Бодалась Фемида с дубом

Дуб рос в центральном парке культуры и отдыха «Лакреевский лес», в полутора метрах от административного здания. А сентябрьским днем прошлого года развалился надвое и оборвал жизнь Андрея Родионова, стоявшего с девушкой неподалеку – на крыльце запасного выхода танцплощадки. Юноше было всего 18 лет…
Со слов девушки, был внезапный порыв ветра, после чего на них обрушилась крона дерева. Андрея сбросило со ступенек вниз, он был без сознания, вызвали «скорую». Паренек умер в реанимации, куда его доставили с тяжелейшей черепно-мозговой травмой. Мама Андрея (растила двух сыновей одна, потеряла младшенького) до сих пор пребывает в сильнейшем душевном шоке, смерть сына сама по себе для матери чудовищна, а тут еще такая нелепая.
Любая трагедия имеет первопричину. Искали ее и в Лакреевском лесу. По мнению руководства парка, гибель подростка – всего лишь несчастный случай. Ведь, как показало обследование, внешне дуб был вполне здоров, то есть «живой», без признаков болезни. Кто же предполагал, что он может упасть? Короче, тут налицо форс-мажорные обстоятельства, то есть дерево повело себя непредсказуемо. Руководство же винить не в чем, оно проявляло осмотрительность – ежегодно деревья обследовались на предмет выявления среди них опасных для жизни и здоровья людей. Это и пытались доказать в суде, когда мать потребовала компенсировать причиненные ей муки, хотя ни за какие деньги ей уже сына не вернуть. Но так ли уж администрация парка была «осмотрительна» на самом деле?
Сразу же после ЧП в лесу спешно собралась комиссия – представители парка, управления экологии Чебоксар и милиции. Дуб двуствольный, один ствол и отвалился, а другой удержался, стоит, листвой зеленеет. Действительно с виду «живой». А вот внутри дуб оказался гнилым. По предположению членов комиссии, свалить дуб мог и порыв ветра, поскольку дерево было слабее, чем другие. А возможно, упало оно из-за того, что было поражено грибковым заболеванием.
Чебоксарский межрайонный следственный отдел СКП по Чувашии установил, что какие-либо обследования и выборочная санитарная рубка деревьев в Лакреевском парке не производились с 2006-го по 2008 год, лишь убирались отпавшие сухие ветки, чтобы пожара не произошло. И выводы – работники парка ненадлежащим образом исполняли свои должностные обязанности по содержанию в порядке лесного массива. Формально следствие усмотрело в действиях директора парка и заведующей ХСО халатность, которая привела к столь печальным последствиям. Однако возбуждать уголовное дело не стали, поскольку работники парка не входят в число должностных лиц, которые могут быть привлечены по указанной статье. Одним словом, им крупно повезло.
Суд, рассматривавший гражданский иск матери Андрея, согласился с выводами следствия о том, что работники парка ненадлежаще исполняли свои должностные обязанности в части обследования и выборочной рубки деревьев. Не визуальный осмотр, а именно проведение своевременного лесопатологического обследования дуба могло выявить гниль внутри его основания. Да к тому же дуб рос в раздвоенном виде, представляя повышенную опасность для отдыхающих в парке горожан, так что требовал особого внимания. Но, как установлено в суде, администрация парка впервые обратилась в управление экологии по вопросу обследования деревьев лишь после случившейся трагедии – вернее, в тот же день. И надо же какая оперативность, уже на следующий день был оформлен ордер-разрешение на вырубку трех аварийных дубов чешуйчатых.
Впрочем, явление почти привычное. Мы начинаем деятельно исправлять ситуацию, когда что-нибудь случится. Лакреевский лес, объявленный памятником природы, находится в городской черте. Однако участие специалистов управления экологии в проверке деревьев на предмет их состояния вовсе не обязанность, а услуга. Дело в том, что муниципальный контроль в области охраны окружающей среды в прошлом году российским законодательством отменен. Теперь это прерогатива государственного, производственного и общественного контроля. В 2005 году были утверждены правила, согласно которым ответственность за сохранность и содержание зеленых насаждений в муниципальном парке несет его администрация. Но, как видим, не до всех дубов руки доходят.
А потом приходит время платить по счетам. Суд оценил нравственные страдания матери, потерявшей сына, в 100 тысяч рублей. Но и эту сумму (прямо скажем, несоразмерную с потерянной жизнью юноши) руководство парка платить не желало, не считая себя причастным к случившейся трагедии. Подали кассационную жалобу, продолжая ссылаться на «непредсказуемое» поведение дуба. Однако судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда республики не нашла оснований для отмены принятого решения. Оно вступило в силу, возбуждено исполнительное производство, но удастся ли приставам завершить его с результатом в пользу безутешной матери? Нередко ответчики разводят руками – денег нет… Как поведала Нина Александровна (мама), директор парка даже не извинилась перед ней, не выразила сочувствия и в суде не была, переложив бремя своей защиты на представителя, он и уверял суд в искренних соболезнованиях и сочувствии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.