Виртуальная реальность для реального сопереживания

Журналисты испытали, каково это — быть инвалидом

Как и предрекали специалисты-«айтишники», в нынешнем году на пике популярности оказалась VR, то есть виртуальная реальность. Это трехмерная среда, генерируемая с помощью компьютера, в которую пользователь может частично или полностью погрузиться.

СЕРГЕЙ СМИРНОВ, директор Института социальной политики и социально-экономических программ НИУ «Высшая школа экономики»:
— В стране нет культуры обслуживания, нормальной системы адаптации пожилых и инвалидов. Нужны программы подготовки кадров, работающих с такой категорией людей, как в банках, так и в других учреждениях. Стоило бы облачить в спецкостюмы работников соцслужб и тех, кто связан с инвалидами и пожилыми, чтобы у специалистов появилось четкое представление, как чувствуют себя их клиенты.

(Из интервью «Российской газете»)

По стопам Грефа
Сфера применения VR не ограничивается развлечениями. Не так давно группа блогеров и журналистов из регионов, входящих в зону Волго-Вятского банка Сбербанка, побывали в подмосковном корпоративном университете Сбербанка, где проходят переподготовку и повышают квалификацию менеджеры этого банка. Одним из пунктов нашей программы значилось посещение VR-лаборатории, где пишущей братии предложили пройти тестирование с помощью симуляторов, имитирующих ограничение подвижности, слуха и зрения. Словом, испытать примерно то же, что и глава Сбербанка Герман Греф, который в конце прошлого года облачился в «костюм человека с инвалидностью» и отправился получать кредит в один из офисов банка… Такие костюмы и разработки по виртуальной реальности банк закупил за границей — для проверки адаптации своих услуг для клиентов с инвалидностью.
«Грефовские» костюмы нам, правда, не выдали, а, усадив на обычные стулья, снабдили наушниками и очками. И предупредили: если кто-то почувствует себя плохо, следует немедленно снять очки или хотя бы поднять руку.

«Кто-нибудь, помогите!»
Первое испытание — вживание в роль девушки-колясочницы. Включилась программа, и я увидела себя сидящей в инвалидной коляске. Вот они, «мои» ноги в простенькой черной обувке, опирающиеся на подножку коляски. Слышу телефонный звонок, это из банка, где «я» обслуживаюсь. Просят приехать: на каком-то документе не хватает моей подписи. «А можно, кто-то другой подъедет? Мне тяжело, я инвалид». Нет, нельзя, только лично…
И вот «я» на улице. Преждевременно выруливаю на пешеходном переходе и едва не попадаю под колеса авто… Реально страшно! Инстинктивно подаюсь назад, одновременно направляя мысли в нужное русло: «Не дергайся! Это картинка, мираж. Надо просто созерцать!» Но созерцать не получается. Мощное аппаратное обеспечение создало эффект присутствия, вовлекло в процесс мозг и тело, заставив реагировать на виртуальную ситуацию, созданную в трехмерном пространстве.
В ужасе зажмуриваю глаза, когда автобус, чуть не задев колесом «мои» ноги, подруливает на остановку. Чувствую обиду и раздражение, когда уже в банке не могу пробиться к своему операционисту. Именно на подходе к нему образовалось скопление клиентов, да в придачу какая-то девица по-хозяйски развалилась на диванчике, далеко закинув ногу на ногу и углубившись в айфон. Уж «я» и так, и сяк маневрировала, чтобы объехать ее ножищи, — не получается. В конце концов, голос в наушниках робко попросил: «Позвольте, пожалуйста, проехать…» Девица недовольно зыркнула и убрала ноги. Стало реально обидно. К счастью, операционистка, у которой «я» обслуживалась, оказалась очень внимательной и понимающей.
Меньше повезло плохо видящему и слышащему старичку, в которого мы с коллегами перевоплотились во втором тесте. По «легенде», он пришел в банк, чтобы оплатить жилищно-коммунальные услуги. Теперь я видела «свою» старческую руку, опирающуюся на палочку. «Мои» ноги плохо слушались, когда пришлось ковылять в зал, где стоял банкомат. Куда именно надо идти с раздражением, смешанным с брезгливостью, указывали «мне» и замотанная операционистка, и равнодушные клиенты.
Цифры на табло банкомата и в квитанции расплывались перед глазами, но все же «мне» почти удалось довести процесс оплаты до конца. И на тебе! На последнем шаге глаза предательски накрыл плотный туман, нажата не та кнопка — и автомат дал сбой. Начинай все сначала! Я, настоящая, готова была закричать от обиды. То же самое сделал и мой виртуальный старичок. «Есть здесь кто-нибудь?! Помогите мне!..» — беспомощно раздалось в наушниках…

Пандус для каскадера
А сколько людей с ограниченными возможностями, нуждающихся в помощи, живет рядом! Конечно, многие из нас при желании всегда найдут способ помочь им. Но основная роль в этом деле отведена все же государству. В числе прочего ему подконтрольна программа по созданию доступной городской среды для инвалидов. Однако насколько эта среда доступна? Корреспондент «СЧ» поинтересовался мнением тех, кому данная программа и адресована.
…Увы, далеко не во всех домах есть пандусы. А ведь в любом из таких домов может проживать или приехать туда в гости инвалид-колясочник. В новостройках Чебоксар и Новочебоксарска пандусы вроде предусмотрены, но не всегда строители, возводя их, выдерживают правильный угол наклона. Бывает, соорудят этакую «американскую горку», на которую редко какой колясочник изловчится подняться.
«Нередко вместо пандусов для отвода глаз к лестнице приваривают пару швеллеров, — сетует Александр Насекин — художник, передвигающийся в инвалидной коляске. — И дела нет таким собственникам объекта, что на этот псевдопандус не только неходячий человек, даже ловкий каскадер не взберется».
Появляются в столице Чувашии разметки для слабовидящих на тротуарах — замечательно, рассуждает председатель Чебоксарской МО ВОС Павел Перепелкин. Но стопроцентная польза от них только для совершающих променад по одной стороне улицы. А если человек с белой тросточкой должен пересечь городскую автомагистраль? Да, есть светофоры со звуковыми сигналами на пешеходных переходах, но установлены они далеко не везде. Нет их, например, на пересечении оживленного проспекта Ленина с улицами Николаева и Гагарина. Минус практически всех местных «звукофоров» — слабый звук. В таких случаях незрячие пешеходы вынуждены обращаться к окружающим с просьбой помочь перейти дорогу…
…На тихий сигнал звукового светофора или «неправильный» пандус здоровый человек, вероятно, и внимания не обратит. Но как эти «мелочи» осложняют жизнь людям, у которых возможности и без того ограничены!.. Может, стоит всех, кто отвечает за доступную среду, хотя бы на пару часиков поместить в «грефовские» тренажеры? Тогда, наверное, им проще будет понять, каково это — быть инвалидом…

КСТАТИ
Костюмы Gert были изобретены в Великобритании по заказу медвузов для подготовки врачей. Накануне Дня инвалида Герман Греф, надев такой спецкостюм, отправился в одно из отделений банка. Он прошел всю процедуру рядового клиента: получил талончик, дождался вызова операциониста и обратился с вопросом об оформлении кредита на покупку инвалидного кресла. По «легенде», «клиенту-инвалиду» требовалось 100 тыс. рублей при
среднем доходе в 30 тыс. рублей в месяц…

Фото rg.ru: Только в специальном костюме здоровый человек может понять, какие трудности приходится преодолевать в повседневной жизни людям с ограниченными физическими возможностями.

Опубликовано: 14 ноября 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.