В Чувашии возрождается одно из старейших предприятий — Чебоксарский мясокомбинат

Анна Арсеева«ЧУВАШИЯ – МОЯ СУДЬБА»
Республика стала второй родиной для выпускницы московского вуза

В Чувашии возрождается одно из старейших предприятий республики. Чебоксарский мясокомбинат с приходом новых инвесторов получил вторую жизнь. Для Анны Арсеевой, возглавлявшей в свое время комбинат, это событие стало настоящим подарком к 80-летнему юбилею. Молодая тамбовчанка, приехавшая в Чувашию по направлению, тогда и подумать не могла, что республика станет для нее родной, а Чебоксарский мясокомбинат – вторым домом.
За всю историю Чебоксарского мясокомбината им руководили больше десятка директоров. И, разумеется, в основном это были представители сильного пола. Лишь однажды довелось «порулить» и женщине, правда, недолго. А вот расцвет предприятия пришелся на время, когда им руководила уже другая женщина – Анна Кузьминична Арсеева.

КРУТЫЕ ПОВОРОТЫ

Выпускница товароведческого факультета Московской ветеринарной академии Аня Жабина устроилась на предприятие по распределению, еще когда оно располагалось в черте города, о чем напоминает сохранившееся название улицы – Мясокомбинатский проезд. Строго говоря, это уже было перераспределение, ведь изначально из столицы в республику приглашался молодой специалист, которому обещали квартиру, неплохую должность и высокую зарплату. Ане, как одной из лучших студенток на курсе, предоставили право выбора будущей работы. И она, конечно, назвала Чувашию. Однако столь заманчивые предложения оказались не более чем мифом. Ну и что делать? Девушка приехала в Чебоксары, чтобы забрать свои документы. Но судьба распорядилась иначе – Аню направили на здешний мясокомбинат технологом.
«Поселилась я в Доме колхозника, – вспоминает Анна Кузьминична, – и каждый вечер после работы ходила на набережную Волги, любоваться рекой. Стояла часами и глаз не могла отвести от такой красоты».
Может, Волга и стала той нитью, что крепко-накрепко привязала вчерашнюю выпускницу московского вуза к городу, который она полюбила и давно считает родным. «Я как будто здесь и родилась, никогда у меня и в мыслях не было уехать отсюда. Здесь моя вторая родина. А к себе на Тамбовщину я езжу каждый год, там мои корни. В поселке Первомайском и сейчас стоит двухэтажный кирпичный дом моего детства, рядом с железной дорогой. Железнодорожниками были и мой отец, и все мои родственники».
«И все-таки мясокомбинат – это такое сложное производство. В цехах, рассказывали, вода по полу – рекой, все ходили в резиновых сапогах, а вам хотелось в туфельках на каблуках и по ковру». Она смеется: «Конечно, хотелось. И могла бы все поменять – меня в свое время звали в обком партии на хорошее место. Но как расстаться с комбинатом, оставить любимую работу? Мне здесь все было дорого». В технологах она не задержалась, уже через два месяца ее назначили начальником мясожирового цеха.
Коллеги ее сразу приняли как свою – начальника она из себя не корчила и не стеснялась спрашивать о том, чего не знала, даже у рабочих. Так что профессию начинала постигать практически с азов, нисколько не кичась своим дипломом, и быстро пошла вверх по служебной лестнице: пять лет руководила цехом, потом стала старшим инженером-технологом мясокомбината, затем – начальником планово-производственного отдела, который вела целых 19 (!) лет, до того, как стать директором. Но все это еще впереди, а пока о столь крутых поворотах в своей жизни «тамбовская москвичка» Аня не только не загадывала, но даже и предполагать не могла.
Ее можно было чаще застать в цехах, чем в своем кабинете, – хотелось не только «дойти во всем до самой сути», но и доказать себе и другим, что профессию выбрала не случайно. И через несколько лет она стала товароведом высшей квалификации. В личной жизни тоже случились перемены: Аня вышла замуж и стала Арсеевой.

