УК отказалась от дома

Здесь следили за чистотой и порядком. Фото Никиты ПАВЛОВАКОМПАНИЯ УШЛА, А ЖИЛЬЦЫ ОСТАЛИСЬ

Ситуацию, когда жильцы, недовольные своей управляющей компанией, стремятся избавиться от нее, а она не отпускает «кусочек бизнеса», держит его всеми правдами и неправдами, уже можно назвать привычной. Но иногда случается и обратное – так допекут жильцы управляющую компанию, что она готова бежать от них хоть на край света.

НЕ МОЖЕТ – НАУЧИМ, НЕ ХОЧЕТ – ЗАСТАВИМ

Дом номер 1 по улице Совхозной в Лапсарах в объявлениях: управляющая компания «Лапсарская» извещает жильцов, что с 1 апреля отказывается от обслуживания МКД. Хотя договор у нее, как выяснилось, до 2016 года, и досрочно его можно расторгнуть, лишь опираясь на решение общего собрания жильцов. Но его не было. На мои вопросы, почему да как, жительница дома Валентина отвечать не спешит, а предлагает отвести к более компетентным людям.
От подъезда к подъезду передвигаемся по широкой отмостке, потому что придомовая дорога утонула в огромной луже. Нам открывает Маргарита Денисовна – активистка, как она себя назвала. Весь сыр-бор, повествует она, разгорелся прошлым летом, в процессе ремонта этой самой отмостки. Жильцы пожелали не просто ее отремонтировать, а нарастить в высоту и ширину, чтобы превратить в полноценный тротуарчик по всей длине девятиподъездного дома. И таким образом избежать контактов со злосчастной придомовой лужей, которая якобы и летом не высыхает.
Управляющая компания не возражала. Но так как объем работ увеличился и денег, собранных по статье «текущий ремонт», не хватало, люди согласились на дополнительные взносы. Полмиллиона рублей были собраны при помощи активистов, которые затем взяли на себя ключевую роль в сооружении отмостки.
«Мы постоянно к ним ходили. Мы заставляли их работать. Мы им претензии предъявляли, что не те материалы используют. Потому что по предварительной смете была сетка «пятерка» заложена, а они привезли «двойку», – упирая на «мы», рассказывает активистка о тесных взаимоотношениях с управляющей компанией.
Сейчас разбираются со взносами на текущий ремонт. Два года назад общее собрание жильцов установило тариф 8 руб. вместо прежних 3,5. Совсем недавно выяснилось (разумеется, при непосредственном участии активистов), что тогда тариф повысили незаконно, значит, надо платить по-старому. «Вы только что сказали, что повышенный тариф приняли на общем собрании. В чем беззаконие?» – не понимаю я.
Кто теперь нас будет обслуживать? Фото Никиты ПАВЛОВАА в проверяющие и контролирующие инстанции обращались? «Куда только не обращались, – вздыхает Маргарита Денисовна, перечисляя всех, начиная с жилинспекции. – На словах говорят: вы активисты хорошие, за дом стараетесь. Как дело до проверок доходит, поддерживают УК». «Вы-то сами, активисты, всегда уверены в своей правоте? Или иногда сомневаетесь?» – задаю вопрос, который давно вертится на языке. Собеседница соглашается, что, возможно, иногда эмоции берут верх, но в таких случаях всегда можно обратиться к безотказным советчикам, которым они доверяют.
«Он сказал: «Не трогай мой бизнес!» – приводит одна из собеседниц слова Владимира Осанова, руководителя управляющей компании. «Я – пенсионерка, она – пенсионерка. Почему на наших пенсионных деньгах он должен делать свой бизнес?» – с негодованием подхватывает другая, ожидая, что я разделю их возмущение. Пытаюсь переубедить: и ваша, и наша, и любая управляющая компания в России является не благотворительной, а коммерческой структурой со всеми вытекающими последствиями. Все законно, лишь бы от этого бизнеса была польза жильцам… На меня смотрят, как на инопланетянку.
