Расстройство личности

ПРАВОСУДИЕ СМОТРЕЛО НА ДИАГНОЗ

Целых пять лет не был в редакции Геннадий, герой публикации «Была у сироты квартира». После выхода статьи и пропал. А недавно объявился. Такой же худой и бледный. И, как и прежде, с большой обидой на весь мир, где не понят, не защищен, бесприютен. Но уже как «узаконенный» инвалид второй группы по психическому заболеванию.

ЛОТЕРЕЯ СЧАСТЬЯ НЕ ДАЛА

Летом 1991 года в Козловской школе-интернате случилось событие — один из воспитанников выиграл по жилищной благотворительной лотерее двухкомнатную квартиру. Для сироты благоустроенное жилье в Чебоксарах — подарок судьбы. Весь детдом радовался удаче 17-летнего Геннадия. Но счастья ему квартира не принесла. В 2002 году он пришел в редакцию и сообщил: «Я только что из больницы. В суде полоснул себя ножом — мошенники украли у меня квартиру, а судья пошла у них на поводу…»
Со слов Геннадия, он обращался в милицию по поводу мошенников и вымогателей, которые обманом, а потом угрозами вынудили его подписать договор на продажу квартиры. И били, и к батарее привязывали. Но плохих парней к ответу не призвали. А потом риэлтор, который участвовал в оформлении квартирной сделки, подал в суд на Геннадия, мол, не желает паренек добровольно освобождать квартиру. Агентство недвижимости «АБ Риэлти» ab-realty.ru это риэлторские услуги, юридические услуги в Москве и Подмосковье, сопровождение сделок с жилой и коммерческой недвижимостью. От Геннадия пошло встречное заявление — просил признать договор купли-продажи недействительным. Мать, пришедшая защитить с малолетства брошенного сына, уверяла суд, что Гена с рождения страдает психическим нездоровьем. И уже по этой причине квартирная сделка ничтожна.
Эксперты нашли у парня смешанное расстройство личности, но, по заключению, не столь значительное, чтобы он не понимал значения своих действий. И суд отказал Геннадию в иске, признав договор купли-продажи квартиры законным со всеми вытекающими последствиями. К тому же доказательств, что истца обманули мошенники, не было. Откуда их взять, если милиция ими не занималась. Кстати, сиротская квартира после решения суда была перепродана, «благодетели» (в том числе и один судимый) ударились в бега.
Мать настаивала на проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы. Но суд отказал. Хотя, похоже, «узкие» специалисты и сами не очень-то были уверены в точности своего диагноза. Не хватало данных о здоровье испытуемого в малышовом и детском возрасте. По решению суда сирота остался без крыши над головой. Тогда-то и полоснул себя ножом в знак протеста.

ПРИВЕТ ИЗ «ПСИХУШКИ»

Об этой непростой истории в октябре 2002 года мы и рассказали на страницах газеты. А парень после этого как в воду канул. Потом, в январе 2003 года, от него пришло письмо из психиатрической больницы. Сообщал, что был в суде с заявлением по поводу несогласия с квартирным решением, оттуда его и доставили в «узкую» лечебницу. «Там узнал, что против меня возбудили уголовное дело. Будто я угрожал расправой судье. Но это неправда, только сказал, что Бог накажет всех, кто отнял у сироты квартиру. В психушку меня упрятали незаконно, беспредел продолжается», — сообщал Геннадий.
Мы снова попытались привлечь внимание к проблемам сироты в публикации «Газета выступила — чиновник промолчал». Полгода просто так в психиатрической больнице не держат. Или тут вопиющий произвол, или парень действительно болен. Но если так, то, выходит, суд ошибся, признав квартирную сделку законной, а Геннадия — способным отвечать за свои действия? Вопросы были, ответа не было. Уголовное дело в отношении Геннадия действительно возбудили — судьям не каждый день угрожают. А прокуратура, изучив материалы, пришла к выводу, что так оно и было.

