Рост цен на хлеб не должен превысить 12–15 процентов

_P1060344ПОКА ЕСТЬ ХЛЕБ, НЕ ПРОПАДЕМ

На фоне резкого подорожания почти всех продуктов питания лишь хлеб пока ведет себя скромно, прибавляя к начальной цене незначительные суммы. Долго ли он продержится, неизвестно, принимая во внимание последние противоречивые заявления и факты. В 20-х числах января российский вице-премьер Аркадий Дворкович заявил, что «цены на муку и цены на хлеб в ближайшие два-три месяца могут продолжить расти во многих регионах». (И это при увеличении с 1 февраля пошлин на экспорт пшеницы да рекордного за всю историю новейшей России урожая зерна, собранного в прошлом году.) Спустя неделю после Дворковича вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут выразил недоверие экспертам, прогнозирующим 20-процентный скачок хлебных цен. «По итогам календарного 2015 года рост цен на хлеб не должен превысить 12–15 проц., если инфляция будет на уровне 7,5 проц.» – посчитал он. И тут же Федеральная антимонопольная служба России начала возбуждать дела по фактам завышения цен на хлеб. По данным РИА «Новости» от 28 января, такое дело возбуждено по Республике Коми, на очереди была Кировская область.

ПОДДЕРЖИВАТЬ БУХАНКУ ИЛИ МАЛОИМУЩИХ?

«В Чувашии хлеб – один из самых дешевых по всей России», – подчеркнул генеральный директор Чебоксарского хлебозавода № 2 Юрий Кислов, который согласился побеседовать с корреспондентом «Советской Чувашии» о сегодняшней ситуации на хлебном рынке. «Вот смотрите, – Юрий Михайлович протягивает стопку листочков, – эту информацию я нашел после республиканского совещания по ценам, состоявшегося в конце декабря прошлого года. Там приводились данные, что Чувашия с ценой килограмма черного хлеба 27,99 руб. занимает пятое место по России и второе в Приволжском федеральном округе. Я заинтересовался, за счет чего те регионы, которые впереди нас, а это Липецкая, Курская, Орловская и Саратовская области, формируют стоимость хлеба? Решил начать с Курской и сразу же наткнулся в Интернете на публикацию в «Курской правде», датированную июнем 2013 года».
Читаю распечатку статьи «Дешевый хлеб дорогого стоит» и удивляюсь. Оказывается, в иных регионах регулирование цен – это не простое наблюдение за ними. Там благодаря бюджетным дотациям есть несколько дешевых видов хлеба, цены на которые фиксированы. «…Выделенных в этом году из областного бюджета на дотирование социального хлеба 95 млн. 755 тыс. руб. вполне хватило бы при прежних ценах, когда на дотационную буханку выделялось 3 руб. 50 коп. С нынешними же ценами на муку приходится выделять уже 5 руб. 70 коп. При таком раскладе средств хватит только до середины сентября. Так что же делать?» – передавал корреспондент «Курской правды» настрой того июньского совещания у губернатора. В итоге все совещавшиеся решили: областную программу дотационного хлеба продолжать.
И сейчас, невзирая на кризис, продолжают поддерживать буханку. В начале декабря прошлого года администрация Курской области издала постановление – дотации оставить в силе, только количество дотируемого ежедневно хлеба немного уменьшить. Субсидии из областного бюджета теперь будут выделяться не на 41,5 тонны хлеба, а на 38.
А чем помогает власть чувашским хлебопекам и как им удается выпускать одну из самых дешевых в стране буханок? «Чем помогает? – переспрашивает руководитель хлебозавода. – Власть не мешает нам работать – и это уже хорошо». Удерживать же цену на черный хлеб крупным республиканским хлебопекарным предприятиям, понимающим социальное значение ржаной буханки, приходится самостоятельно, за счет прибыли от реализации белых булок да кондитерских изделий. «В том же 2013 году, когда Курская область выделила около 100 млн. руб. дотаций на хлеб, Чебоксарский хлебозавод № 2 понес почти 5 млн. руб. убытков от реализации черного хлеба, и в прошлом году этих убытков оказалось не меньше», – сравнивает собеседник.
При всем при том Юрий Михайлович, удивительное дело, не сторонник «хлебных» дотаций. Он убежден, что поддерживать надо не хлеб, а бедных. «Представьте себе, будет хлеб в Чувашии еще дешевле, чем сейчас. За счет бюджетных денег – ваших, моих, учителя, врача. Даже малоимущего, получающего минимальную зарплату и платящего с нее, как и все, подоходный налог. И каждый будет иметь доступ к удешевленной за счет бюджета буханке. А у меня, например, зарплата хорошая. У банкиров, чиновников и других высокооплачиваемых граждан – тоже. Это неправильно, государство должно помогать малоимущим, многодетным, а богатые не пропадут. Конечно, не тем бедным, которые пьют, бомжуют. А вот, например, живет одинокая старушка, получает небольшую пенсию. Ей-то и надо ежегодно на социальную «хлебную» карточку перечислять по 2-3 тысячи в год. Сумма смешная по бюджетным меркам, из расчета, что в месяц человек съедает примерно 5 буханок черного по сегодняшней цене 20 рублей», – излагает свою социальную программу директор хлебозавода. «Тогда выходит 1200 рублей в год», – подсчитываю я. «Остальное пойдет на булочки или молоко», – отстаивает собеседник свою, более весомую, сумму… Но его проект пока не находит отклика в верхах.

