Истории старого Дома печати

Вячеслав Иванов помнит немало историй из жизни этого знаменитого дома. Фото Максима ВАСИЛЬЕВАЭто сейчас в доме № 5 по улице Композиторов Воробьевых офисы, магазины, кафе – на фасаде больше десятка всевозможных вывесок. На протяжении сорока лет чебоксарцы знали его как Дом печати. Тут трудились известные журналисты и литераторы: в журнал «Таван Атал» свои материалы приносили Петр Хузангай и Яков Ухсай. В редакции газет запросто заходили на чай первые лица партии и правительства. Как вспоминают мэтры республиканской журналистики, это было сакральное место для работников печати.
ЗОЛОТОЙ ГАЗЕТНЫЙ ВЕК
Летом 1976 года в этом здании появились два молодых человека. Один – Алексей Леонтьев, студент ЧГУ, пришел сюда на практику в газету «Коммунизм ялаве» (так до распада СССР назывался «Хыпар»), другой – Вячеслав Иванов, выпускник Казанского госуниверситета, устраивался в штат «Советской Чувашии». Они работали на разных этажах и долгое время даже не были знакомы друг с другом.
Ротационная машина в печатном цехе часто работала всю ночь напролет. Впрочем, оба и раньше заглядывали в это здание. «Я жил в Порецком и привозил сюда свои первые стихи в газету «Молодой коммунист», – рассказывает Вячеслав Иванов, сейчас известный журналист «Советской Чувашии», заслуженный работник культуры республики. – Редакция располагалась на четвертом этаже, там же находилась редакция газеты «Пионер сасси», на третьем этаже – «Советская Чувашия», на втором – «Коммунизм ялаве».
Журналисты «СЧ» на пороге старого Дома печати. «Когда я в первый раз увидел свой материал напечатанным, а внизу подпись «А. Леонтьев» – полностью имя тогда не писали, – радости моей не было предела! Не потому, что мне гонорар за это заплатили, а потому что такая серьезная газета меня напечатала», – вспоминает Алексей Петрович. В этой редакции он проработает потом больше 30 лет. Проходя по коридору второго этажа старого Дома печати, он вспоминает, где располагались отделы: «Здесь сидел Семен Данилович, фронтовик, он курировал отдел экономики, а в кабинете, первом при входе, находилась приемная. Я начинал, когда редактором был Демьян Семенов, он стал моим наставником».
Демьян Семенов, четырнадцать лет возглавлявший «Коммунизм ялаве», и сейчас в строю. В прошлом году увидела свет энциклопедия чувашской журналистики и печати, и Демьян Филиппович работал в составе ее редакционного совета. Золотым временем для газет считает три десятилетия – с 60-х годов до перестройки: «Если мы публиковали критический материал, то его обсуждали на бюро райкомов, разных заседаниях, принимали меры и потом газете об этом сообщали. Сила печатного слова была огромной».
ДОМ С «РУКАВАМИ»
За последние сто лет «Хыпар» четыре раза менял свое название, «Советская Чувашия» – три. После революции редакции первых республиканских газет ютились в деревянном доме недалеко от Введенского собора. И только в начале 30-х, когда в Чебоксарах начали открывать школы, институты, театры, решено было построить большое каменное здание и для журналистов.
Известно, что автор проекта – П. Егоров, но больше о нем никаких сведений нет. Среди сотрудников конторы «Чувашпроект» в те годы такого человека не было. Поэтому появилось предположение: поскольку решение о строительстве принималось на уровне Нижнего Новгорода, то и архитектор, скорее всего, был оттуда.
Ветераны журналистики рассказывали молодым коллегам, что после войны в одном из пристроев даже размещалась конюшня. Вячеслав Иванов вспоминает такую историю: «Автомобилей в Чебоксарах тогда было мало. Для подвозки типографской краски и бумаги использовали гужевой транспорт. Оси колес смазывали дегтем, чтобы не скрипели. Он хранился тут же. И вот однажды не совсем трезвый печатник загрузил в печатную машину деготь, и половина тиража вышла так. Конечно, был большой скандал».
