Коммунальное шоу на новом паркете

Хочу рассказать историю, приключившуюся с чебоксарским предпринимателем В. Захаровым. В ней много до боли знакомого, поучительного и одновременно циничного, говорящего о беззащитности “маленького человека”. А причиной “черной полосы” в жизни нашего героя стал

Роковой полотенцесушитель

В мае 1998 года работники МРЭП “Прогресс” временно отключили горячую воду в доме № 81 по улице Константина Иванова. А когда вновь открыли кран, в квартире № 181, принадлежащей В. Захарову и его бывшей супруге, вышел из строя полотенцесушитель. На языке коммунальщиков — “произошло выдавливание прокладки”. В результате залило квартиру, расположенную этажом ниже. В ней проживает начальник налоговой инспекции Московского района Чебоксар Т. Асина. Конечно же, Татьяна Николаевна имела основания для возмущения. Не менее расстроенный Владимир Викторович, дабы не портить отношений с соседкой, выполнил ее требование – с помощью специалистов сделал ремонт в квартире, который обошелся ему в тогдашних ценах в 12 тысяч рублей. В. Захаров не стал брать с соседки расписку, что она не имеет претензий к качеству ремонта. Излишняя деликатность обошлась ему дорого.

Выждав некоторое время после ремонта, Т. Асина обратилась в суд и потребовала, чтобы Захаровы возместили нанесенный ей материальный ущерб в “полном объеме”, запросив более 72 тысяч рублей. В апреле прошлого года Московский районный суд удовлетворил исковые требования Т. Асиной. Чтобы расплатиться с соседкой, Захарову пришлось продать большую часть имущества, расстаться с акциями Сбербанка.

Но не прошло после суда и двух месяцев, как случилось новое ЧП. Опять-таки после подключения горячей воды дал течь полотенцесушитель, на этот раз в квартире № 180, доставшейся Захаровым от родителей. И вновь залило квартиру Т. Асиной (она состоит из двух соединенных квартир). Последовало очередное судебное разбирательство. В марте нынешнего года суд вынес решение, согласно которому Захаровы должны выплатить высокопоставленной соседке 59 с лишним тысяч рублей…

Владимир Викторович в глубоком шоке. Из-за образовавшихся непомерных долгов его бизнес практически рухнул, семья стала нищей. С одной стороны, финансовые “аппетиты” пострадавшей соседки, с другой… Он никак не может взять в толк, почему оказался крайним в этих “мокрых” историях? Полагает, что вся ответственность за происшедшее ложится на межрайонное эксплуатационное предприятие «Прогресс». Однако суд пришел к мнению, что во всем

Виноват квартиросъемщик

Суду показались убедительными доводы представителей МРЭП. Они заявили, что первый потоп произошел из-за самовольной (без ведома МРЭП) установки полотенцесушителя, что строго запрещено. По их утверждениям, В. Захаров с заявкой в их службу не обращался, стоимость работ через кассу предприятия не оплатил. Так что все претензии к нему.

Захаров защищался. Поведал, что с заявкой о замене полотенцесушителя в 1997 году обращался к руководству МРЭП, его отфутболивали из кабинета в кабинет. Когда же добрался до главного инженера, тот направил его к мастеру участка — он-де все оформит, как надо. Запись о заявке была внесена в специальный журнал. Мастер сказал, что деньги за установку (услуга платная) Захаров должен передать ему, о кассе даже не обмолвился. Через Захарова передал сантехнику Н. Краснову записку следующего содержания: “Установи полотенцесушитель в кв. № 181, если не требуется сварщик. Вопрос по оплате решен”. И подчиненный выполнил указание, предварительно еще раз согласовав свои действия с начальником по телефону.

В суде оба (уже бывшие работники МРЭП) подтвердили, что так оно и было. Однако суд не принял во внимание показания непосредственных исполнителей заказа, потому как эти утверждения – цитируем: “сами по себе не свидетельствуют о том, что работа была произведена в установленном законом порядке”. Ответчик не оформил заявку “надлежащим образом”. Кстати, в суде сантехник заявил, что после выполнения работы, как и положено, расписался в журнале заявок напротив “захаровской”. Однако, когда суд затребовал журнал для ознакомления, представители МРЭП сообщили, что он… утерян. А без бумажки ты букашка, тем более в суде. Не смог доказать Захаров и то, что оплатил стоимость работ, для этого нужно было предъявить квитанцию, а ее не было.

Таким образом, судом установлено, что причиной затопления квартиры Асиной явилась самовольная установка полотенцесушителя. Правда, при этом не уточнялось, какие технические нарушения были допущены, вследствие чего и произошла течь. Специалистов МРЭП это тоже не интересовало, иначе бы они провели обследование. Доводы же ответчика о том, что ЧП могло произойти из-за перепада давления в сети при резком включении горячего водоснабжения или гидравлического удара при открытии водяных заслонок, суд нашел неосновательными, поскольку тому нет подтверждения. По объяснениям же сантехника и мастера, именно из-за высокого давления в сети могло произойти выдавливание прокладки, из-за чего уже не раз случались “заливные” ситуации в этом доме. Суду и эта информация показалась несущественной. Короче, “Прогресс”, что называется, вышел сухим из воды, а вот квартиросъемщик, не без его активной помощи, пошел ко дну…

