Чебоксарские адреса

Фото Максима ВАСИЛЬЕВАЗАГАДКА КУПЕЧЕСКОГО ДОМА

В начале ХХ века добротную крестьянскую избу можно было построить рублей за 200, двухэтажный каменный дом с анфиладой комнат – за полторы-две тысячи. По данным оценочной комиссии Чебоксарской городской управы, особняк купца Николая Ефремова стоил целое состояние – 5 тысяч рублей. Но Николай и его супруга провели в этом доме всего восемь спокойных лет: в декабре 1918 года, спасаясь от революции и бросив все имущество, они уехали в Казань.

ХРАМ ЛЮБВИ

В годы советской власти здесь размещались ревком Чувашской автономии, потом областной комитет, дом ребенка и Дворец бракосочетаний. С начала 90-х годов здание успело сменить еще трех хозяев, пережило несколько реконструкций, полностью изменивших его внутреннюю планировку, но своего истинного предназначения так и не выполнило. Это всего лишь легенда, не подтвержденная никакими документами, но, как считает археолог, заслуженный работник культуры Чувашии Александр Соколов, дом явно намекает, для чего его строили: «До нас не дошло завещание Николая Прокопьевича, в котором якобы говорилось, чтобы после его смерти дом отдали Русской православной церкви и устроили здесь храм. Если взглянуть на план, то мы увидим, что дом строго сориентирован по сторонам света. Есть даже апсида – восточный полукруглый придел, напоминающий алтарную часть. Представляете, какая была бы прекрасная церковь!»
Николаю, старшему сыну богатейшего из чебоксарских купцов Прокопия Ефремова, было 50, когда он построил свой собственный дом и под его крышей, наконец, обрел семейное счастье. 20 лет Николай Прокопьевич хранил любовь и верность белошвейке Александре Иевлевой, не имея возможности обвенчаться с ней. Историки говорят: родители были категорически против такого неравного брака. А еще за 20 лет Александра так и не смогла забеременеть. Оставить дом в наследство было некому, и, может быть, поэтому его основатели хотели, чтобы после их смерти особняк стал храмом. Впрочем, не исключено, что виновата была не только Александра, но и Николай. У его младшего брата Федора тоже не было детей. И если бы не средний Сергей, род купцов Ефремовых прервался бы еще в начале ХХ века.
На переднем плане еще виден флигель дома Ефремова, конец 30-х годов.Вообще Ефремовы, в честь которых в городе назван целый квартал, это шестеро мужчин. И про каждого из них в дореволюционных Чебоксарах ходили легенды. Основателем рода считается крестьянин Ефрем Ефимов. Именно он сумел сколотить первоначальный капитал, который потом в несколько раз приумножили два его сына – Прокопий и Михаил. У Прокопия, в свою очередь, было трое сыновей – Николай, Сергей и Федор. В 1906 году он вместе с ними зарегистрировал торговый дом, ставший самым крупным в Чебоксарах.
Версии об истоках ефремовского богатства историки строят до сих пор. Специалистом по истории этого купеческого рода считают Виталия Орлова, доктора исторических наук, автора книги «П.Е. Ефремов: легенды и действительность». «Ефрем Ефимов был такой же крестьянин, как все остальные. Каким образом он сумел разбогатеть? Современники полагали, что он нашел клад, – рассказывает Виталий Орлов, – но эту версию я считаю нерабочей. Дай человеку миллион – многие его просто истратят, мало кто пустит в дело. Вряд ли находка могла послужить толчком. Мне кажется, Ефрема Ефимова толкало огромное желание выбиться в люди».
Долгое время всем Ефремовым хватало места в родовом гнезде – в этом доме на чебоксарском Арбате сейчас находится выставочный зал Национального музея. Здесь со своей семьей остался Сергей. Свое благословение на его брак с Ниной Аристовой Прокопий Ефремович и Екатерина Васильевна дали. А Николай и Федор, возлюбленные которых родителям не нравились, решили возводить для себя отдельные дома.