ИНТЕРВЬЮ У БУФЕТНОЙ СТОЙКИ
Вообще за 80 лет облик здания почти не изменился. За исключением одной важной детали. В угловой части Дома печати над окнами четвертого этажа в 30-е годы были часы. А со стороны улицы Ярославской в подвале находился буфет. Долгие годы он был центром притяжения чебоксарской интеллигенции. Демьян Семенов вспоминает, что туда постоянно заходили писатели и актеры. Они любили рассказывать о себе, своих произведениях и премьерных спектаклях, и журналисты часто брали у них интервью прямо там же, у буфетной стойки.
Если вспомнить всех известных журналистов и писателей, работавших здесь, приносивших сюда свои произведения, то одну стену здания можно полностью закрыть мемориальными досками. Но их здесь только две – в память о Николае Колюшкине-Чурбае и Иване Мучи. С начала 20-х Иван Мучи работал в газете «Канаш», так в ту пору назывался «Хыпар», а в 1925-м перешел в сатирический журнал «Капкан» и остался там на полтора десятилетия. Редкий номер обходился без его фельетонов. Более того, именно Ивана Мучи считают основателем сатирического жанра в чувашской печати.
СОВЕТСКИЕ МАШИНЫ ЕЩЕ В СТРОЮ
Производство газет и сейчас процесс трудоемкий, но в те годы это был поистине титанический труд. Чтобы с утра чебоксарцы могли купить свежую прессу, типография работала всю ночь. Часто бывало, что газету начинали печатать уже под утро, потому что в редакции допоздна ждали какой-нибудь очень важный материал для передовицы.
В нынешнем издательско-полиграфическом комплексе «Чувашия» сохранились три старые советские машины. Позолотному прессу почти 40 лет, а он с прежней легкостью делает тиснение на папках. Для заголовков тогда использовали крупнокегельную машину. Бывает, что и сейчас работники прибегают к ее услугам.
Наряду с этими раритетами в старом Доме печати с 1976 года начала работать ленинградская линотипная строкоотливная машина. Здесь из специального типографского сплава изготавливались строки, а наборщицы потом собирали из них гранки. В один год с ней в издательстве появилась Дания Фахртдинова, выпускница Московского полиграфического института. Она приехала в Чебоксары вместе с мужем. Супруги получили и работу, и жилье. Молодую женщину сразу же назначили старшим мастером наборного цеха, ее мужа – водителем. Дания Завдетовна еще застала ручной набор, когда матрица каждой буквы проходила через руки мастера и набирать предложения нужно было в зеркальном отражении.
На год позже в издательство мастером печатного цеха пришла Галина Владимирова, тоже выпускница Московского полиграфического. «Нам очень нравилось расположение Дома печати: центр города, Красная площадь, там всегда гремел оркестр, по вечерам были танцы, – улыбается Галина Борисовна. – Рядом кинотеатр «Родина», театральное кафе, куда мы ходили в обед и вечером на блины. Это запомнилось на всю жизнь!»
В те годы кадровые проблемы предприятий легко решало распределение выпускников, и в старом Доме печати работало много молодых специалистов с дипломами московских и ленинградских вузов. Так, «Советская Чувашия» где-то на треть была укомплектована выпускниками факультета журналистики Ленинградского университета, включая главного редактора Михаила Иванова. «Хыпар» и «Советская Чувашия» выходили шесть дней в неделю, да еще и огромными тиражами. Было время, когда тираж последней достигал 100 тысяч экземпляров. Коллективы редакций были большими – кабинетов не хватало. И к 1978 году для журналистов и издателей на проспекте Ивана Яковлева достроили новое здание.
…В нынешнем веке старый Дом печати перестал быть самым высоким зданием на улице Композиторов Воробьевых. Украшением центра города его тоже не назовешь, но многие современные архитекторы отмечают своеобразие и оригинальность проекта. Для истории оно представляет ценность не только как памятник архитектуры, но в первую очередь как памятник культуры.
P.S. Программу «Чебоксарские адреса», посвященную старому Дому печати, смотрите в региональном эфире канала «Россия 24» 18 декабря в 19.25.

Николай МУРАТОВ, директор Госцентра по охране культурного наследия при Минкультуры республики:
Решение о строительстве в Чебоксарах Дома печати в 1931 году принимал Нижегородский крайком. Чувашия, несмотря на то, что называлась автономией, тогда входила в состав Нижегородского края. По тем временам здание Дома печати казалось огромным. Оно П-образное: от четырехэтажного редакционного корпуса тянутся два одноэтажных длинных «рукава». В одном находилась типография, другой приспособили под хозяйственные нужды.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.