В судебном разбирательстве по факту второго “великого потопа” Т. Асина предъявила претензии не только Захаровым, но и МРЭП. Дело в том, что на этот раз наученный горьким опытом Владимир Викторович вовремя подсуетился — зная, что журнал заявок может неожиданно “потеряться” в самый неподходящий момент, сделал ксерокопию своей заявки. И не дал возможности представителю “Прогресса” ввести суд в заблуждение (тот первоначально заявил, что МРЭП, как и в первый раз, не устанавливал полотенцесушитель). И хотя у Захарова вновь не оказалось квитанции об оплате, суд посчитал доказанным факт установки агрегата именно МРЭП “Прогресс”. Однако не счел его “юридически значимым обстоятельством”. Потому как на этот раз лопнул корпус полотенцесушителя, повреждений же в месте его соединения с трубами при осмотре не обнаружено. То есть опять “Прогресс” ни при чем. Суд пришел к выводу, что прорыв вызван дефектностью полотенцесушителя. Захаров может предъявить претензии производителю или продавцу товара. Истица же вправе требовать возмещения нанесенного ей вреда именно с Захаровых. И вновь квартиросъемщик потерпел фиаско. В общей сложности за два затопления Захаровым надлежало выплатить Т. Асиной более 130 тысяч рублей. Эту сумму насчитали специалисты, к услугам которых обратилась истица. В результате

Был паркет простым, стал – золотым

При первом затоплении в квартире Т. Асиной был испорчен паркетный пол на площади чуть более 40 квадратных метров и местами линолеумное покрытие. Кроме того, требовалась частичная замена обоев и побелки. Поначалу истица намеревалась взыскать с ответчиков 29 тысяч 724 рубля, исходя из расчета фактических затрат на восстановительный ремонт, выполненный специалистом ООО “Монолит-81”. Объективности ради суд назначил судебную экспертизу, по заключению которой означенная сумма уменьшилась вдвое. Это, видимо, сильно огорчило Татьяну Николаевну и она решила провести “свою экспертизу”, подключив специалистов ОАО “Инкост”. Те из глубокого уважения к Т. Асиной (руководимая ею служба строго контролирует “Инкост” на предмет своевременной уплаты налогов) выполнили поручение с особой тщательностью. В результате резко подскочила стоимость затрат на восстановление пола  – аж до 60 тысяч 731 рубля.

— Я побывал в специализированных магазинах и не обнаружил столь дорогостоящего березового паркета, — сказал Захаров. — Самый качественный сегодня продают по 180 рублей. Считаю, что эксперты Асиной слукавили.

А вот суд так не посчитал, наоборот, нашел расчеты специалистов “Инкоста” вполне обоснованными. Ими и руководствовался при определении размера материального ущерба. Заключение же судебного эксперта во внимание не принял, поскольку оно-де не содержит подробных сведений о произведенных расчетах, а посему невозможно проверить его обоснованность. К тому же, считает суд, “на сегодняшний день фактически отсутствует методика определения возмещения ущерба при так называемом “евроремонте”, который имелся в квартире у истицы”. И это очень любопытный, вернее сказать, печальный момент для тех, кому выпадет несчастье по своей ли вине, или по вине коммунальной службы (последнее вряд ли докажешь) затопить чьи-нибудь евроаппартаменты. Раз нет методики, стало быть, хозяин пострадавшей квартиры волен “закрутить” любую цену вне зависимости от размеров реального ущерба.

Последствий второго затопления В. Захаров не видел, не сподобились пригласить его для осмотра квартиры, что вообще-то довольно странно. Захаров полагает, что ущерб соседке причинен небольшой, ведь треснувший полотенцесушитель был расположен над просторной ванной, куда и ушла “основная” вода. Однако иное мнение у специалистов “Инкоста”. Составленные ими акт обследования квартиры после залива и локальная смета расходов на ремонт обещали Татьяне Николаевне, как уже знаем, без малого 60 тысяч рублей. Суд не нашел оснований не доверять этим расчетам.

А напрасно… Ну какое может быть доверие организации, которая на момент составления документов (и по первому затоплению, и по второму) была лишена права на предоставление этих услуг населению? И не кем-нибудь, а лицензионным центром Минстроя ЧР, и, кстати, “по причине разработки проектной документации, не соответствующей предъявляемым требованиям”. Выходит, акты и сметы, выполненные “Инкостом” и взятые судом за основу при определении размеров материального ущерба, представляют собой никчемные бумажки, не имеющие законной силы. Кстати, обследование квартиры Асиной на предмет “разрухи” от первого ЧП произведено специалистами “Инкоста” аккурат через несколько дней после того, как было приостановлено действие лицензии и через… полтора года после самого затопления.

И ведь до чего довели человека, то бишь квартиросъемщика Захарова! В одной из кассационных жалоб в судебную коллегию Верховного суда ЧР он приводит пространную цитату из произведения А. Солженицына “Архипелаг ГУЛАГ”. И все там про власть имущих, про неправедные суды, про маленького человека, на ком “схлестнулись непонятные, неизвестные ему замыслы возвышенных над ним лиц”. Только не помог Солженицын подателю жалобы. Одна надежда теперь на третьего по счету адвоката, которому все это коммунальное шоу на судебных подмостках показалось весьма занимательным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.