Интерес к иконам едва не стоил ему диплома

В мастерской далеко не каждого художника увидишь иконы. А у Юрия Бубнова их немало. Вот и в эти дни он занят очередной работой. Ее содержание напрямую не связано с библейским сюжетом, а скорее всего отражает трагическое событие в истории Российского государства. После того как стала достоянием гласности гибель членов семьи российского императора Николая II от рук большевиков, они, пережившие мученическую смерть, были канонизированы — причислены к святым. И Юрий с присущей живописцу скрупулезностью изо дня в день неспешно выводит их смиренные, непорочные лики.

Взялся он за это перевоплощение царя и его близких людей в образы великомучеников не случайно. Оказывается, известный своими благотворительными акциями фермер из Ядринского района Леонид Белов воздвигнул в родной деревне часовню. Внутри, кроме икон, задумал повесить полотно с изображением невинно убиенной семьи российского государя.

Есть в мастерской Юрия Бубнова другая, уже готовая картина на православную тему. На ней изображена фигура самого живописца, прикрытая лоскутом белой материи. Он лежит где-то в светлом пространстве, как бы находя здесь отдохновение от трудов своих праведных. Края холста окаймлены маленькими иконами, которые олицетворяют сны на библейские темы. Узнать, какая фаза луны сегодня, можно на сайте i-sonnik.ru. 10 главных правил толкования снов.

На рабочем столе — старинная икона (XVI век!) из так называемого праздничного ряда. Ее принес на реставрацию один известный коллекционер. Восстановление икон — работа тонкая. Приходится закрашивать каждую облупившуюся точку или черточку. По правилам реставрации иконы нельзя дорисовывать мазками, позволяется только тонировать. Также запрещается дописывать стершиеся буквы слов из Священного Писания. Нельзя вторгаться в стиль автора, можно лишь прикоснуться к тем местам, где есть утрата. Да и то так, чтобы по истечении времени другие мастера могли икону снова отреставрировать. Занятие очень кропотливое, даже несколько докучливое. Когда глазам и рукам требуется отдых, художник встает из-за стола и подходит к оставленному мольберту, чтобы продолжить работу над собственной картиной.

Нередко приходится работать непосредственно в церквах. Несколько лет назад Юрий вместе в другим художником — Валерием Пономаревым расписывал вновь восстановленный храм Михаила Архангела, что на ул. К. Иванова в Чебоксарах. Трудились целых полтора года, создали более сорока икон. Расписывали иконостас с царскими вратами. Каждую икону принимал лично владыка Варнава. Когда воспроизводили знаменитую “Троицу” Рублева, митрополит несколько раз заставлял переделывать детали шедевра православной живописи. Юрий приложил свою руку и при росписи в новом храме Преображения Господня в селе Языково Нижегородской области. Он же работал в реставрируемой церкви в Цивильске.

У иконотворчества свои особенности. Для образов сначала заготавливают деревянную основу, обычно из липы. После сушки ее затягивают тканью, т. е. поволокой. На нее накладывается подкладочный слой, сверху — еще два-три слоя краски. Это традиционный стиль иконописи, который существует еще с XIV века. Его и придерживается Юрий Бубнов.

Почему он увлекся иконописью? Вопрос непростой. Это лишь по преданию наставник иконного дела святой Иоанн Богослов из простого пастуха чудом сделал искусного иконописца. А современные художники к мастерству христианской живописи идут долго и трудно. Вырос Юрий в Чебоксарах — в семье драматических актеров Светланы Никифоровны и Александра Ивановича Бубновых. Еще в ученические годы мальчик посещал художественную школу, после девяти классов поступил в Палехское художественное училище, что в Ивановской области. Там на первом курсе преподавали древнюю живопись, много времени уделяли иконописи. Правда, обучение это шло негласно, про иконографию умалчивали.

В советскую эпоху занятие религиозной живописью считалось крамольным. Когда Юрий учился в Ленинградском институте имени Репина Академии художеств, во время каникул приехал в Алатырь и в заброшенной церкви занялся исследованием старинного иконостаса. Произвел пробную расчистку и обнаружил три слоя краски. Значит, этот образ уже три раза переписывали. Вскоре в Чебоксарах проходил съезд художников республики. Участвовал в нем и Юрий Бубнов. Не называя имени, с трибуны его покритиковали: дескать, некоторые студенты Академии художеств в церквах работают, иконы реставрируют. Впоследствии руководители Союза художников занялись им персонально: написали в институт жалобу, мол, просим отчислить Бубнова из вуза. Ректор прямо с лекции вызвал Юрия. Студент объяснил, чем он занимался в старинном храме, показал записи исследований. Видимо, не убедил. Ректор пригласил декана и преподавателей. Те горой встали на защиту своего воспитанника, даже похвалили за полезную практику. В конце концов обошлось.

После шести лет учебы в Академии художеств Юрий вернулся в Чебоксары с дипломом художника-реставратора. Работал в мастерской Худфонда, преподавал в художественном училище и на художественно-графическом факультете пединститута курс “Рисунок и живопись”, потом уже, когда наступило время свободы, — и иконографию. С появлением творческой мастерской художник с головой окунулся в свое искусство. Кроме изображения ликов Господа и святых Юрий Александрович с не меньшим душевным подъемом берется и за светскую тематику.

В его мастерской, кроме икон, можно увидеть прекрасные пейзажи, портреты и натюрморты. Картины на исторические темы “Въезд Пугачева в Чувашию” и “Чебоксарские комиссары”, а также портрет Михаила Сеспеля в полный рост приобретены нашим Художественным музеем.

Первым ценителем и критиком полотен заслуженного художника Чувашии Бубнова является его супруга Наталья, долгое время работавшая архитектором в институте “Чувашгражданпроект”. Их дочери тоже увлеклись искусством. Старшая, Екатерина, занималась балетом, живет в Санкт-Петербурге. Младшая, Анна, заканчивает в педуниверситете новое отделение “Роспись по ткани”.