Ну а переписку с вышестоящими инстанциями можно посмотреть? «Все у Зои Николаевны», – отзываются собеседницы, заочно знакомя меня с председателем совета многоквартирного дома, действующей по доверенности. Нет, первоначально выбранный председатель жив-здоров, просто остались еще редкие люди, умеющие чего-то добиваться и готовые заниматься этим. «Даже я не смогу, а Зоя Николаевна сможет добиться», – гордится подругой Маргарита Денисовна, поясняя, что если бы та проживала в приватизированной квартире, а не в муниципальной, то давно бы стала полноправным председателем. Пока же – только по доверенности.
В ходе разговора не раз пыталась я развить тему ухода от нелюбимой управляющей компании. «Ну что вы все повторяете, что нам управляющая компания не нравится? Кто вам сказал? Мы такого никому ни разу не говорили. Мы говорим, пусть ра-бо-та-ют, а не только деньги собирают», – пресекаются мои попытки. Как же не работают, если вы только что сами перечисляли – здесь починили, там залатали? Оппонентки возражают, что и качество не то, и цены высокие, снова подчеркивая, что эту управляющую компанию жильцы не отталкивают.
«Мы хотели с ним дружить, жить. А он не хочет нас понимать», – с ноткой трагизма произносит Зоя Николаевна, имея в виду того же Осанова. Отпустить на все четыре стороны управленца, взвалившего на себя непосильную ношу, собеседница не считает возможным, выдвигая железный тезис «не хочет – заставим, не может – научим». Полностью взять власть в свои руки, возглавив ТСЖ, не желает. Вариант перейти всем домом в другую управляющую компанию, действующую в Лапсарах, также отвергает напрочь. В ответ на мое отчаянное: «Чего ж вы сами мучаетесь и их мучаете?» из уст председателя обреченно, но твердо звучит: «Ничего, помучаемся».
Официальная переписка подшита в папку. Ответы из жилищной инспекции, районной администрации, прокуратуры и даже налоговой службы. Ничего противозаконного в деятельности «Лапсарской» не выявлено, лишь жилинспекторы указали на ряд мелких недочетов.
Как козырную карту показывает Зоя Николаевна копию протокола общего собрания двухгодичной давности, уверяя, что подделаны подписи нескольких жильцов, там не присутствовавших. Вскрылось это только в нынешнем феврале, опять же благодаря группе активистов. «А объяснительные от отсутствовавших, подтверждающие сей вопиющий факт, есть?» – не теряю я надежды докопаться до истины. Собеседница уходит от ответа.
Провожая меня, она останавливается у палисадника, поднимает кусочек заржавевшей строительной сетки. Якобы точно такую же, «двойку», вместо обещанной «пятерки» закатали в отмостку. Но почему активисты не просигнализировали в жилинспекцию, когда шли работы, чтобы по горячим следам, пока не застыл бетон, выявить нарушение? А теперь, без экспертизы, предполагающей раскопки, кто ж поверит? «В общем, вы нас тоже не хотите понять, как и управляющая компания», – осуждающе качает головой доверенное лицо председателя и удаляется по широкой отмостке в свежеубранный подъезд.
«Знаю ли я Зою Николаевну? – усмехнувшись, переспросил попавший навстречу мужчина. – А как же! Это активная активистка. У нас таких человек пять. Она – на первом этаже, а я живу на пятом. И она лучше меня знает, топит нас с крыши или нет». Он безнадежно махнул рукой и пошагал дальше. «Зовут-то вас как?» – «Марков я, Владимир Маркович».

