В юбилей артист предстанет сразу в двух образах

_василий васильевВПЕРВЫЕ ВЫШЕЛ В «ШЫВАРМАНИ»

Порой возникает ощущение, будто они с театром не могут жить друг без друга. То, с какой жадностью и творческим задором народный артист Чувашии Василий Васильев берется за каждый образ, вызывает зависть и восхищение. Причем масштаб партии значения не имеет – даже самый невзрачный, на первый взгляд, эпизод ему удается преподнести как исполнительскую драгоценность. Наверное, выходить на сцену с подобным отношением к роли способен лишь тот, кто родился в колыбели Мельпомены. 10 января один из самых оригинальных солистов Чувашского государственного театра оперы и балета отметил свое 80-летие.
Василия Васильева по праву можно называть живой легендой. Впервые он появился перед зрителем в 1960 году в постановке оперы «Шывармань», положившей начало музыкальному театру республики. После окончания Казанской консерватории пел в Чувашском ансамбле песни и танца, но страсть к театральным подмосткам одержала верх. И, как оказалось, не зря. Сегодня его уникальный тенор, способный на все, начиная от заискивающего Бомелия в «Царской невесте» и заканчивая неугомонным Куделько в «Марице», узнаваем из тысячи и уже вошел в «золотой фонд» голосов республики.
Более семидесяти образов, среди которых нет ни одного нелюбимого… Дети рукоплещут его озорному Волку в «Теремке» и задиристому Псу в «Бременских музыкантах», взрослые – хладнокровному Сполетте в «Тоске» и заводному Дружке в «Нарспи». А чего стоит уморительный «бег с препятствиями» его адвоката Блинда в «Летучей мыши»! Когда в заключительной картине, поняв, что пора «делать ноги», он стремительно проносится по сцене на дрожащих «полусогнутых» и, лихо перемахнув через скамейку, пулей влетает в кулисы, зал гудит от восторга. Или до чего же хорош его пронырливый Ерошка в «Князе Игоре», вечно сующий свой длинный нос куда попало!
Кстати, свой юбилей Василий Васильев отпразднует на сцене, блистая в партиях Юродивого и Мисаила в опере «Борис Годунов» 7 февраля. Образы блаженного старца и бродячего монаха оказались особенно близки исполнителю. Быть может, потому что сочетание несочетаемого, а точнее, пронзительной, щемящей трагедийности и здорового, фонтанирующего комизма, да еще и в одном спектакле, и есть самое захватывающее для настоящего артиста?

Мария МИТИНА

Опубликовано: 4 февраля 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.