НЕ БОГИ ГОРШКИ ОБЖИГАЮТ

Старый мясокомбинат, действующий еще с начала 50-х годов прошлого века и примостившийся когда-то на самой окраине города, постепенно стали теснить новостройки. Да и его малые мощности давно себя изжили. Поэтому по решению правительства республики в Чебоксарах в 1973 году начали строить современное предприятие на 100 тонн мяса и 20 тонн колбасных изделий в смену. На растущее поголовье скота в местных колхозах и совхозах был ориентирован и холодильник на 4 тысячи тонн единовременного хранения мяса.
В 1978 году ввели первую очередь комбината – холодильное отделение. Годом позже заработал мясожировой цех, а в следующем – колбасно-кулинарный. «Мощности были освоены в очень короткие сроки, – говорит Анна Арсеева, – таких гигантов в стране было всего пять, и наш в их числе. Со временем мы перешли на безотходную технологию и углубленную переработку сырья: все – от коровьих рогов до копыт – пускали в дело. Собирали даже ушной волос для художественных кисточек. Представляете, как? Поштучно, пинцетом. Кишечное сырье шло на медицинские цели – для выработки специальных нитей, кетгута, и на заводы по производству лекарств.
География поставок мяса охватывала едва ли не полстраны – от Москвы до Дальнего Востока, северных и других регионов. Имелись также торговые контакты с зарубежными странами. В Австрию отгружали шкуры, кости и жиры, в Италию – опять же кишечное сырье для выработки натуральной оболочки для колбас. А вот колбаса предназначалась только для своей республики. И надо было думать, как увеличить объемы и расширить ассортимент продукции.
Однако эти планы могли остаться лишь на бумаге – почему-то очень не везло мясокомбинату на постоянных руководителей. Известно, что каждый предыдущий директор пробыл в этой должности всего-то 2,5 года. Перспективных брали на повышение, иных… И вот в октябре 1984 года встал вопрос об очередном, четырнадцатом по счету, директоре мясокомбината. Вы, наверное, уже догадались, что выбор пал на Анну Арсееву?
Планово-производственный отдел во главе с Арсеевой был всеми признан «мозговым центром» комбината, и здесь давно негласно считали, что фактически она и определяет всю его политику. К тому же у нее, как у секретаря партийной организации, имелись и другие рычаги влияния. Но для самой Анны Кузьминичны новость о ее выдвижении директором стала поистине… громом среди ясного неба. Были и страх, и неуверенность в себе. Комбинат – такая громадина, за один день не обойти все цеха, и работающих уйма – почти полторы тысячи. Особо желающих везти такой воз и среди мужчин не находилось, а тут надо взвалить его на хрупкие женские плечи…
Ну что касается непомерной ноши, то тут мы немного преувеличили. Природа наделила Анну Арсееву не одной женской статью, но и волевым характером. И все-таки пошла Анна Кузьминична на прием в высокие кабинеты – решительно отказываться. А там ей также решительно ответили: «Все уже решено и согласовано со всеми. Вы что, хотите партбилет на стол положить? Принимайте дела». Вот так и пришлось взять бразды правления в свои руки.

РАБОТА ТАКАЯ…

На первых порах было, конечно, непросто. «У меня пять замов – и все мужики. Каково им выслушивать указания от женщины-директора? Они к этому не привыкли. Перешла на жесткий тон – подействовало». Скоро и другие подчиненные почувствовали, что поблажек никому не будет. Но при этом она оставалась простой и доступной в общении для каждого: двери ее кабинета редко закрывались, и ходоки никогда не переводились, все шли к ней со своими проблемами и просьбами. А кто же и поможет, как не директор?
Но кроме «частных» вопросов надо было решать и другие, например, с транспортом. Мясокомбинат, как объект повышенной опасности, построили в немалом отдалении от города, и единственный автобус, курсирующий в этом направлении, всегда был забит до отказа. Люди жаловались, опаздывали на работу, но транспортники целых пять лет лишь руками разводили: мол, нет никакой возможности открыть дополнительный рейс. «Арсеева добилась, чтобы к нам стал заворачивать один из маршрутных автобусов, – рассказывает Геннадий Иванов, бывший главный ветврач мясокомбината. – Какое это было облегчение для всех! Были также построены два общежития и «малосемейка», два садика – это тоже ее заслуга.
Ну а сама Анна Кузьминична больше всего гордится своими специалистами и готова, по ее словам, хоть о каждом из них написать целую поэму. И называет всех поименно: Ананий Емельянович Платонов, Михаил Петрович Кудряшов, Валентина Ивановна Таран, Олег Александрович Орлов, Геннадий Николаевич Иванов, Надежда Павловна Качанова и другие. О том, как «снимала с них стружку» за любое упущение, не вспоминает, хоть и случалось такое частенько – директором ее считали строгим, но справедливым. Теперь она называет их золотыми кадрами – сама растила и пестовала, выдвигала на должности, не принимая никого со стороны.
Они были рядом с ней все эти годы и разделяли ответственность за общее дело, прошли хорошую школу, и не только на своем мясокомбинате. Ездили за опытом на родственные предприятия к соседям и даже в дальние страны – «поучиться у капиталистов». Причем посылались не одни избранные, а поочередно все главные специалисты и начальники цехов. И никто «с пустой головой», по их собственному признанию, не возвращался. Да и сама директор пристально следила за всеми новинками в отрасли. На предприятии постоянно что-то обновляли, заменяли старое оборудование на импортное, построили и ввели в эксплуатацию отделение, где был установлен единственный в стране пространственный конвейер.
«Мы первыми освоили технологию производства сухих кормов для сельского хозяйства, и вскоре на мясокомбинате состоялся всесоюзный семинар», – рассказывает Федор Прохорович Турков, работавший главным инженером на мясокомбинате, а позже возглавлявший объединение мясной промышленности «Чувашмясопром». Он с теплотой вспоминает годы работы с Анной Арсеевой: «По тем временам комбинат был одним из лучших в России, там был хороший коллектив и такой же климат – она умела ладить с людьми, и ее уважали».

