ударная группа из 18 чел. от 8 стр. роты под командой одного среднего командира мл. л-та Порошина.
При подходе к траншеям группа выбила противника из них и, не останавливаясь в траншеях, стала преследовать до 2-й линии в направл. безымянной выс. с отм. 224,1.
Следовавшая за группой рота при подходе к траншеям была отсечена от 18 чел. с флангов и обстреляна сильным огнем.
До настоящего времени сведений о указанной группе и ее местонахождении не имею.
3. За период ночи потери в личном составе:
а) офицерского — ранен 1 чел.;
б) сержантского и рядового — убито 3, ранено 14 чел.
4. Продовольствием и боеприпасами полк обеспечен.
Приданные артсредства не работают за отсутствием боеприпасов.
***
Из этого боевого донесения не ясно, наблюдал ли полк визуально или по звукам бой ударной группы из 18 человек на высоте 224,1 — на расстоянии 600-700 метров в ночи нельзя было не заметить вспышки выстрелов и взрывов даже на западных скатах высоты.
Не подтверждаются и авиаудары непосредственно по занятой смельчаками высоте 224,1, хотя полковая разведка доложила о сбросе бомб на боевые порядки наших войск.
Весьма существенно примечание «Приданные артсредства не работают за отсутствием боеприпасов» — оно опровергает послевоенное утверждение командира дивизии гвардии генерал-майора запаса И.К. Кириллова: «Мы внесли в этот простой и смелый план некоторые поправки и дополнения, особенно в части огневого обеспечения, для которого было выделено значительное количество артиллерии и минометов дивизии. Было составлено несколько вариантов возможных действий группы, готовились дополнительные и заградительные огни на вероятных направлениях контратак противника».
***
14.09.43 г. 18.00.
Боевое донесение номер 0478 штаполк 718.
1. Противник, оставаясь на прежнем рубеже, продолжает оказывать упорное сопротивление. Ведет артминобстрел района расположения полка, выпущено до 120 мин и снарядов из района леса сев. Красная Поляна.
2. Подразделения полка в течение дня вели разведку и наблюдение за противником.
3. Командирам подразделений отдан приказ на сдачу участка 212 сп, после чего следовать в новый район сосредоточения. Для разведки маршрута и связи с передовыми полками выделена полковая разведка.
4. С наступлением темноты будет произведена передача участка — 212-му сп.
***
В последнем донесении для нас интересен пункт 2. Если бы полк вел в этот день боевые действия, то об этом в донесении отметили бы непременно. Значит, 14 сентября полк никаких боевых действий не вел, а лишь наблюдал за противником и готовился к передаче участка передовой 212-му стрелковому полку 49-й сд. То есть 718-й стрелковый полк так и не занял высоту 224,1, а сдал районы обороны 212-му стрелковому полку соседней 49-й стрелковой дивизии, что подтверждается последующими донесениями.

Почему герои — не герои?

Все погибшие в бою на высоте 224,1 были представлены к званию Героя Советского Союза 20 ноября 1943 г. Почему понадобилось 2 месяца для осознания их подвига и представления к высшему званию «Герой Советского Союза» — не совсем понятно. Обычно не только представление, но и награждение укладывалось в месячный срок.
Все наградные листы содержат совершенно одинаковый текст краткого, конкретного изложения личного боевого подвига или заслуг.

Одному отдельному бою 718-го стрелкового полка, сформированного в поселке Кугеси, посвящен военно-исторический музей «Безымянная высота», действующий в Куйбышевском районе Калужской области.

