По следам комендора

Возможно, 9 февраля для Чувашии станет дважды «красным днем календаря». И в этот день мы будем вспоминать имена двух героев. В 1887 году родился легендарный комдив Василий Иванович Чапаев. А в 1904-м бесстрашно сражался уроженец села Вутабоси ныне Канашского района комендор крейсера «Варяг» Конон Зиновьевич Зиновьев. Остается гадать, почему его жизнь малоизучена и ограничивается лишь скупыми, порой противоречивыми, строками из энциклопедии и народной молвой? Похоже, хрестоматийный образ когда-то втиснули в жесткие рамки «классового подхода». И повод тому был: все-таки крестьянский сын получил Георгиевский крест.

ПРИЗЫВ «ПО НАРУЖНОМУ ВИДУ»

Подтолкнуло к поиску материалов о герое – выходце из народа – письмо из Рязани. На родине автора книги «Цусима» Алексея Новикова-Прибоя затеяли научно-практическую конференцию к юбилею писателя. На встречу пригласили капитана второго ранга, заместителя председателя чувашского отделения Общероссийского движения поддержки флота Н. Васильева. Организаторы попросили подготовить доклад о том, как на его малой родине сохраняют память о подвиге бесстрашного корабельного пушкаря.
В село Вутабоси вместе с Николаем Афанасьевичем отправились бывшие военные моряки Станислав Николаев и кавалер ордена Мужества, главный старшина атомной подлодки АПЛ К-19 Евгений Котлов. К слову, в Голливуде даже был снят фильм «К-19» о подвиге этого экипажа. Кинолента основана на реальных событиях, произошедших с АПЛ К-19. Эта атомная подводная лодка в 1961 году первой потерпела аварию ядерной силовой установки с человеческими жертвами. Символично, что по следам комендора «Варяга» отправился участник того легендарного похода. И ему хотелось возложить цветы на могилу моряка.
Местный краевед, заведующий модельной библиотекой Юрий Никитин очень обрадовался приезду гостей. Признался, что его давненько так подробно не расспрашивали о Кононе Зиновьеве – участнике трех страшных войн начала прошлого века. По всем меркам он – неординарная личность, а почитать о нем почти нечего. Разве что краткую биографию…
«Зиновьев Конон Зиновьевич (1881-1925 гг.) чуваш, старообрядец, призван на военную службу 8 ноября (26 октября) 1901 г. Дату рождения установить не удалось, так как он старообрядец, и его имя не значилось в метрических книгах ни одной официальной новообрядческой церкви. Призывной возраст его (в то время – 20 лет) был определен «по наружному виду». Ко времени призыва Конон Зиновьевич имел жену Марфу Арсентьеву и дочь Матрену. На «Варяге» служил при малокалиберных орудиях крейсера. В бою молодой комендор, малокалиберные пушки которого бездействовали из-за большой дистанции боя, переходит к 152-миллиметровому орудию, у которого были убиты оба комендора и принимается под огнем исправлять орудие. Он же участвует в подъеме сбитого кормового флага. Храбрый комендор был награжден ЗОВО (Знак отличия военного ордена или Георгиевский крест – Авт.) 4 ст. под № 98112. По-видимому, получил еще и специальную серебряную медаль, но документальное подтверждение этому не обнаружено. По возвращении в Россию продолжил службу в Петербурге при 18-м флотском экипаже; 14 ноября (1 ноября) 1906 г. он был уволен в запас флота и, вернувшись в родное село, стал получать пенсию Цивильского уездного казначейства. В августе 1916-го был призван на действительную службу и отправлен в Петроград, во 2-й Балтийский флотский экипаж. После гражданской войны вернулся в село. Умер от голодания в 1925 г.».
К этому тексту имеется сноска, что краткая биография составлена на основе документов Центрального государственного архива Чувашии.

О МИТИНГЕ И ЦАРСКИХ ЧАСАХ

Справедливости ради надо отметить, что в музее чебоксарской школы № 3 есть материалы о выходцах из Чувашии – участниках русско-японской войны 1904-1905 гг. Один из стендов посвящен подвигу К. Зиновьева. На нем показаны уже известные факты, не добавляющие новых штрихов в «застывший образ» героя. И в книге «Мы – солдаты второй мировой» тоже есть раздел о нем.
У краеведа Ю. Никитина есть что добавить к официальной биографии. Оказывается, Конон окончил церковно-приходскую школу в 1892 году. Известно, что на Петроградском заводе Обухова он слушал выступление на митинге вождя пролетариата. В 1919-м он вернулся в родное село с чемоданом, набитым плотницким инструментом.
По противоречивым воспоминаниям внуков, царские награды дед не уберег. Якобы, они сгорели во время пожара. По другой версии, в голодный 1921 год он обменял их на хлеб. У родственников будто бы хранились только именные часы. Но и их след утерян. Впрочем, а были ли они у бывшего комендора? Сомнения закрадываются, если сопоставить некоторые факты. Действительно, 16 апреля 1904 года моряки-герои прибыли в Петербург и колоннами промаршировали до площади Зимнего дворца. Здесь их приветствовал император Николай II. Все герои были приглашены на торжественный обед во дворец, где по этому случаю были приготовлены специальные обеденные приборы, которые после торжества были отданы морякам. Всем матросам «Варяга» в подарок от царя были вручены именные часы. Но в архивных документах сообщается, что К. Зиновьев «на царском приеме не был из-за простуды и ранения». Под вопросом, получал ли он впоследствии подарки от государя?

