Неизвестная Мария Шестова

Песчаная скульптура «Мария Шестова с внуком Михаилом» на месте раскопа в сквере К. Иванова. Скульптор А.П. Молоков. 2013 год. Фото Игоря ГЕРАСИМОВА из архива редакции

В 1601 году по громкому «романовскому» делу в Чебоксары была сослана и насильственно пострижена в монахини в Никольском девичьем монастыре Мария Шестова – бабушка царя Михаила Федоровича. Наш рассказ о семейном окружении опальной старицы, чья личность остается загадочной.
ДВОРЯНКА ШЕСТОВА, А НЕ КНЯГИНЯ ШЕСТУНОВА
В литературе бытует традиция причисления нашей героини вслед за ее дочерью Ксенией Ивановной, в замужестве Романовой, к роду князей Шестуновых, ведущему свое начало от ярославского князя Василия Васильевича по прозвищу Шастун (?–1495). Начало ей положил историк XVIII в. М.М. Щербатов, считавший жену боярина Ф.Н. Романова дочерью князя Ивана Васильевича Шестунова. Ошибку Щербатова, а заодно и Г.Ф. Миллера, считавшего К.И. Романову княжной Сицкой, исправил Н.М. Карамзин, писавший, что она была дворянкой Шестовой.
Род Шестовых ведет происхождение от воеводы славянского происхождения из поморской Пруссии Михаила Прушанина, который в начале XIII в. перешел на службу к новгородскому князю Александру Невскому и, по преданию, участвовал в Невской битве. Его потомками считали себя также дворяне Морозовы и Салтыковы.
Однако последователи Щербатова не признали незнатных Шестовых родственниками аристократов Романовых. «Я думал вместе с Щербатовым, что она (К.И. Романова, – Ю.Г.) из рода князей Шестуновых, – писал, например, литератор XIX в. Н.Д. Иванчин-Писарев, – не полагая, чтобы боярин, шурин царя, мог женить сына на дворянке».
Нужно сказать, что бояре Романовы и Шестуновы были родственниками. Но породнились они после женитьбы князя Федора Дмитриевича Шестунова (умер в опале в 1598 году) на Фетинии Даниловне (?–1596) – дочери шурина царя Ивана Грозного Даниила Романовича Захарьина-Юрьева.
РОД С ТРАДИЦИЯМИ «ПОЛИТИЧЕСКОГО АВАНТЮРИЗМА»
Дореволюционным авторам ничего не было известно о происхождении Марии Шестовой. Только из книги современного петербургского историка А.П. Павлова удалось узнать, что она была дочерью видного деятеля Смутного времени, сына боярского Тимофея Васильевича Грязного.
Т.В. Грязной был женат на Марии Булгаковне – представительнице старинного рода рязанских бояр Таптыковых (Каркадымовых). Известно, что в другом браке она состояла с Петром Денисьевым. В клубке семейных связей Марии Тимофеевны Грязной отыскалось имя еще одного видного деятеля эпохи Смуты. Как оказалось, ее тетка Алена Булгаковна была замужем за Г.П. Ляпуновым – братом одного из лидеров Первого ополчения Прокопия Петровича Ляпунова.
На этом любопытные факты из биографии М.Т. Шестовой не исчерпываются. По данным, представленным Грязными в Разрядный приказ, их предок по имени Сеня выехал на Русь из Венеции. Его потомок Г.В. Грязной-Ильин состоял на службе у удельного князя Дмитрия Ивановича Углицкого (царевич Дмитрий), затем, последовательно – у московского князя Василия III и удельного князя А.И. Старицкого.
Дед будущей монахини поневоле Василий Григорьевич Грязной (до 1551 – после 1577) начал службу в г. Алексине, находившемся в уделе двоюродного брата царя И. Грозного, князя В.А. Старицкого. После того как в 1566 году город был взят в опричнину, В.Г. Грязной перешел на царскую службу. Известно, что он воевал на Ливонской войне.
Шутник и балагур «Васютка» Грязной быстро вошел в ближнее окружение царя. В 1569 году вместе с Малютой Скуратовым он участвовал в суде и расправе над своим бывшим государем В.А. Старицким. К 1570 году Грязной и Скуратов сумели «свалить» руководителей опричнины – отца и сына А.Д. и Ф.А. Басмановых и князя А.И. Вяземского и занять их место. К этому времени В.Г. Грязной имел чин думного дворянина.
После ликвидации опричнины (1572) Иван Грозный подверг опале родственников В.Г. Грязного, а его самого вывел из опричной думы и отправил сначала на воеводство в Нарву, а затем в крепость Донец на русско-крымскую границу. Там в 1573 году бывший любимчик царя попал в плен к крымским татарам. В неволе он пытался играть роль «сверхштатного дипломата» – информировал царя о положении в Крыму, способствовал обмену русских пленных, даже вмешивался в русско-крымские переговоры. В 1574 году обратился к царю с просьбой вызволить его из плена, после чего между ними завязалась переписка, отличавшаяся «своей необычностью и почти интимной откровенностью». За освобождение В. Грязного был заплачен большой выкуп в 2 тыс. руб., но пленник был задержан ханом и, как считается, умер в Крыму.