ПРИЗНАНИЕ

О Чебоксарском мясокомбинате тогда многие знали. На Выставке достижений народного хозяйства (ВДНХ) в Москве демонстрировалась новинка – бокс для глушения свиней, проект которого разработали и внедрили его специалисты. А продукция комбината (свыше 200 наименований!) на каких только выставках не побывала и всегда получала самые высокие оценки. Например, шыртан был отмечен Золотой медалью ВДНХ и демонстрировался на выставке в Манеже, приуроченной к 850-летию Москвы, а директор Анна Арсеева была приглашена на правительственный прием в Кремль.
«Вся наша продукция была самая натуральная, даже все специи – перец, лук, чеснок – мы закупали у себя на месте. И никогда не использовали замороженное мясо – только свежего забоя, – рассказывает Анна Кузьминична. – Скот нам везли со всех районов республики, бывало, осенью, особенно в октябре, перед воротами стояло до трех тысяч голов. И все это количество надо было принять и переработать. Работали в две смены, и я тоже. Сын и дочь жаловались: «Ты любишь свою работу больше, чем нас». Ну а как же не любить? Комбинат стал мне родным, моим вторым домом, я всю душу в него вложила».

ВЕРНОСТЬ НА ВСЮ ЖИЗНЬ

В трудовой книжке Анны Арсеевой всего одна запись – Чебоксарский мясокомбинат. Из этих сорока лет стажа (40 лет и 15 дней – уточняет она) 14 лет была его бессменным директором. А когда в 1993 году мясокомбинат акционировали, Анна Арсеева стала генеральным директором. И эти годы не были усеяны сплошными розами и увиты лаврами, хотя признание тоже не обходило ее стороной: есть медаль «За доблестный труд», звание «Заслуженный работник промышленности Чувашской Республики», многочисленные грамоты.
Но больше было бессонных ночей, вызовов «на ковер», взысканий от разных контролирующих инспекций и санитарных служб – надзирающих за работой мясокомбината тогда хватало. «Очень боялась за технику безопасности. Случись какое ЧП – кто будет отвечать в первую очередь? Конечно, директор. Зимой головная боль из-за котельной, летом – из-за морозильника. А чего стоил один убойный цех, где и самые крепкие мужики долго не выдерживали, нервы сдавали. Ну и нередко запивали от стресса».
Нет, не довелось ей расхаживать на шпильках по ковру. У нее в кабинете не то что ковра, даже приличной дорожки никогда не было – лишь самая простая и необходимая мебель: стол и длинные ряды стульев вдоль стен. Приезжие гости, которых здесь перебывало великое множество, были просто шокированы такой скромностью обстановки. Но гендиректор придерживалась своих твердых правил и ничего не меняла.
Но в чем-то ее «женский стиль», конечно же, проявлялся. На комбинате очень следили за чистотой и благоустройством. Во всех цехах были цветы, а прилегающая к производственным корпусам территория весной напоминала цветущий сад – столько было посажено разных деревьев и кустарников. А еще директор… пела. У нее красивый голос тоже от природы, и она пела всегда, с самого детства. «Гвоздем программы» на любом торжестве было ее сольное выступление. Сколько задушевных песен она перепела! Однажды ее так и представили: «Директор, и к тому же поет». Так что аплодисментов на ее долю тоже выпало немало. В ее семье, кстати, поют и сын, и внук.
В 90-е годы, после известных событий в стране, сельское хозяйство оказалось на грани развала. Чебоксарский мясокомбинат, как и другие предприятия мясной переработки, остался без сырья. «Забоя не было, холодильники пустовали. Мы ездили по всем сельским базарам, закупали буквально по корове», – вспоминает о тех трудных временах Анна Арсеева. – Я тяжело переживала и все последующие перемены в нашей отрасли. И когда ушла на пенсию, продолжала надеяться, что комбинат все-таки встанет на ноги и снова займет свое передовое место». Увы, последние два года комбинат простаивал, а сильно поредевший коллектив оказался без работы.
Но республика не осталась в стороне. На самом высоком уровне искали решение, приглашали возможных инвесторов из местных предпринимателей. И такие желающие нашлись.
И вот неожиданный телефонный звонок: «Анна Кузьминична, приглашаем на мясокомбинат!» Она увидела обновленные после разрухи корпуса, ей рассказали о ближайших планах и перспективах. «Комбинат снова работает – это такая радость для меня! Знаю, что Глава республики Михаил Васильевич Игнатьев уделяет много внимания развитию сельского хозяйства, ведь когда-то он и сам руководил передовым колхозом, был у нас в совете акционеров. И вот теперь, при его поддержке, возрождается предприятие мясной переработки. На прилавках появилась своя, местная продукция, и за ее качество, надеюсь, никому не придется краснеть».
Она давно уже не генеральный директор, но и сейчас живет заботами комбината и по-прежнему считает его родным.

Елена ЛОСЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.