ГРУСТНЫЙ АНЕКДОТ

Владимир Осанов, генеральный директор УК «Лапсарская», пришел в сферу ЖКХ два с половиной года назад. Бизнес по обслуживанию части лапсарского жилфонда принял не в лучшем виде от обанкротившейся управляющей компании «Стандарт». Жилье здесь старое, практически все в аварийном состоянии.
УК «Лапсарская» сразу же сделала упор на ремонт во всех 19 доставшихся домах. Ремонт текущий, но с элементами капитального: если, например, канализационную разводку в состоянии были сами сделать – делали. На такой масштаб требовались средства, миллионов 12, при том, что по действующему тарифу выходило около половины этой суммы. Владимир Николаевич собрал жильцов и предложил план. Он уверяет, что готов вкладываться, привлекая средства от другого своего бизнеса, а потом, когда большая часть намеченного будет сделана, управляющая компания поднимает тариф, возвращая отданное в долг. Народ поддержал. В 2013 году прошел ряд ремонтов, потом с согласия жильцов подняли тарифы с 3-5 рублей до 5-10, в разных домах по-разному.
А в прошлом году из долгой отлучки в свою лапсарскую квартиру вернулась Зоя Николаевна. Вот как вспоминает первую встречу с ней Осанов: «Мы начинали массовый ремонт отмосток, дом номер один был во главе списка. Звонит наш мастер – приезжай срочно на Совхозную. Приезжаю, вижу картину: стоит группа рабочих, перед ними Зоя Николаевна, объясняет, как правильно укладывать отмостку. Мне она заявила, что хорошо знает это дело, так как в свое время трудилась в ССК. Я возразил, что сторож, работающий на авиационном заводе, не умеет строить самолеты. А мастер этих отмосток столько за свою жизнь проложила!»
Но активная жительница все равно знала лучше, поэтому женщина-мастер наотрез отказалась продолжать работу в этом доме. (Тут надо учесть, что Лапсары – вроде и пригород Чебоксар, но менталитет здесь не совсем городской. Все друг друга знают: кум, брат, сват, одноклассник. И незначительные, на первый взгляд, размолвки могут иметь серьезные последствия.) С трудом нашли подрядную организацию, согласившуюся закончить начатое. Работу у подрядчиков управляющая компания приняла по акту.
С тарифами та еще каша заварилась. В конце прошлого года управляющая компания, как положено, собралась отчитаться перед жильцами о проделанной работе и принять план на следующий год. Но кворума на собрании не было, и оно провалилось. Жильцы собрали свое собрание (управляющую компанию не пригласили) и принесли протокол, где ни слова не было о работах, выполненных управляющей компанией за прошлый год, о том, что предстоит сделать нынче, зато было решение установить на 2015 год прежний тариф 3,5 руб. – и точка. «Мне все равно, какой у них будет тариф – рубль, два, три. Но протокол-то составлен неправильно. Я пояснил, как его оформить, чтобы он стал легитимным, – рассказывает руководитель УК. – А они опять принесли не то».
Беседуя, он наводит порядок в бумагах. Берет со стола одну, пришпиливает к доске над столом. На мой вопросительный взгляд отвечает: «Это список домов, нуждающихся в первоочередном капитальном ремонте. Его на контроле надо держать. Я до сих пор удивляюсь, как у нас ничего не полыхнуло: в домах электропроводка ужасная. А также вентиляция, трубы, канализация. И от усилий управляющих компаний во многом зависит, на какой год поставить дом в ту или иную программу капитального ремонта. Мы тут через муниципальную программу уже один пробили, в шестом доме будут нынче электропроводку капитально менять. И на остальные, вот в списке пятнадцать домов, собрали подтверждающие документы, чтобы начать в нынешнем году ремонт с полной замены электропроводки».
На прощание рассказывает когда-то услышанный анекдот, который в последнее время ему кажется совсем не смешным. Объявление: «Замучаю любую управляющую компанию письменно или устно. Подпись: юрист на пенсии». Такой «юрист», не важно, кто он действительно по профессии, найдется на каждую управляющую компанию, уверен Осанов. И сейчас вряд ли кто его разубедит.

Комментарий
Иван Никитин, старший государственный жилищный инспектор Госжилинспекции Чувашии:
– В моей компетенции была проверка соблюдения процедуры расторжения договора на управление многоквартирным домом №1 по улице Совхозной поселка Новые Лапсары – договора между управляющей компанией и собственниками помещений в этом доме.
Во-первых, я проверил, проинформировала ли УК «Лапсарская» каждого собственника о досрочном расторжении. Выяснилось, что управляющая компания в соответствии с условиями договора управления МКД и Гражданским кодексом РФ сообщила о своем отказе управлять домом с 1 апреля, направив на имя каждого собственника помещения соответствующее уведомление заказным письмом. В управляющей компании мне предъявили копии всех квитанций на эти письма.
Во-вторых, о том же самом она должна была уведомить администрацию города Чебоксары, Госжилинспекцию Чувашии и организации, с которыми находилась в договорных отношениях на ресурсоснабжение и выполнение специализированных работ: водоканал, теплосети, спецавтохозяйство. Все эти структуры управляющая компания также известила в соответствии с законом.
Дополнительно могу сообщить: УК «Лапсарская» обратилась в судебные органы, чтобы ее одностороннее решение получило правовую оценку.
Подписи к снимкам: Здесь следили за чистотой и порядком.
Кто теперь нас будет обслуживать?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.