Приведем в качестве примера фрагмент наградного листа командира ударной группы младшего лейтенанта Евгения Порошина:
Командир взвода 8 стрелковой роты младший лейтенант Евгений Иванович Порошин, 1913 г.р., член ВКП(б) с 1939 г., призванный Невьянским РВК Свердловской области, участник войны с 10 ноября 1941 г.
«На подступах к водному рубежу р. Десна противник укрепил высоту 224,1, которая остановила наступающие подразделения 718 стрелкового полка.
Жестокие бои за высоту шли в течение 2-х суток.
Неоднократные попытки атаковать высоту были противником отбиты.
14 сентября 1943 г. мною было принято решение ОРГАНИЗОВАТЬ ГРУППУ ПРОРЫВА, в которую добровольно вошли 17 человек, в том числе и тов. Порошин, на которого я возложил командование группой.
Несмотря на ожесточенный огонь, группа прорвала оборону, вклинилась в расположение противника и заняла высоту. Противник организовал контратаку в составе до ТРЕХСОТ солдат и офицеров против группы в 17 человек.
17 патриотов-коммунистов вели неравный бой в течение всей ночи.
В этом бою противник потерял свыше 100 солдат и офицеров.
Заняв высоту, группа сковала значительные силы противника, что дало возможность основным силам нанести врагу жесткий удар с флангов и отбросить его за р. Десна.
В этом бою смертью храбрых погиб и тов. Порошин.
За беспримерное мужество и героизм в борьбе с немецкими захватчиками тов. Порошин Евгений Иванович достоин посмертного присвоения звания «Герой Советского Союза».
Командир полка подполковник Салов опять называет в качестве даты формирования ударной группы 14 сентября, а не 13 сентября, как указывалось в боевом донесении, направленном в штаб дивизии 13 сентября в 21.30. В чем причина этих расхождений?
Почему же вопреки очевидности беспримерного мужества и героизма всех участников группы прорыва под командованием младшего лейтенанта Евгения Порошина никто из них звания Героя не получил?
Ни в документах военных лет, ни в послевоенных воспоминаниях и мемуарах нет ни тени сомнения в их подвиге, но все же. Почему подписанные командиром полка Саловым и комдивом Кирилловым наградные листы не пошли вверх по инстанциям до Президиума Верховного Совета СССР, имевшего полномочия для присвоения высшего звания Героя Советского Союза, а лишь вошли в приказ Военного Совета 10 армии № 640 от 19 декабря 1943 г., наградившего всех погибших орденами Отечественной войны I-й степени (не был в 1943 г. награжден Татари Касабиев, ошибочно опознанный как сержант Константин Власов).
Может, дело в том, что ни полк, ни дивизия не выполнили боевую задачу, не смогли воспользоваться подвигом своих 18 смельчаков?
Мы привыкли считать, что ранним утром 14 сентября 1943 г. подразделения 718-го стрелкового полка 139-й стрелковой дивизии фланговыми обхватами ударили по опорному пункту противника и ворвались на высоту 224,1, где увидели следы неравного жестокого боя: среди тел 16 погибших героев было насчитано более 100 вражеских трупов.
В глубокой яме под кустом якобы был обнаружен раненый Герасим Лапин.
Но документы самого 718-го вовсе не подтверждают много раз написанное и сказанное про тот последний бой. Там не обнаружилось ни одного упоминания о том, что 718-й сп или другие подразделения дивизии предпринимали какие-либо действия по штурму высоты или хотя бы огневой поддержке погибавшей на высоте горстки смельчаков, кроме ночной попытки двух групп не указанной нигде численности прорваться на высоту.
Несомненно, командир дивизии Кириллов — авторитетный полководец, но и его личные воспоминания о тех днях не подтверждаются записями в журнале боевых действий и в боевых донесениях.

Безымянная высота — ворота на Рославль?

Во многих публикациях по истории 139-й сд отмечается исключительная роль боев за высоту 224,1 в освобождении Рославля, а высота непременно характеризуется как господствующая, с которой все просматривалось и все простреливалось. Но простое изучение карты боевых действий в полосе наступления 10-й армии, в которую входила и 139-я дивизия, показывает, что это далеко не так. Среди двух десятков высот с отметками от 180 до 230 метров наша высота с отметкой 224,1 даже не показана на карте.
И утверждение, что бой ударной группы оттянул на себя значительные силы противника, вряд ли состоятельно. Все авторы публикаций и воспоминаний утверждают, что количество солдат противника составляло до 300 человек, некоторые поднимают эту планку и до 400-500 человек, то есть одного-двух батальонов. Но в масштабе наступательной операции армии один батальон не имеет такого судьбоносного значения. Тем более, что противник использовал пехоту редко, практикуя больше артиллерийско-минометные обстрелы наших боевых порядков.
Это подтверждают и сохранившиеся документы дивизии и ее полков.

Кто же взял высоту 224,1?

