Национальный рэп Олега Залогина

Олег Залогин родился в 1959-м году в Тюменской области. Окончил истфак ЧГУ. Работал редактором Мариинско-Посадского радиовещания, в администрации района. Он один из лидеров и организаторов национального бардовского движения и фестивалей чувашских бардов. Автор нескольких стихотворных книг и магнитоальбомов. Последние два года работал в Тюменской области.
— Олег, вопрос, может быть, некорректный. Почему вернулись из богатой Тюмени в дотационную Чувашию? «Хорошо там, где нас нет»?
— Почему же? Хорошо там, где мы есть. А ждут меня всегда — дома. Поработал… — вернулся. Хотя желание вновь и вновь видеть места детства не угасло. В Тюменской области я оказался неожиданно. Ребята, у которых там свой бизнес, повезли меня показать родные края, где я родился. Познакомился с главой Упоровского района С. Спиридоновым. Он и пригласил поработать в администрации района. Район этот считается одним из передовых, завоевывал переходящее Знамя области. Я благодарен судьбе, что поработал в такой сильной команде.
За Уралом — совершенно другие люди, другая жизнь. В них не наблюдается той закомплексованности, зажатости, суетливости и мелочности. Суровый климат, природа, бесконечные пространства и расстояния сделали их жесткими, но открытыми и прямыми. Управлять такими людьми, свободными, для которых, как говорится, «закон — тайга» не просто. Чтобы стать полноправным членом сообщества, надо проявить себя в чем-то.
Женщины тамошние очень искренние, легковерные, вплоть до наивности. Если сибирячка полюбит мужчину, она сама подойдет к нему и прямо заяит, что он ей нравится. Такая безоглядность поражает. Во время моего концерта был случай: после песни «Роза на клумбе» почти все девушки плакали. И я пел на фоне слез, но уже следующую песню — «Любви слеза». Здесь, в Чувашии, я в той же последовательности исполнял эти две песни. Слез не было. У нас не принято выражать свои эмоции. Хотя слова песен наверняка и их мысленно переносят в те же жизненные ситуации.
— Слышала, что в Тюмени вы создали продюсерский центр, где выпустили цикл ваших новых песен. Возможно ли создание таких же центров в Чувашии?
— Межрегиональный творческий центр «Залог УСПЕХА» — это своего рода виртуальная творческая лаборатория, союз творческих людей из разных регионов. Привлекаются люди лишь для выпуска корпоративной книги, альбома, диска и т.п. Я, как координатор проектов, выступаю и в роли менеджера, и продюсера. Такой творческий «бизнес» предполагает наличие хорошо удобренной финансами почвы. Бедному (организации, частному лицу) не по карману заказ подобного раритета — атрибута престижа и состоятельности. Появление аналогичного центра в Чувашии возможно в случае спроса на такого рода продукцию.
— Корпоративные песни — это песни, написанные по заказу. А как же вдохновение, душевный порыв?
— Когда речь идет о бизнесе, пусть и творческом, как написание песен на заказ, неуместно, да и не выгодно, заставлять людей ждать, когда к тебе придет творческий порыв. Я научился управлять своим вдохновением. И за короткое время могу написать песню на любую тему, притом не в одном варианте.
— То есть?
https://rapper-store.com/category/supreme/— На одну и ту же тему обычно предлагаю несколько разножанровых и разностилевых вариантов. Например, марш, вальс, рэп и т.д. Чаще всего получается творческий залп, в день до 10 песен. Так случилось с магнитоальбомом «Страна моя — Тюмения». Я его выпустил через 3 месяца после приезда в этот регион, чем вызвал сенсацию. До этого у тюменцев не было аналогичного сборника песен в стиле рэп. 
— Так можно ли это «творчество» считать поэзией?
— Все относительно. Это корпоративная поэзия. Она адресна, для конкретного круга людей, в котором своя гордость и «свой патриотизм». Кто-то находит самовыражение в «поэзии для поэзии», или «искусстве для искусства», еще в чем-то. Мне сейчас интересно улавливать и воспроизводить мироощущение профессиональных и социальных групп, выражая и свое отношение к ним, как, например, в книге песен «Профессиональная любовь».
— За два неполных года в Тюмени вы выпустили два магнитоальбома, две книги песен — «Профессиональная любовь» и «Утакан». Это круто и дорогого стоит…
— Из Тюмени иногда звонят, мол, «слушаем твои песни по радио…» На местном телевидении пользуются музыкальными заставками, в основе которых мелодии моих песен… Наверное, каждый должен оставить на земле след: печник — сложить хорошую печь, плотник и каменщик — построить красивый дом и т.?д. У всех что-то свое. Иначе зачем жить?
В силу того, что я по натуре человек независимый, в основе моего творческого бизнеса — взаимовыгодные деловые отношения. Есть творческий заказ — есть и финансирование. Нет заказа — разрабатываю другие варианты, которые позволяют оставаться на плаву, идти к намеченной цели. Мой жизненный принцип выражен в песне «Утакан»: «Пока идешь, дорога не кончается».
— Тюмень — место, где проживает чувашская диаспора. Общались ли Вы с нею?
— Да, в Тюменской области проживает более 30 тысяч чувашей, я со многими познакомился, общался, участвовал в «Акатуе». Огорчило, что среди чувашей области — множество неофициальных группировок, но нет между ними сплоченности. (Как в самой Чувашии). Они ревностно друг к другу относятся. Сблизившись с одной из них, лишаешься лояльности со стороны других. Быть своим для всех в этом многополярном мире соплеменников невозможно.
— Вы стоите у истоков чувашского бардовского движения, пишете песни, поете под гитару. Будете продолжать двигать чувашскую бардовскую песню «в массы» и организовывать фестивали?
— Я пишу и пою и на русском, и на чувашском языках. В настоящее время вхожу в курс дела, осматриваюсь, узнаю, что произошло в республике за мое отсутствие. Я еще не знаю, будет ли у меня время заниматься организацией фестивалей, но с уверенностью могу заявить, что пока будут жить чувашские барды — будут звучать и их песни.
— Где именно?
— Чувашские барды выступают в малых аудиториях, встречи эти носят камерный характер, что, на мой взгляд, оправданно. Бардовская песня — салонное творчество. В этой связи мне вспоминаются слезы взрослых мужчин, находящихся на вахте. Они вынуждены безвылазно «пахать» по 14-16 часов в сутки вдали от дома и семьи, строить среди бесконечной сибирской тайги виллы для тех, кому однажды случайно посчастливилось «присосаться» к нефтяной или газовой трубе. Я пел этим многострадальным чувашам, оставившим родные деревни в поисках заработка, свои песни о них («На вахту»), о жизни, прямо там, где они спали и варили себе еду — в сыром подвальном помещении. И в полных тоски глазах появлялось тепло. Мужики от души, подчас неуклюже, благодарили меня за «за встречу с Родиной». Слезы людей, хлебнувших немало лиха, мне дороже аплодисментов пресыщенной публики большого зала. Мои песни прежде всего адресованы тем, кто в жизни что-то испытал. Они для ума и сердца. Из меня не получится скоморох. Для этого есть другие.
— А как же коммерческий успех?
— Мне было бы скучно жить, если б я занимался только тем, что пел. Хоть и является мой бизнес творческим, песни для меня — лишь увлечение…