«В отношении колоколов славнее Лондона и Парижа…»

г. Чебоксары. Литография из книги Н.П. Боголюбова «Волга от Твери до Астрахани» (1862).ЧЕБОКСАРЫ НА СТРАНИЦАХ СТАРЫХ ПУТЕВОДИТЕЛЕЙ

На туристической карте столица Чувашии появилась давно. И первое знакомство с городом у путешественника часто происходило благодаря различным путеводителям и не видовым фотографиям.
Во второй половине XIX – начале XX веков соответствующим книгоизданием занимались в Казани, Нижнем Новгороде и даже далекой от описываемых мест Одессе. Лидером же по выпуску являлся Санкт-Петербург, где увидело свет около половины всех текстов. Некоторые путеводители при этом честно сообщали, что «чужды всяких научных претензий» и должны лишь «давать путнику по возможности ясное и верное понятие», другие о качественной стороне и достоверности сообщаемых сведений скромно умалчивали…
В описании Чебоксар было две крайности: нигилизм и панегирик. Одни путеводители вообще отказывали городу в каких бы то ни было достопримечательностях, другие испытывали нечто вроде пиетета и восторга. Примером первого может служить вышедшая в 1875 г. книга «Волга и Поволжье», где характеристика фактически сведена к лаконичной реплике: «Название, очевидно, не русское, но когда и кем город основан неизвестно. Русское население здесь явилось в 1554 году, т.е. после взятия Казани. Особого значения не имеет, жителей до 5 тысяч». «Незначительный захудалый провинциальный городок, ничем не заслуживающий внимания», – так отозвался Г.Г. Москвич в своем изданном в Одессе в 1903 г. «Иллюстрированном практическом путеводителе по Волге».
Образчик второго подхода – «Волга от Твери до Астрахани» Н.П. Боголюбова: «На севере его оконечности, неподалеку от берега, находится монастырь и старинная колокольня Вознесенской церкви, наклонившаяся от времени». Учитывая, что Чебоксары располагались в «живописной долине, окруженной с трех сторон высокими поросшими лесом горами», два культовых здания «древностию своею придают много красоты пейзажу и ставят город наряду красивейших из волжских видов». Мягко примирял два подхода «Краткий путеводитель по Волге» Санкт-Петербургского пароходного общества «Надежда»: «Издали город довольно красив, но в действительности он довольно плох, грязен и построен без всякого плана». Словом, предупреждение сделано, а путешественник пусть решает сам…

Путеводители отмечали как достопримечательность разве что местные храмы. «Город обращает на себя внимание обилием церквей (числом 14)», – подчеркивал выпущенный в Нижнем Новгороде в 1898 г. «Иллюстрированный путеводитель по Волге (от Твери до Астрахани)» Г.П. Демьянова. «Обилие храмов» как главное богатство Чебоксар назвали и составители вышедшего в 1900 г. «Путеводителя по Волге» из «Пароходного общества по Волге 1843 г.».

г. Чебоксары. Рисунок В. Сорокина из книги Н.А. Усова «Волга и ее притоки» (1923).Н. Лендер, автор изданной в 1889 г. в Санкт-Петербурге книги «Волга. Очерки и картины», описывая Чебоксары, одним из первых назвал культовые сооружения города именно туристическими объектами. Причем упомянул он сразу о двух таких символах уездного городка: «подъезжая к Чебоксарам, туристы интересуются обыкновенно местной «падающей башнею», но в настоящее время Чебоксары утратили эту достопримечательность. «Падающая башня» – колокольня одной из церквей – перестроена, так как грозила разрушением. Сохранилась другая подобная колокольня, но наклон ея очень незначителен и она вряд ли может заменить прежнюю достопримечательность».
Книга «Вся Волга. Путеводитель, справочник и адрес-календарь» (1908) отмечала как единственное, что «может обратить внимание туриста», это «обилие церквей, их архитектурное разнообразие, доброшумный звон огромного количества колоколов и памятники древности в храмах». Именно церкви, как отмечает «Иллюстрированный путеводитель по Волге» С. Монастырского (Казань, 1884), отличали Чебоксары от деревни.
Последнее сравнение, конечно, достаточно жесткое, но для своего времени вполне справедливое. Причина раскрывается без каких-либо загадок: Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона (1903) сообщал читателю, что «некогда Чебоксары были крупным торговым центром, но в настоящее время торговое значение города ничтожно», город «особого значения не имеет», – утверждает выпущенное в 1875 г. типографией Товарищества «Общественная польза» книга «Волга и Поволжье».
Отметим, однако, что два достаточно крупных перевозчика – Санкт-Петербургское пароходное общество «Надежда» и «Пароходное общество по Волге 1843 г.» не погнушались завести в Чебоксарах своих постоянных агентов.
О том, что значение Чебоксар как туристической точки снижалось, свидетельствует и факт сокращения местных гостиниц. Впрочем, это громкое слово не надо ассоциировать со специальным зданием и персоналом – нет, это были обычные дома со сдававшимися номерами-комнатами. По данным выпущенного в 1870 г. «Путеводителя по Волге между Нижним и Астраханью» Я.П. Кучина, в городе было три гостиницы. Лучшей считалась гостиница Нестарова, имевшая четыре номера по две комнаты каждый. Стоимость суточного найма составляла 50 коп. Помимо опрятности плюсом ей давалась близость к пароходной пристани.
В гостинице купца Войлошникова номера сдавались по той же цене, но каких-либо подробностей о ее размещении и качестве обслуживания не сообщалось. Третья гостиница принадлежала купцу Астраханцеву. Располагалась она в той же линии, что и первая гостиница, но была «во всех отношениях хуже нестаровской». О стоимости проживания в последней Я.П. Кучин скромно умолчал. В 1905 г. «Краткий путеводитель по Волге» Санкт-Петербургского пароходного общества «Надежда» предлагал гостям остановиться в номерах в доме Антонова. Был ли это рекламный ход или просто осталось единственное заведение подобного рода?

То немногое, что кроме церквей как архитектурных памятников могли предложить Чебоксары туристам, тоже было напрямую связано с православным культом. По мнению Г.Г. Москвича, Чебоксары были своего рода «Меккой» для православных богомольцев из числа «инородцев», поскольку в местных храмах и монастырях было несколько хорошо сохранившихся «старинной резьбы образов».

Так, во Введенском соборе находились икона Владимирской Божией Матери, которой благословил город первый архиепископ Казанский Гурий, и образ Смоленской Божией Матери, «вышитый золотом и украшенный частицами мощей св. Гурия, Варсонофия и Германа». В часовне Троицкого мужского монастыря можно было увидеть резной образ Николая Чудотворца, «перенесенный сюда из упраздненного Никольского монастыря и составляющий величайшую местную святыню. Чуваши и черемисы называют его «судьей», так как перед ним все говорят правду». Такое же свидетельство об иконе Николая Чудотворца запечатлел в 1903 г. на страницах своей книги «Великая река. Картины из жизни и природы на Волге» и известный писатель В.И. Немирович-Данченко. Правда, судя по всему, в город он даже не заглянул, довольствовавшись видом с палубы проследовавшего мимо парохода.

Федор КОЗЛОВ

Продолжение следует

Опубликовано: 27 декабря 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.