Несомненный интерес представляет сохранившийся в Центральном архиве Министерства обороны РФ журнал боевых действий 49-й стрелковой дивизии, 212-й стрелковый полк которой в ночь с 14 на 15 сентября сменил на передовой батальоны 718-го стрелкового полка 139-й стрелковой дивизии:
«15.09.43 г. дивизия с 3.00, преодолевая упорное сопротивление противника и отражая контратаки противника, овладела 14 населенными пунктами и вышла на рубеж: 800 м юж. Малиновка, Горячевка, Холмы, Белашовка 1-я, Белашовка 2-я, Ленинский, где и ведет бой. Противник в течение дня предпринимал 3 контратаки численностью от 70-150 человек каждая…
212 сп — овладев Горячевка, Холмы, Белашовка 1-я, Холмовские особняки, ведет бой на вост. берегу р. Мал. Бестинь».
Получается, что Холмовские особняки, а значит, и высоту 224,1 перед ними, освободил 212-й стрелковый полк, а вовсе не 718-й сп 139-й сд.
Эта гипотеза может быть и ошибочной — на фронте случалось всякое. Но поставить вопрос для глубокого и детального исследования следует.
Где был 14-го Герасим Лапин?
Во многих публикациях и воспоминаниях рассказывается, как 14 сентября 1943 г. подразделения 718-го сп фланговыми ударами захватили высоту 224.1 и обнаружили в глубокой яме раненого Герасима Лапина.
Но это абсолютно противоречит воспоминаниям самого Лапина.
Один из двух оставшихся в живых героев-порошинцев, Герасим Ильич Лапин, рассказывал: «…разорвался снаряд. Меня оглушило и отбросило. Очнулся я под терновым кустом, в густой траве. Было уже светло. Кругом враг, слышна немецкая речь. Справа от куста — миномет, слева — пулемет. А впереди траншея, из которой гитлеровцы вели огонь. Бой шел сильный. К середине дня он стал затихать и вскоре совсем прекратился. Не имея патронов и гранат, я снял штык с винтовки и решил драться им, если на меня нападут. Но фашисты или не замечали меня, или считали убитым.
Так я пролежал весь день, а ночью выполз к своим. Доложил командиру роты обо всем. Он по телефону сообщил командиру полка. Утром наши подразделения пошли в наступление и овладели высотой».
Со слов Герасима Лапина получается, что весь день 14 сентября высота 224,1 находилась в руках противника, что лишь на утро следующего дня, т.е. 15 сентября 1943 г., «наши подразделения пошли в наступление и овладели высотой». Обратим внимание на то, что Лапин не указывает ни свой полк, ни свою дивизию, а говорит обобщенно «наши подразделения». Может быть, речь идет именно о подразделениях 212-го стрелкового полка 49-й стрелковой дивизии, которым в ночь с 14 на 15 сентября 718-й стрелковый полк 139-й дивизии передал свои позиции?
Об этом однозначно указывается и в боевом донесении штаба 718-го полка, и в журнале боевых действий 49-й сд.
***
«14.09.43 г. 18.00.
Боевое донесение номер 0478 штаполк 718.
1. Противник, оставаясь на прежнем рубеже, продолжает оказывать упорное сопротивление. Ведет артминобстрел района расположения полка, выпущено до 120 мин и снарядов из района леса сев. Красная Поляна.
2. Подразделения полка в течение дня вели разведку и наблюдение за противником.
3. Командирам подразделений отдан приказ на сдачу участка 212 сп, после чего следовать в новый район сосредоточения. Для разведки маршрута и связи с передовыми полками выделена полковая разведка.
4. С наступлением темноты будет произведена передача участка — 212-му сп».
***

Салют над братской могилой

Если высота была взята 15 сентября 212-м полком 49-й сд, то как на захоронении погибших оказались бойцы пункта погребения 139-й сд?
На это пока тоже нет ответа.
Лапин:
«Я увидел тела своих боевых товарищей. Фашистские изверги издевались даже над мертвыми. У каждого в голове по два-три пулевых отверстия, черепа проломлены прикладами. Казалось, они и мертвые сражались с врагом. Однако и битых фашистов больше сотни лежало на поле боя».
Насколько точно это утверждение? В течение 14 сентября, пока Герасим Лапин прятался под кустом на самой высоте, считать потери противника он не мог из-за отсутствия обзора, он упоминает лишь пулемет и миномет вблизи себя. После ночного боя с 13 на 14 сентября высота еще сутки была в руках противника. Наши войска, по утверждению в боевом донесении штаба 718-го сп от 14 сентября, за весь день противника не беспокоили, а лишь вели наблюдение за ним. Можно ли представить, чтобы педантичные немецкие солдаты сутки находились среди трупов своих солдат, отдыхали, неоднократно принимали пищу рядом с ними? И верно ли число потерь противника до 100 человек? Если даже было в бою убито не менее сотни вражеских солдат, можно ли было их сосчитать через сутки, не были ли они похоронены противником? Ведь и мы хоронили своих бойцов при первой же возможности.
Лапин:
«Похоронили мы своих боевых товарищей в братской могиле с воинскими почестями. На могиле дали клятву мстить захватчикам до полного их разгрома. На памятнике написали: «За Родину!»
Начальник дивизионного пункта погребения старшина Чугреев внес всех погибших в книгу погребения, составил схему братской могилы.

