Не сдавалась никогда

Чебоксарка Клавдия Ковачич в войну была и в антифашистском подполье, и в концлагере

«ОПАСНА ДЛЯ НЕМЕЦКОГО НАРОДА»

22 июня 1941 года Клавдия встретила в Полоцке, что в Белоруссии. В этом городе она после детдома жила, работала в детском саду. Питалась тем, что не доели воспитанники, ютилась в сараюшке у знакомых. Не лучше жили и другие бывшие детдомовцы того времени. Общая судьба объединяла, ребята тянулись друг к другу, дружили, общались. Когда началась война, более старшие нашли выход на партизан и создали подполье – по велению души, а не по приказу свыше. Страшно, конечно, было, не скрывает Клавдия Александровна, но вот какое дело – Родину они любили и искренне хотели ее защитить.
«Однажды меня послали в разведку на немецкий полигон, – вспоминает она. – Пройти-то я туда прошла, но меня задержали. Прикинулась, что, мол, голодная, кушать хочу, поэтому работу ищу. Но все равно отвели в комендатуру, оттуда отправили в Германию. В Дрездене судили, признали опасным человеком для немецкого народа и поместили в концлагерь Аушвиц».

БЕЛЫЙ ДЫМ

Что такое лагерь смерти? Это дикий холод, ведь бараки не отапливались. Спали по 5-6 человек на нарах и согревались, тесно прижимаясь друг к другу. Это такой страшный голод, от которого, по признанию Ковачич, даже порой холода не чувствовали. Давали эрцаз-хлеб, неизвестно из чего сделанный, и вонючую баланду из брюквы. Если кто-то пробовал листья сорвать или траву, чтобы поесть, били нещадно. Особенно свирепствовали надсмотрщицы-женщины. Но при этом, когда гнали на работу и кто-то из обессилевших заключенных падал, некоторые конвоиры (в основном пожилые) совали им тайком свои пайки, которые носили в специальных коробочках на боку. И такое случалось.
Однако самым жутким, повторяла Клавдия Александровна, был страх, что именно сегодня ее отправят в крематорий. К крематориям составы подъезжали каждую ночь, страшно кричали взрослые и дети. А по цвету дыма, шедшего из труб, заключенные могли определить, мертвых в ту ночь сжигали или еще живых. В последнем случае смерть имела светлый оттенок.

ЛЮБЛЮ ЛЮДЕЙ

Победа в прямом смысле подарила девушке жизнь. Пусть не всегда усыпанную розами, но долгую и счастливую. После войны с новорожденным сыном Юрой юной матери, вернувшейся в Полоцк, приходилось жить в заброшенной часовне. Но постоянно болеющего мальчонку приютила в местной больнице главврач. А затем посоветовала женщине ехать на заработки в Казахстан. Там Ковачич встретила мужа, с которым прожила всю жизнь и родила еще двоих сыновей. Именно он привез молодую жену в Чебоксары, которые стали для нее родным городом.
Трудное детство, годы концлагеря, да и потом одни заботы – получать образование, жить, что называется, «для себя» времени за 90 лет жизни так и не нашлось. Казалось бы, чему радоваться?
– Люблю людей, столько их хороших мне в жизни встретилось. На бывшей работе – в больнице ХБК – до сих пор меня помнят, хотя я уже несколько десятков лет на пенсии. Да и Юра пылинки с меня сдувает, – светло улыбается Клавдия Александровна, доверчиво беря за руку высокого, солидного и изрядно поседевшего сына.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.