ВРАГУ НЕ СДАЕТСЯ НАШ ГОРДЫЙ «ВАРЯГ»

Героями моряков легендарного крейсера назвали не зря. Неравный бой «Варяга» в бухте Чемульпо длился 50 минут. За это время они выпустили по вражеской эскадре из 14 кораблей 1105 снарядов. Героями, прежде всего, были комендоры. Несмотря на ужасающие разрушения и гибель товарищей, среди бушевавшего огня, они ни на минуту не прекращали стрельбу. Конон Зиновьев, несмотря на пожар, в дыму и грохоте, раненый, был у орудия, пока оставались снаряды. После команды покинуть пылающий крейсер, он прыгнул за борт, и его подобрали иностранные моряки.
Оставшиеся в живых моряки «Варяга» и «Корейца» перешли на английский и итальянский крейсеры. Их командиры отклонили унизительное требование японцев о немедленной выдаче всех русских моряков в качестве военнопленных. На французском крейсере «Паскаль» русские моряки ушли в Сайгон, а затем в Одессу. На родине их встретили как героев. А летом 1904 года была учреждена специальная серебряная медаль «За бой «Варяга» и «Корейца» при Чемульпо».
Кстати, в русско-японской войне отличились еще два уроженца небольшого села Вутабоси. Среди участников не менее знаменитого Цусимского боя был сигнальщик броненосца «Император Николай I» Тимофей Максимов. Еще один парень из Вутабосей Иван Гордеев, геройски погиб, защищая крепость Порт-Артур.
В 1911-1912 гг. в России началось движение по увековечению памяти участников войны, сбор средств для открытия памятных досок на стенах церквей. К сожалению, эти доски не сохранились, хотя в Вутабосях, якобы, она висела до закрытия здешней церкви в 1932 году.

ВСПОМИНАЯ ГЕРОЯ

…За ветвями разросшейся яблони в палисаднике не разглядишь мемориальную доску с выцветшей надписью: «В этом доме проживал участник русско-японской войны 1904-1905 гг. комендор крейсера «Варяг» Зиновьев Конон Зиновьевич». Рядом – треснувшее стекло вывески поскромнее. Из текста ясно, в честь кого названа сельская улица.
Нынешняя хозяйка дома Надежда Павловна Глухова лишь несколько лет назад случайно узнала, что приходится дальней родственницей Конону Зиновьеву. Сколько дому лет? Она не знает, но уточнила: в 1950-е родители его ремонтировали основательно, поменяли по три-четыре нижних венца сруба. С ее слов, прямые родственники Зиновьева, приезжая сюда, утверждают, что «все вокруг так и было, строения на прежних местах». Только нет старинной «саманки» – избы из необожженных кирпичей, замешанных на глине и соломе.
Кстати, Надежда Павловна тоже недоумевает, почему в официальной биографии записано, что Зиновьев в 44-летнем возрасте «умер от голодания» в относительно спокойном 1925 году? Как и односельчане, она склоняется к версии, что нелепый случай тому виной. Рассказывают, Конон в разгар сенокоса как всегда сильно поработал, в одиночку весь воз травы перетаскал в сарай. Потом поел горячей похлебки с бараниной. В крестьянских домах чаи тогда не распивали. Вот он и черпанул ковш колодезной воды. Понятно, сразу же ему скрутило живот. Отвезли в больницу, а там, якобы, врачи не смогли поставить точный диагноз.
Полвека как заброшено старое кладбище, где похоронен Конон Зиновьев. Даже места его могилы никто уже не помнит. Глава местной власти извиняется, что не подумали хоть как-то обозначить место захоронения героя, комендора не сдавшегося врагу крейсера «Варяг».
…Могила затерялась. Лишь покосившийся дом упрямо стоит, как связующая нить времен и судеб. Словоохотливая Надежда Глухова рассказывала: «Каждый год из Америки приезжает строгая дама, старается подгадать на Троицу. Говорят, она очень образованная, в Англии окончила университет. В Канаше у нее живут родственники. В прошлом году они попросили старые вещи или предметы, напоминающие о Кононе. Я для них нашла кое-что на чердаке. Раньше ткали дерюги, вот одну из них и взяли для семейного музея».

6 Responses

  1. Спасибо за интересный рассказ

  2. В Вутабосях в 19 веке население четко делилось по конфессиональному признаку: чадами Синодальной (официальной) церкви были чуваши (2/3 жителей), а чадами Старообрядческой церкви были русские (1/3 жителей). К.З.Зиновьев был старообрядцем — о его национальности делайте выводы сами.

  3. Имя Конон о многом говорит. Не знаю ни одного чуваша, который бы его носил. А вот среди русских старообрядцев действительно это имя встречается

  4. Староверы Чувашии на своем сайте (Old Believers in Chuvashia — Староверы в Чувашии) тоже обратили внимание на эту статью.

  5. У меня дед Волков Диомид тоже был награжден, но мы про него ничего не знаем! Помогите, где и как можно узнать про него.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.