Вопросы без ответов

В приведенных выше воспоминаниях комдив Кириллов в подробностях вспоминает бой на Безымянной высоте. Но почему при такой тщательной подготовке столько проколов и неувязок с организацией обеспечения группы прорыва? Почему приданная 718-му стрелковому полку артиллерия дивизии оказалась вовсе без снарядов и за весь день 14 сентября не произвела ни одного выстрела? Почему в группу не включен ни один радист, если ей ставилась задача корректировки огня?
И почему полковник Кириллов, представляя через 10 дней после боя за Безымянную высоту своего командира полка подполковника Салова к ордену Красного Знамени за подвиги в период с 9 августа по 22 сентября 1943 г., бой за высоту 224,1 не упоминает вовсе?
«За период боевых действий с 9 по 22.9.43 г. полк прошел в глубину свыше 100 км, освободил 39 населенных пунктов, форсировал 3 водных рубежа: Снопоть, Десна и Остер. В ходе боев полк овладел укрепленными пунктами, превращенными противником в узлы сопротивления: Карла Маркса, Тягаево, Кушляновка, Владимировка, Козловка 1-я и высота 222,1. Полком отбито 18 контратак пр-ка, из них 4 контратаки с танками».
В журналах боевых действий противника упоминания этой высоты и этого боя так и не удалось пока обнаружить. А в двух десятках документов за подписями командира полка Салова и командира дивизии Кириллова утверждается, что группа из 18 человек отобрана и направлена на штурм высоты 14 сентября, и лишь в боевом донесении штаба 718-го полка упоминается 13 число…

Высота солдатского подвига

Наверное, значение высоты 224,1 прежде всего в том, что 18 советских солдат насмерть встали здесь на защиту клочка своей советской земли. И взяли они не просто не отмеченную на картах высоту, а поднялись на высшую точку нравственного подвига.
Через несколько дней 139-я дивизия приняла участие в освобождении древнего смоленского города Рославль. Ей за это присвоили почетное наименование Рославльская (не одной ей, как ясно из многих наших публикаций, а 20 соединениям).
Потом было освобождение белорусских городов Чаусы, Могилев. И за эти города пришлось пролить немало солдатской крови.
28 июня 1944 года в бою за освобождение Могилева погиб и командир 718-го стрелкового полка полковник Ефремий Гаврилович Салов (во многих воспоминаниях его ошибочно именуют Ефимом или Ефремом), унеся с собой многие тайны боевой истории своего подразделения. А его родной 718-й стрелковый полк и вся 139-я дивизия ушли дальше на запад, освобождая родную землю от вражеской нечисти. Впереди еще были долгие версты и месяцы войны, новые безымянные высоты, без взятия которых нельзя было дойти до победного мая 1945 года…
Автор благодарит за помощь в подготовке материала Александра Богомолова (музей Безымянной высоты), Игоря Черняева (Саранск), Ральфа Вебера (Мюнхен, Германия).
Подпись к фото:
Эта высота мало чем отличалась от сотен и сотен других высот, за которые нашим бойцам пришлось пролить кровь, а кому-то и отдать жизнь. И подвиги их были во многом похожи — бойцы стояли насмерть, до последнего патрона, до последней капли крови. Мало чем отличались от других и братская могила погибших на этой высоте бойцов, и памятник на этой братской могиле — деревянная пирамидка с красной звездой. Таких на полях только что отгремевших боев Великой Отечественной были десятки и десятки тысяч.
Если бы не появилась песня Михаила Матусовского и Вениамина Баснера «На безымянной высоте», записанная в 1963 году для вышедшего годом позже фильма режиссера Владимира Басова «Тишина» по одноименному роману Юрия Бондарева, возможно, и не стал бы бой за высоту 224,1 столь известным, а сама безымянная высота не стала бы писаться с заглавной буквы — Безымянная. В дни празднования 20-летия Победы стало понятно, что подвиг 18 сибиряков-добровольцев достоин более серьезного увековечения.
Идею удалось реализовать летом 1966 года. В строительстве памятника активно участвовала молодежь Куйбышевского района Калужской области, комсомольцы районного центра Бетлица. На открытие памятника 16 октября 1966 года собралось более 10 тысяч жителей района, приехали и гости — ветераны 139-й стрелковой дивизии, поэт Михаил Матусовский. 8-метровый монумент изображает двух бойцов, застывших у могилы своих погибших боевых товарищей. Им, чудом оставшимся в живых Константину Власову и Герасиму Лапину, было предоставлено право открытия памятника. А 9 мая 1980 года на высоте был открыт мемориал. Теперь гости могут почтить память погибших у памятника, посетить импровизированную землянку в три наката, музей Безымянной высоты.
Новосибирск, откуда добровольно ушли на фронт будущие герои Безымянной высоты, каждый год направляет к месту их подвига 18 лучших своих юношей и девушек. Пусть каждый из них почувствует себя лично ответственным за сохранение памяти о добровольцах-сибиряках.
Не перенять ли и нам, Чувашии, этот опыт сибиряков и организовать ежегодное посещение Безымянной высоты лучшими кадетами, юнармейцами, поисковиками?

Опубликовано: 5 октября 2020 г.


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.