Тимофей Грязной получил от И. Грозного поместье за «полонное терпение» отца. При царе Федоре Ивановиче находился на государевой службе «головой» в полках. В царствование Б. Годунова «имел оклад денежного жалования из Галицкой четверти в 60 руб.», что указывает на чин стряпчего или стольника. Известно, что в 1600 году Годунов хотел направить его послом в Данию, но передумал.
Где-то здесь, возможно, похоронена опальная старица. Раскопки 2013 года. Фото Игоря ГЕРАСИМОВА из архива редакцииНесмотря на принадлежность к романовскому кругу, Т.В. Грязной избежал гонений по их делу. В 1601 году в качестве пристава даже сопровождал в ссылку князя И.В. Сицкого с женой. Затем служил головой в Смоленске, воеводой в Касимове. В 1607 году участвовал в разгроме отрядов И.И. Болотникова под с. Коломенским. В 1609 году после неудачного заговора против царя В.И. Шуйского сбежал в с. Тушино. На службе у Лжедмитрия II получил чин окольничего. В 1610 году присягнул королевичу Владиславу, в оккупированной поляками Москве ведал Монастырским приказом. После изгнания интервентов был лишен чинов и земель, «нахватанных» в лихие времена. При царе Михаиле Федоровиче числился на службе со званием московского дворянина и «в полной неизвестности доживал свой век».
Брат Марии Шестовой Борис Тимофеевич Грязной в 1634 году во время Смоленской войны сбежал из своего полка в Литву, что позволило историку С.Б. Веселовскому сделать вывод о том, что «в роду Грязных традиции политического авантюризма держались прочно». К слову, К.И. Романова имела сильное влияние на сына в первые годы его царствования, в царских грамотах называлась «великой государыней». О ее политических амбициях заговорили задолго до 1613 года. По слухам, записанным голландским купцом и дипломатом И. Массой, К.И. Романова была недовольна тем, что ее муж на Земском соборе 1598 года уступил престол Б. Годунову и возглавила боярский заговор против последнего.
Как видим, в роду и окружении М.Т. Шестовой (Грязной) было немало известных и неоднозначных (мягко говоря) деятелей опричнины и Смуты, что не могло не отразиться на ее личности.
ШЕСТОВЫ И ИХ РОДСТВЕННИКИ
Полагают, что Мария Тимофеевна родилась около 1550 года. Около 1570 года вышла замуж за дворянина Ивана Васильевича Шестова, владевшего вотчинами в Костромском и Галичском уездах. В качестве полкового головы И.В. Шестов участвовал в походах в Ливонию в 1559 и 1562 гг. Его имя упоминается в грамоте об отказе литовским послам в перемирии и продолжении войны в Ливонии, принятой Земским собором 1566 года.
Около 1570 года в семье Шестовых родилась дочь Ксения (Аксиния). Около 1590 года она вышла замуж за Ф.Н. Романова, с которым воспитала дочь Татьяну и сына Михаила (будущего царя). Конечно, М.Т. Шестова тесно общалась с семьей дочери и участвовала в воспитании внуков. Известно, что к моменту ссылки она овдовела.
В наследство от матери К.И. Романова получила с. Климянтино Углицкого уезда с 14 деревнями и пустошами. Она выкупила родовую вотчину отца – с. Домнино Костромского уезда (родина легендарного Ивана Сусанина) с 57 деревнями и починками, которую ее отец вместе со своим братом П.В. Шестовым продал в 1577 году. Перед смертью «великая старица» пожертвовала домнинскую вотчину московскому Новоспасскому монастырю, где находилась родовая усыпальница Романовых.
Тесные отношения связывали Шестовых с семьей переяславского сына боярского А.Т. Михалкова (? – после 1587), женатого на двоюродной сестре И.В. Шестова Марии Григорьевне Шестовой. Даже их вотчины в Костромском уезде располагались по соседству. Как полагают, троюродные сестры Ксения Шестова и Екатерина Михалкова дружили с детских лет.
Е.А. Михалкова вышла замуж за дальнего родственника Шестовых окольничего М.М. Салтыкова, по прозвищу Кривой (ок. 1560 – 1608). Кстати, он доводился троюродным братом главе боярского суда над Романовыми Михаилу Глебовичу Салтыкову, награжденному за это боярством. Благодаря протекции К.И. Романовой дети Салтыковых Борис Михайлович и Михаил Михайлович получили важные должности при дворе царя Михаила Федоровича: первый был назначен дворецким (глава Приказа Большого дворца), второй – кравчим (служитель при царском столе во время трапезы).
В 1623 году братья Салтыковы и их мать старица Евникия (приняла постриг после смерти мужа) подверглись опале за оговор невесты царя М.И. Хлоповой. Братьев сослали в их деревни под Вологдой и Галичем, Евникию – в Покровский монастырь г. Суздаля, поместья и вотчины отобрали в казну. В 1626 году в продолжение ссылки братья были назначены воеводами в Самару (Борис) и Чебоксары (Михаил), а в 1633 году прощены и возвращены в Москву.
Воевода М.М. Салтыков мог знать о судьбе опальной родственницы по семейным преданиям и рассказам жителей Чебоксар. К сожалению, ни они, ни документы Никольского монастыря той поры до нас не дошли, поэтому о последнем периоде жизни М.Т. Шестовой доподлинно неизвестно.

