Скважина особой важности

У ВОДЫ ДА НЕ НАПИТЬСЯ

В деревне Верхняя Кумашка Шумерлинского района бурили новую артезианскую скважину. Пользуясь моментом, сельчане попросили бурильщиков прочистить и старую, заброшенную. Ее обнаружили случайно в бурьяне, заметив торчавшую из земли стальную трубу.

В БУРЬЯНЕ, НА ЗАДВОРКАХ

Когда включили насос, потекла черная и густая, как нефть, непонятная жидкость. Но постепенно она побурела и, наконец, очистилась до прозрачного состояния. В деревне отказались от привычных железных водонапорных башен: вода в них промерзает и ржавеет. Зато, вернув в работу забытую скважину, люди сэкономили немалые деньги на бурение и, что немаловажно, сберегли время на получение всяких разрешительных бумаг. Питьевую воду из обеих скважин проверяли как на химический анализ, так и на микробиологическую составляющую. Пробы – без замечаний.
Этот пример заставляет задуматься: почему же почти не используются заброшенные скважины, которых немало в округе? Часто они загрязняют водоносный слой сточными водами через торчащие из земли трубы. За них никто не отвечает, никто за ними не следит, никто их не охраняет. Деревянные надстройки колонок развалились, насосы разворованы, водонапорные башни проржавели. Почему такое происходит в республике, где всегда ощущается нехватка качественной питьевой воды?

Население сельских районов в основном пользуется подземными водами (артезианскими скважинами и шахтными колодцами). С 1931 по 2012 год на территории республики пробурено более 6 тысяч разведочно-­эксплуатационных скважин на воду. По данным Минприроды Чувашии, потенциально действующих скважин для водоснабжения сейчас всего 2870.

Опытный специалист по бурению водозаборных скважин В. Николаев, как говорится, полвека в теме. По его словам, в 1980-­м в республике даже был организован специальный гидрорежимный участок. «Инспекторы следили за охраной подземных вод, скважин от загрязнений и истощения, – напомнил Вячеслав Николаевич. – Ежегодно мы обследовали по два района, буквально доходя до каждой скважины. Кстати, скопилось большое «досье» по водозаборным объектам республики, имеются достоверные сведения, копии учетных карточек на каждую скважину. Только мало кого этот архив интересует».
В. Николаев между дел составил свой сводный каталог по скважинам на территории республики. К нему иногда обращаются по старой памяти за информацией, ведь с 1995 года ведение официального учета прекратилось. Жаль, нынешние лихие бурильщики не утруждают себя отчетностью.
Как заметил В. Николаев, в районах наблюдается расхождение по статистике ранее пробуренных и действующих скважин. Объяснение тому простое. В их поле зрения находятся только действующие объекты для подачи воды населению, а вот о заброшенных местная власть только догадывается.

ЗИЯЮЩИЕ РАНЫ

Не ради красного словца старый бурильщик так называет заброшенные скважины и предупреждает, что они могут наделать бед. В заволжском поселке Октябрьский весной самоизливается скважина, пробуренная еще в 1959 году на глубину 255 метров. Вода в ней минерализованная, сероводородная. Качество воды из соседних скважин ухудшилось, и она стала непригодна для питья. Еще в апреле 2010 года В. Николаев обратился с письмом к прокурору Чебоксарской межрайонной природоохранной прокуратуры.
С целью прекращения дальнейшего распространения загрязнения водоносных горизонтов он предлагал затампонировать эту скважину. В управлении Росприроднадзора, куда переадресовали письмо, вскоре подтвердили наличие бесхозного сероводородного объекта. Но администрация заволжского территориального управления администрации г. Чебоксары, оказывается, не располагает информацией о его собственнике. Через месяц хозяина все–таки нашли – по документам им должно быть одно из министерств республики. Но там заявили, что ничего не знают о балансодержателе гидрогеологической скважины. Потом полетело письмо в чебоксарскую мэрию, чтобы поставили на учет бесхозный объект недвижимости, расположенный в 62–м квартале второго выдела Сосновского участкового лесничества ГУ «Чебоксарское лесничество». Кстати, в администрацию города летом прошлого года Вячеслав Николаевич направил подробный каталог скважин, пробуренных на воду в Чебоксарах и его окрестностях. В ответ – молчание.

МАРОДЕРЫ ВМЕСТО СОБСТВЕННИКОВ

Такая же чехарда и по всей республике. По данным Центра госсанэпиднадзора, в Ядринском районе 182 действующие скважины – лишь каждая вторая из имеющихся. Со слов главы администрации района В. Кузьмина, главы сельских поселений не хотят заниматься бесхозными, заброшенными скважинами. Законсервировать и затампонировать их якобы нет денег. В селе Большое Чурашево из 8 действуют только 3. Из бесхозных водозаборных скважин, а таких на территории Чувашии более тысячи, электропогружные насосы извлекают, подземные насосные станции разбирают. А впоследствии через устье скважины затекают паводковые и дождевые воды. Происходит медленное загрязнение подземных вод.
Азбучная истина, что питьевая вода – это дар природы, а добывать ее из подземных источников становится все труднее. Цены на трубы, насосы и гидрогеологическую технику, а также на строительство растут как на дрожжах. Но даже эти затраты ничто с главной проблемой. «Спасение водных ресурсов республики – благороднейшая задача и, возможно, самая насущная», – считает В. Николаев.
И какой же выход из ситуации он предлагает? Администрациям городов и районов необходимо взять на учет все имеющиеся скважины, определить возможность использования с проведением мер по их сохранности новыми собственниками. Если потребуется, то предусмотреть финансирование работ по тампонажу или консервации бездействующих скважин.
– Важно знать о состоянии всех скважин в каждом сельском поселении, об их местонахождении, – убежден В. Николаев. – В нашей республике сохраняется дефицит качественной питьевой воды. Неужели ничему не научило засушливое лето 2010 года? Вот бы помечтать: запустить в оборот все забытые скважины для водоснабжения населенных пунктов. Ведь в подавляющем большинстве случаев из них можно добывать чистую питьевую воду.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.