Исключить из Книги Памяти

ИНОГДА НАПИСАННОЕ ПЕРОМ ХОЧЕТСЯ ВЫРУБИТЬ ТОПОРОМ…

Бывают в жизни ошибки, избежать которых очень сложно, а иногда и невозможно. Такая ошибка случилась при подготовке Книги Памяти Чувашской Республики.
В ней между фамилиями честно погибших в боях за Родину чебоксарца Павла Коновалова и уроженца Чебоксарского района Василия Константинова значится и фамилия Ивана Никитовича Кононова: «Род. 1906 г. в г. Чебоксары. Русский. Майор. Пропал без вести в 1943.» На самом деле этот человек успел послужить в вермахте, СС и власовской русской освободительной армии.
Вероятно, основанием для включения в Книгу Памяти послужил приказ Управления кадров Красной Армии № 0721 от 31 июля 1943 г., присланный в военный комиссариат Чувашской АССР: «Нижепоименованный начальствующий состав, погибший и пропавший без вести в боях против немецко-фашистских войск, исключается из списков Красной Армии: военкомат Чувашской АССР — 40. Майор Кононов Иван Никитич — командир 436 стр. полка. Пропал без вести в 41 г. Рождения 1906 г., член ВЛКСМ. Урож. г. Житомир. Жена Кононова Лидия Михайловна проживает — г. Чебоксары».
Уже к моменту подписания этого приказа изменивший присяге и Родине и ставший командиром 5-го Донского казачьего полка 2-й бригады 1-й казачьей кавалерийской дивизии вермахта Кононов после проведения рейдовых операций против партизан Белоруссии под Могилевом и под польским городом Млава получил заслуженное своими кровавыми делами очередное воинское звание вермахта — полковник.
Пусть не смущают читателя несколько отличающиеся в различных источниках сведения о дате и месте рождения Кононова, он и сам в своих воспоминаниях указывал на них, оправдывая желанием избежать репрессий. В разных документах можно встретить и упоминания о разных полках, которыми командовал Кононов.
…В первые месяцы Великой Отечественной войны командир 436-го стрелкового полка 155-й стрелковой дивизии Красной Армии майор Кононов оказался в германском плену. Имеются свидетельства, что он совершил это не только осознанно, но и организованно, приведя с собой в плен часть бойцов и командиров подчиненного ему полка. В исторической литературе имеется немало упоминаний о том, что перешла на сторону врага далеко не меньшая часть полка. И уже в ближайшие недели, к концу октября, эти люди стали основой для формирования Кононовым 102-го Донского казачьего полка в составе 88-й пехотной дивизии вермахта.
На совести Кононова — успешные боевые действия против советских десантников, партизан, окруженных советских частей корпуса генерал-майора П.А. Белова в районе Полоцка, Великих Лук, на Смоленщине. И это было достойно оценено командованием вермахта — в 1942 г. он был произведен в подполковники. За боевые действия против югославских партизан в качестве командира полка награжден Железными крестами 2-го и 1-го класса. Его полк воевал не только с партизанами, но и с регулярными частями Красной Армии (декабрь 1944 г.). За верную службу Кононов получил 12 боевых наград вермахта.
С 1 апреля 1945 г. генерал-лейтенант Власов произвел Кононова в генерал-майоры ВС КОНР и командиры 15-го казачьего корпуса. С 4 ноября 1944 г. по 20 апреля 1945 г. корпус был в составе войск СС, подчинявшихся рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру.

ВС КОНР — вооруженные силы так называемого Комитета освобождения народов России, созданного генерал-лейтенантом Андреем Власовым по согласованию с рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером для борьбы против политического строя СССР. Комитет руководил различными воинскими формированиями, входившими в РОА — русскую освободительную армию.

В конце войны Кононову «повезло» — он единственный из всей военной верхушки власовской армии не был репатриирован в СССР. После войны пытался организовать в Западной Германии ВАЗО — военно-политическую организацию «Всеэмигрантское антикоммунистическое зарубежное объединение». В конце 40-х годов уехал в Австралию и погиб в автокатастрофе осенью 1967 г.
Если по факту включения фамилии Кононова в Книгу Памяти республики мы не имеем права предъявлять претензии к кому-либо, то при указании в тексте статьи Книги Памяти все же прошла наша ошибка — не родился Кононов в Чебоксарах и, вероятно, никогда здесь не был. Родиной, вернее, местом рождения Кононова, следует считать село Павлополь Буденновского района Донецкой области, хотя иногда упоминается и город Житомир.
Как сообщает выписка из «Списка начальствующего состава, подлежащего исключению из списков Красной Армии как пропавшего без вести», отправленная 9 августа 1943 г. в военкомат Чувашской АССР, жена Кононова Лидия Михайловна была эвакуирована в Чувашию и проживала в деревне Пятино Чебоксарского района, входящей сегодня в состав города Чебоксары. Возможно, кто-то из старожилов деревни и помнит эту женщину.
Увы, переиздать Книгу Памяти, удалив из нее фамилию Кононова, вряд ли возможно. Однако признать случившееся и довести до общественности, что данное лицо дальше не может считаться включенным в Книгу Памяти Чувашской Республики, мы обязаны. Но кто может принять решение исключить его из Книги Памяти? Ни комиссии по изданию этой книги, ни рабочей группы по ее созданию давно нет. Фактически сегодня в республике нет полномочного органа для принятия подобного решения. Между тем вопросы по содержанию Книги Памяти у населения республики возникают постоянно: кто-то не включен в книгу вовсе, у кого-то выявились неточности в дате рождения, появились уточненные данные о месте гибели и другие.
Наверное, назрела необходимость в создании межведомственной комиссии, уполномоченной на внесение каких-либо изменений в уже изданные Книги Памяти. Свои изменения такая комиссия могла бы вносить необязательно затратным для бюджета переизданием печатного варианта Книги Памяти, а хотя бы размещением информации об этом на одном из официальных сайтов.
В связи с празднованием 75-летия основных битв Великой Отечественной войны и подготовкой к 75-летию Победы интерес населения республики к боевому прошлому своих семей возрастает, вопросы по Книге Памяти будут возникать еще не раз. Создание и работа такой комиссии будет пусть небольшим, но еще одним шагом в увековечение памяти защитников Отечества.

Опубликовано: 3 августа 2017

Один Ответ

  1. Во время изучения архивных материалов тоже не раз наталкивался на подобные случаи — боец сдается в плен, всё рассказывает, потом его наши освобождают и он продолжает воевать. Вот такие «пироги»!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.