Юрий ГУСАРОВ

СПРАВКА
—  Дело Романовых занимает важное место в истории борьбы за власть в правление Бориса Годунова. В 1600 г. по доносу в заговоре с целью покушения на жизнь царя были арестованы пять братьев Романовых, доводившихся двоюродными братьями последнему законному царю Федору Ивановичу. Судебное разбирательство проводили патриарх Иов и комиссия Боярской думы во главе с окольничим М.Г. Салтыковым. В 1601 г. по приговору суда братья Романовы, члены их семей, родственники и друзья (князья Сицкие, Шестуновы, Черкасские, дворяне Репнины, Карповы, Шереметевы и др.) были сосланы в северные монастыри, отдаленные города и на дальние воеводства.
—  По преданию, могила Шестовой находилась в склепе под южным приделом Николаевского собора в Чебоксарах (снесен в 1936 г.). В 1913 г. для его проверки комиссия во главе с казанским губернатором провела раскопки. Была обнаружена могила знатной монахини, предположительно Шестовой, чьи останки захоронили на прежнем месте. Комиссия работала один день, поэтому ее выводы нуждаются в проверке. В 2013 г. экспедиция Чувашского института гуманитарных наук провела на том же месте новые раскопки, в ходе которых были вскрыты четыре погребения. Ученые Института этнологии и антропологии РАН изучили материалы одного из них на предмет принадлежности Шестовой, получив предварительные обнадеживающие результаты. Прояснить остающиеся вопросы по истории Никольского монастыря и могиле Шестовой могут только дальнейшие раскопки.

«Взгляд в прошлое» – совместный проект Государственного исторического архива Чувашской Республики и «Советской Чувашии»

Опубликовано: 20 апреля 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.