ЧЕРЕЗ ПЯТЬ ЛЕТ

Геннадий пришел с новостью:
— Я действительно болен с детства. Радости в этом мало, но теперь очевидно, что квартиру у меня отобрали несправедливо. После того, как меня доставили в РПБ из суда, почти три года находился на принудительном лечении в психиатрическом стационаре.
Мог ли нормальный человек угрожать судье расправой? Этот вопрос, видимо, возник при расследовании уголовного дела. На этот раз результаты местной судебно-психиатрической экспертизы были не столь обнадеживающими, чем раньше. Там появились данные о том, что Геннадий с семи лет взят на учет в РПБ (раньше этот факт не упоминался). Здешние эксперты не стали делать окончательных выводов, направили Геннадия в стационар ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского. Там установили, что он страдает хроническим психическим расстройством (указан вид). И выводы: имея такое заболевание, в момент угроз судье находился в невменяемом состоянии. Да и на момент испытания — в таком же. Рекомендации: принудительное лечение по месту жительства.
Только в феврале 2006 года Геннадия освободили от принудиловки. В официальном статусе инвалида. После диагноза, установленного московскими экспертами, уголовное дело по факту угроз судье прекратили. Получил молодой человек в РПБ и официальную бумагу — по заболеванию имеет право на получение дополнительной жилой площади…

НАДЕЖДА УМИРАЕТ ПОСЛЕДНЕЙ

А у него вообще нет жилья. После выхода из больницы скитается по чужим людям. Приютили на неделю, и ладно. Из прокуратуры бумаги Геннадию шлют (по жалобам) на главпочтамт, до востребования. А жалоб много. Считает, что квартиру ему должны вернуть. А для этого исправить судебную ошибку — признать договор купли-продажи недействительным. Потому как по состоянию здоровья он не мог тогда противостоять своим обидчикам. Требует восстановить срок на обжалование решения суда, которым ему было отказано в проведении повторной судебно-медицинской экспертизы в связи с квартирным делом. Но суд отказывает, ссылаясь на статьи закона.
Однако в июле этого года кассационной инстанцией отменено постановление районного суда об освобождении Геннадия от уголовной ответ-ственности и назначении ему принудительного лечения. По закону дела такой категории (угроза судье, вершащему правосудие) подсудны только Верховному суду. Как ни странно, на это в кассационной жалобе указал представитель Геннадия. А тот все еще хочет доказать, что никаких угроз с его стороны не было и что в «психушку» его затолкали несправедливо. Кстати, насчет нарушения закона о подсудности жалобы поступали и в прокуратуру. Там соглашались, но надзорных представлений в суд не слали. Теперь говорят: работники, допустившие неуважение к требованиям Уголовно-процессуального кодекса, заслуживают дисциплинарного взыскания, да время ушло.
Но квартира — главное. Больше пяти лет прошло, как по решению суда она «ушла» в чужие руки. Прокуратура республики сироте, похоже, не помощник. В июле сообщила, что неоднократно проверяла законность и обоснованность судебных постановлений по тому гражданскому делу. Нарушений нет. С адвокатами тоже проблема. Кто возьмется за квартирное дело без гонорара? А если он даже и будет обещан, то кто рискнет заключать договор с человеком при его диагнозе? Бездомный парень уже слышал такое.
А побороться за потерянное жилье, думается, не такая уж призрачная надежда. По крайней мере, теперь уже есть документы, подтверждающие, что сирота с семилетнего возраста на учете у психиатра. Есть сомнения, что он вполне «руководил своими действиями», когда закрутились темные личности вокруг его квартиры. И раньше, когда голодный зашел в магазин и взял там из кассы деньги (тут же поймали работницы, попал в тюрьму). Хотя и тогда его признали «нормальным». Геннадий ищет помощников, чтобы ему помогли оформить документы для подачи в Европейский суд. У него впечатление, что здесь он сражается с «ветряными мельницами».