Всеволод Шиловский: Наш зритель — самый несчастный

Актера и режиссера Всеволода Шиловского мы знаем по фильмам «Аферисты», «Линия смерти», «Кодекс бесчестия», «Избранник судьбы». Снятая им в 80-х картина «Миллион в брачной корзине» была признана лучшей комедией года. В минувшую субботу чебоксарские кинолюбы встретились с Шиловским в «Сеспеле» и посмотрели его новый фильм «Приговор», снятый… в США. Правда зрители так и не услышали ответа на вопрос: «Почему именно в Штатах, а не у нас?» Остается только строить догадки.

Шиловский — лауреат Госпремии России, 30 лет проработал во МХАТе, снял первый в Союзе многосерийный фильм «День за днем». Посмотреть все его фильмы сегодня можно в онлайн-кинотеатре https://zagonka.ru/filmy/

Всеволод Николаевич в Чебоксарах первый раз. При беседе с глазу на глаз с корреспондентом «М-Курьера» посетовал, что не успел еще толком увидеть город, но обещал наверстать упущенное и особо отметил, что главное не город, а его жители. Актер выразил свое почтение людям, по-настоящему любящим кино и старающимся возродить российский прокат отечественных фильмов. «При полном безденежье, при том, что российский кинематограф стоит на коленях, у вас есть настоящие фанаты своего дела».

На самом деле, когда сегодняшний мастер только делал первые шаги на экране, зрители относились к кино как к чему-то святому — в деревне киномеханик был чуть ли не самым главным человеком. А сейчас нашего зрителя опять надо завоевывать, заманивать в кинотеатры. Что и делается успешно на Западе. В той же Америке — великая киноиндустрия вкладывает 100 миллионов «зелененьких», получает миллиард. Как признался Всеволод Николаевич, лет пятнадцать назад наш зритель был самым лучшим, а сейчас он самый несчастный.

Традиционный вопрос о планах, не правда ли? Ведь интересно же, чем будет заниматься, кого заново открывать режиссер, очень любящий одного артиста — Шиловского, который не просит платить, а когда начинает работать после слова «мотор», никто не знает, когда прозвучит «стоп!». По признанию гостя, он любит коллекционировать громкие таланты и по-новому раскрывать их. Иннокентий Смоктуновский впервые сыграл у него русского мафиози — а потом так и играл — уже у других режиссеров — до самой смерти.

В 26 лет Шиловскому пришлось сыграть 66-летнего Костылева, хозяина ночлежки («На дне» М. Горького). Повезли спектакль в Японию. Так японцы перед постановкой приходили за кулисы наблюдать, как молодой актер за два часа гримирования превращается в старика с трясущимся подбородком…

Любимая сцена Шиловского в этом спектакле — когда Костылев застает вместе свою молодую жену Василису и Ваську Пепла. Весь зал замирал, а Костылев тихо-тихо шел по сцене. Пепел убегает, а красавица-жена ждет ругани старика-мужа. «Ощущение гнева, ненависти к молодой жене поднималось страшно. По лицу актрисы, ждущей моего взрыва, пробегает нервный тик. И тут я как заору! Японцы в первом ряду аж подпрыгнули. Вот это, мол, русский темперамент!» — вспоминает актер.

Дело было в той же Японии. Шиловский с В. Невинным пошли гулять после спектакля по ночному Токио. А светло, как днем — рекламные подсветки глаза режут. При незнании иностранных языков много не увидишь, но тут удача, знакомые слова — «Океан, кафе». Зашли. Вячеслав всех очаровашек называл дочками. А «дочка» по-японски оказалось… виски. Подходит официантка, кланяется. Вячеслав говорит этой фарфоровой статуэточке: «Дочка, наливай». Официантка, как положено у японцев, наливает в 150-граммовые бокалы виски только на самое донышко. А тут «рашен-ковбои» настаивают: «До краев наливай». Японские глаза резко превращаются в «европейские», официантка делает вывод, что станет свидетельницей самоубийства двух друзей. Приходит в себя, услышав просьбу повторить заказ. А друзья-актеры выпивают по второй и слышат гром аплодисментов. Оборачиваются и видят: все кафе на ногах, «европейские» глаза уставились на них, как на гуманоидов. Те посетители не понимали, что Всеволод с Вячеславом были лишь разминочной командой. На следующий день, после их наводки, уже настоящие «зубры»-выпивохи пришли в это же кафе, а разведчиков прозвали «океанологами».

На творческой встрече был показан ролик-коллаж, который подарил артисту к юбилею директор Госфильмофонда В. Малышев. Всеволод Николаевич и сам с удовольствием любовался собой любимым и похвалился: «Как видите, я не повторяюсь ни в одной роли. В этом заслуга, думаю, и школы, и Бога. Мне неинтересно играть одно и то же…»

Как всякий известный человек, Всеволод Николаевич часто слышит: «Где же мы с вами встречались?» А его обычный ответ: «В бане, наверное, или в ОВИРе…»

Надежда Иванова, "Молодежный курьер"