ОТ САДА И ОРАНЖЕРЕИ ОСТАЛАСЬ ОДНА ЕЛЬ

Опережая брата на год, Николай Прокопьевич заканчивает строительство своего особняка в стиле модерн в 1910 году. Уже нет в живых отца, и старший Ефремов становится во главе торгового дома «Прокопий Ефремов с сыновьями». Ради этого ему пришлось оставить кресло депутата 3-й Государственной Думы России. В мае 1908 года он пишет заявление о сложении с себя депутатских полномочий, а через полтора года уже в Чебоксарах его выбирают городским головой.
Не имея детей и полноценной семьи, он всю свою энергию тратил на увеличение капитала и благотворительность. К 1911 году ежегодный доход торгового дома составлял уже почти 500 тысяч рублей, и сыновья Прокопия Ефремова имели возможность обставить свои дома, как царские дворцы. Но из вещей Николая Прокопьевича не сохранилось ничего. «Мы купили мебельный гарнитур, который включает в себя овальный столик, подставки для цветов, стулья, но все это принадлежало семье Михаила Ефремова, а не Николая, – рассказывает Вера Шляхина, заместитель директора Чувашского национального музея. – Не было при советской власти такой установки – собирать предметы купеческого быта. Она появилась лишь в 90-е годы».
В ефремовских домах стояла сантехника и было электричество. В районе нынешней улицы Афанасьева на берегу Волги купцам принадлежал лесопильный завод, там стояла динамомашина, которая и снабжала электричеством центральную часть города. Виталий Орлов считает, что Ефремовы умели предугадывать, где нужно возводить дома, – после строительства ГЭС сохранились только их здания. Особняки остальных чебоксарских купцов – Астраханцевых, Иевлевых, Дрябловых – оказались под водой.
Родовое гнездо Ефремовых.Впрочем, за прошедший век ефремовский квартал тоже изменился до неузнаваемости. Почти ничего не осталось от сада, который Николай и Сергей посадили своими руками. По воспоминаниям современников, здесь плодоносили 70 яблонь и 8 груш. Также росли кедр, вяз и на тот момент единственные в городе голубые ели, привезенные из Канады. В годы Великой Отечественной войны многие деревья были вырублены – они спасли чебоксарцев от холода, но одна ель каким-то чудом дожила до наших дней.
Кроме плодового сада у Ефремовых был и зимний, где росли пальмы, олеандр, агавы и лимоны – 600 видов экзотических растений. Здание, в котором сейчас находится Управление ЖКХ и благоустройства г. Чебоксары, Николай Ефремов построил как раз для зимнего сада. Оно было одноэтажным со стеклянной крышей. Второй этаж появился уже в советское время. Два этих строения соединял теплый переход, и в любое время хозяева могли прийти в оранжерею и побродить здесь среди фонтанов и растений. Ничего не осталось от крытого перехода и сада, снесены флигели, окружавшие дом. Да и сам особняк давно утратил первоначальный облик. В середине 50-х годов, когда шла борьба с излишествами в архитектуре, он остался без элементов декора. С крыши были безжалостно сброшены каменный парапет, вазоны и аттик.
В 1966 году, когда туда переехал ЗАГС, здание пережило масштабную внутреннюю реконструкцию, и еще одну – в 1999 году, когда уже Союз писателей освобождал его для Национального конгресса.

ИРОНИЯ СУДЬБЫ

В декабре 1918 года, в спешке оставив дома и почти все имущество, взяв лишь документы, деньги и семейные альбомы, Ефремовы уехали в Казань. Николай и Федор в Чебоксары больше никогда не вернутся. Историки говорят, меценаты Ефремовы, строившие на свои деньги церкви и школы, не ожидали, что революционеры будут к ним беспощадны. «Революционный комитет наложил налог на торговый дом в 300 тысяч рублей, а через месяц сумму удвоили, и у купцов потребовали выложить ее сразу же, – рассказывает Виталий Орлов. – Они не захотели связываться и уехали в Казань. В столице губернии у них был дом, но, как и чебоксарские особняки, его тоже быстро национализировали».
В 1921 году в Казани Николай Прокопьевич умер от голода. Его на тот момент уже законная супруга в возрасте 60 лет была вынуждена вернуться назад. В Национальном музее сохранилось письмо Александры Флегонтовны в исполком Чувашской области. Оно датировано мартом 1922 года: «Я никогда ничего не предпринимала против советской власти, Дом Николая Ефремоваравно как и мой муж. Единственная его вина заключалась в том, что он был богатым человеком. По этой причине он был вынужден оставить в Чебоксарах все свое состояние, не взяв с собой даже одежду. Доказательством чему служит смерть моего мужа, последовавшая от недоедания и истощения. Покорнейше прошу облисполком войти в мое положение и дать мне для житья деревянный флигелек, в котором сейчас живет конюх облисполкома, и сад, посаженный личным трудом моего мужа и при моем участии». На письме сохранилась резолюция, что облисполком находит возможным предоставить гражданке Ефремовой квартиру во флигеле. Дальнейшая судьба хозяйки одного из красивейших чебоксарских зданий историкам неизвестна.
Александра Флегонтовна и не надеялась, что в этом доме когда-нибудь зазвучит детский смех. Но по иронии судьбы в середине ХХ века здесь устроили дом ребенка. А потом еще на протяжении 27 лет в бывшем купеческом особняке регистрировали новорожденных. Говорят, наряднее и торжественнее всего дом смотрелся именно в те годы, когда здесь находился ЗАГС.
…На гербе рода Ефремовых красовался лев. Львиные головы и сейчас можно разглядеть в декоре родового дома. Считалось, что этот хищник способствует приумножению капитала и охраняет дом. Ефремовских богатств и самой семьи лев не сберег, но, как шутят историки, возможно, благодаря ему в Чебоксарах сохранились все четыре особняка, возведенные Прокопием, Михаилом, Николаем и Федором Ефремовыми.

P.S. Программу «Чебоксарские адреса» о доме Николая Ефремова смотрите 22 июля в 18.30 и 22.30 на телеканале «Россия 24 – Чебоксары».

Опубликовано: 21 июля 2016

Один Ответ

  1. Очень нравится рубрика Чебоксарские адреса. Читаю с удовольствием , хотя давно уже уехала из Чебоксар

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.