Жизнь вместо гламура

V Чебоксарский международный кинофестивальПо республике продолжает свое шествие V Чебоксарский международный кинофестиваль. Вчера любители кино и жюри смотрели конкурсные фильмы «Случайная связь», который представляли режиссер Ольга Столповская сотоварищи, а также «Whisky с молоком» Александра Михайлова, «Связь времен» Игоря Колмогорова и «Радугу» Виктора Чепрасова. Днем ранее конкурсную программу в «Каскаде» начинали «Которого не было» Рамиля Салахутдинова и «Сибирь. Монамур» Вячеслава Росса.
Народная артистка СССР Вера Кузьмина, одна из самых активных зрителей ЧМКФ, старейшая актриса Чувашского театра, старается не пропускать ни одного интересного фильма и за два фестивальных дня успела посмотреть и оценить три работы, в том числе и «Связь времен».
«Очень сильная по воздействию картина, – призналась она обозревателю «СЧ», – такие сложные переплетения времени и судеб, когда молодые вдруг воочию видят то, что происходило 67 лет назад. Там много мистики, но главное – человеческая любовь. Не скрою, еще мне очень импонирует в этом фильме, что музыку к нему написал Алексей Айги».
Классик советского кино Али Хамраев сам представляет свои фильмы, что идут в уютном малом зале «Мир Луксора». Али Иргашалиевич сразу же признался в симпатии к Чебоксарам, которые готов любить уже за одно певучее название. Но к тому же отсюда родом его невестка. И вообще, по мнению мэтра, в малых городах живут самые лучшие люди. И то, что там еще оказывается и немало поклонников авторского кино, которое есть всегда очень личный разговор по душам и поиск пути к человеческому сердцу, только подтверждает это ощущение.
На просмотре фильма «Сибирь. Монамур» почти не было случайных зрителей. В одном из залов «Каскада», маленьком, четвертом, собрались те, кто шел на него специально. И смотрели это, в общем, довольно жесткое и трагическое кино на одном дыхании.
V Чебоксарский международный кинофестивальИ опоздавшего исполнителя главной роли Петра Зайченко, он ехал через Казань и из-за пробок не успел к началу сеанса, встречали восхищенными аплодисментами. Волгоградскому актеру известность принесли фильмы Вадима Абдрашитова и Павла Лунгина, и в первую очередь роль Крокодилыча в «Параде планет». А уже настоящую международную славу – ««Такси-блюз», который номинировался на «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля 1990 года. Тогда его фото появились на обложках французских киножурналов, и его стали приглашать на съемки во Франции, Испании и Польше. На кинофестивале в Выборге главный приз был впервые вручен не фильму, а актеру. Петр Зайченко получил его сразу за две работы: «Дом» и «Сибирь. Монамур».
При всей своей внешней реалистичности и даже натуралистичности фильм похож на притчу о выборе между верой и одичанием, любовью и ненавистью, местью и прощением. Сценарист и режиссер Вячеслав Росс будто поселил в сибирской деревне «Монамур» всю боль и надежду, показав ужасающие последствия потерянных между людьми связей. Хотя исполнитель роли деда-старовера Петр Зайченко формулирует главную идею так: «Если мы упустили детей, нам надо спасать внуков».
Внука Алешку в фильме сыграл Миша Процько, с которым актер подружился и порадовался его награде за эту роль как «Открытие года» на национальном конкурсе «Ника». Вышедший получать награду юный исполнитель сказал: «В общем, я благодарю деда! Ой, то есть не деда, а Петра Петровича». Актер признался, что сниматься с детьми – особый случай. Ведь у них не мастерство актера, а натура. Вот, например, дед по сценарию стреляет в любимую собаку внука, так и сам малыш не хочет садиться со старшим коллегой ужинать. Зато потом готов защитить даже от режиссера. На съемках Петру Зайченко пришлось в сибирский мороз плавать в горной речке, после чего он перенес операцию на ноге. Видя все это, да еще и лично пережив падение в осеннюю сибирскую речку, «внук Алеша» обещает партнеру по фильму стать режиссером. И дать ему такую роль, где он будет сидеть и только пить чай. Пригласит он и Славу Росса. И вот он уж будет тонуть в болоте!
V Чебоксарский международный кинофестивальЗрители и особенно зрительницы так прониклись сочувствием к героям картины, что благодарить актера некоторым мешали слезы. Интересно, что именно пожилые женщины, явно не приемлющие в жизни мата и похабщины, сразу поняли, что последней в фильме нет. И на вопрос актеру молодого человека о «мате и разврате» лишь горько выдохнули: «Жизни ты не видел, мальчик». Петр Зайченко ответил, вспомнив про Канны, где его спрашивал об этом «такой же изумительный молодой человек». Поэтому ответ был тот же: «Вы перепутали. У вас есть гламур. А наш фильм называется «Сибирь. Монамур».

Опубликовано: 24 мая 2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.