ХЛЕБ РУКИ ЛЮБИТ

«Видел технологию хлебопечения в Германии, Америке, – все, что делается у нас, делается и у них, – рассказывает он о секретах профессии. – За границей тоже нет роботов в хлебопекарнях. Не уверен, что можно изобрести такой «нанокристалл», который бы позволил нам выпускать в десятки раз больше хлеба. Потому что чем выше автоматизация, тем хуже его качество. Хлеб, сделанный руками, – это истинный хлеб. Может быть, в него действительно передается частичка души пекаря».
То, что на хлебозаводе № 2 трудятся мастера своего дела, могут подтвердить тысячи жителей Чебоксар. Недавно в магазине слышала, как одна дама поучала другую, видимо, иногороднюю родственницу: «Что за хлеб ты понабрала?! На этикетки смотри, я ж говорила, что ем только от хлебозаводов «один» и «два». У них качество лучше, потому что старые, с традициями».
Только насчет «старых» она ошиблась: хлебозавод № 2 – самый молодой из трех ведущих чебоксарских хлебопекарных предприятий. Его построили в чистом поле, с чистого листа в 1988 году, так что заводу всего 26 лет. А традиции качественного хлебопечения, замечено, поддерживаются, прежде всего, на предприятиях, которыми управляют люди еще старой закалки или представители семейных «пекарских» династий. Они к хлебу-батюшке с большим почтением относятся.
«Если, не дай бог, чрезвычайное происшествие – засуха, наводнение, народ попросит не устриц и не пармезан. А чистого воздуха, чтобы дышать, чистой воды для питья и кусок хлеба, чтобы утолить голод. Случились перебои с электричеством, первым делом куда электроэнергию подают? В больницы и большие хлебопекарни», – напомнил о стратегической важности хлеба Юрий Михайлович.

КАЧЕСТВО – ПРЕВЫШЕ ВСЕГО

С больших хлебопекарен и спрос большой. Со стороны контролирующих органов, в частности. Трудно сказать, подвергается ли продукция мелких хлебопекарен или собственная выпечка сетевых магазинов такой же доскональной проверке, как товар, выпускаемый крупными хлебозаводами. Во всяком случае, они инциденты не замалчивают. Вот и Кислов рассказал о последнем.
Санитарные врачи, явившиеся с проверкой, взяли пробу сгущенного молока. И обнаружили в его составе масло растительного происхождения, в сертификате не указанное. Молоко поступило из соседней области, сертификат, не соответствующий действительности, выдан тамошней надзорной службой. Однако местные санврачи посчитали, что в инциденте виноват хлебозавод, в итоге был оштрафован представитель предприятия. «Почему я не должен доверять сертификату, подписанному авторитетными специалистами соседнего региона?» – недоумевает директор хлебозавода, справедливо считая, что в этом споре точку может поставить только суд.
Кстати, недавно предприятие наладило связи с поставщиком сливочного масла из Беларуси. По отзывам хлебопеков со стажем, такое масло сейчас – редкость, у него замечательный, «знакомый с детства» вкус, чувствуется соответствие самым высоким ГОСТам.
Но повышение качества здесь не всегда связывают с увеличением количества. «Есть люди, которые говорят: дайте нам возможность купить продукт достойного качества, пусть он будет дороже. Вот на таких мы и ориентируемся. Хлеб, выпускаемый нашим предприятием, не относится к дешевым, хотя разница в цене не такая уж большая – на 3–4 рубля буханка дороже, – раскрывает Юрий Кислов стратегию хлебозавода. – Я рассуждаю так. Не может быть цена низкой, если хлеб производят хорошие специалисты. Профессионалы не могут выпускать плохой хлеб на высококлассном оборудовании. Третья составляющая – качественное сырье. И, наконец, нужно честно платить все налоги. Вот эти четыре условия и объясняют, почему у нашего хлеба не самая низкая цена».
В конце прошлого года хлебозавод № 2 получил сертификат ИСО-22000, подтверждающий безопасность производимой продукции, и тем самым повысил ее конкурентоспособность. «Мы подробно расписали весь алгоритм производства и доставки товара до магазина, – рассказывает Ирина Ильмендерова, начальник заводской производственной лаборатории. – Определили теоретически опасные производственные факторы, разработали комплекс мероприятий, предотвращающий их возникновение. Так что вся без исключения наша продукция не только вкусна и качественна, но и безопасна. Этот сертификат гарантирует, что продукция не содержит компонентов, которые бы плохо отразились на здоровье потребителей».
Как уже говорилось, большие хлебопекарные предприятия не скучают без контролеров извне. А в связи с получением международного сертификата на 2-м хлебозаводе их прибавится. Ежегодно это чебоксарское предприятие будут инспектировать российские представители немецкой фирмы, выдавшие сертификат на безопасность.
Что касается ценовой политики, то, если хлеб выпечен из муки, закупленной у Чувашхлебопродукта (а хлебозавод, возглавляемый Юрием Кисловым, работает сейчас только на этой муке), стоимость буханки не должна расти. Порукой тому – слова министра сельского хозяйства Чувашии Сергея Павлова. На еженедельной планерке в правительстве республики 26 января он констатировал, что запасы зерна, созданные в ОАО «Чувашхлебопродукт», позволяют прочно удерживать цены на муку.

Опубликовано: 3 февраля 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.