В зоне доступа

Евгению Степанову оставалось до освобождения всего два месяца, когда конвой перевез его из зоны в следственный изолятор. Отбывая наказание за изнасилование и побои, он умудрился совершить целую серию телефонных мошенничеств. Жертвами «сидельца» стали семь человек. Общий ущерб от преступлений составил 95 100 рублей.
Степанов действовал по схеме: звонил, как он утверждает, наугад, на незнакомый номер сотового, представлялся собеседнику каким-нибудь его родственником, сообщал, что попал в милицию, и просил денег для решения проблем. Людское доверие не знает пределов — попавшиеся на удочку приносили требуемые суммы (в качестве посредников выступали подруги и знакомые Степанова). Первоначальный размер «таксы» составлял три тысячи рублей, но потом, видимо, мошенник вошел в раж — его аппетиты возросли до 10, 15 и 35 тысяч.
Честно говоря, мало верится в то, что Степанов звонил «в никуда». Ведь он ни разу не ошибся, называя себя то чьим-то сыном, то племянником. При этом знал, что тот человек, именем которого он представлялся, сейчас находится за пределами города, и то, что у него его есть автомобиль. Возможно, без «поставщиков информации» не обошлось, но история, вернее, следствие, об этом умалчивает.
Вот, например, как развивались события в третьей из семи «серий». Степанов позвонил на «незнакомый» номер. На том конце провода женский голос спросил: «Вам кого?». Степанов ответил вопросом: «Ты меня не узнала?». Женщина замешкалась. Ей показалось, что с ней разговаривает племянник: «Это Алеша?». Да, это был он, просил помощи: мол, в Чебоксарском районе сбил на своей «девятке» человека насмерть, и теперь с него требуют 10 тыс. рублей. Деньги нужно срочно привезти к Новому автовокзалу, там будет ждать жена одного из «гаишников». Тетушка разволновалась не на шутку — в этот день племянник Алеша действительно должен был выехать в район. На передачу денег она отправила мужа. Спустя пару часов, когда женщина дозвонилась до настоящего племянника, обман раскрылся.
А в пятой «серии» Степанову пришлось сыграть не родственника, а знакомого. Работнице телецентра позвонили около полудня: «Привет! Узнала?». Алина решила, что с ней разговаривает знакомый: «Это Андрей?» Голос подтвердил ее догадку, поинтересовался состоянием дел и рассказал о своих: сбил человека, теперь, чтобы протокол не составляли, нужно дать взятку 25 тыс. рублей. Алина ответила, что может помочь только 15 тысячами. Вскоре к ее офису подъехал незнакомец, представившийся сотрудником милиции. Женщина попросила предъявить документы, оказалось, что их нет. Но под составленной ею распиской он все-таки расписался.
Через некоторое время Степанов снова позвонил Алине. Видимо, забиравший деньги доложил ему, где работает клиентка, и тот решил заломить цену. На этот раз «Андрей» сообщил, что сбитому им человеку требуется срочная операция, и его родственники требуют 60 тысяч. Алина только развела руками — такой суммы нет. Тогда Степанов начал давить на жалость и «раскрутил»-таки собеседницу еще на 20 тысяч. Потом «Андрей» звонил ей еще и посылал SMS: все жаловался на плохое состояние, говорил, что находится в Канашской больнице. Сердобольная работница телецентра даже поехала туда, но, естественно, своего знакомого не нашла. Абонент тем временем уже не отвечал. Через несколько дней ей удалось связаться с настоящим Андреем: выяснилось, что тот всю последнюю неделю находился в Санкт-Петербурге и к звонкам о ДТП никакого отношения не имеет.
Интересно и то, как доставались Степанову SIM-карты, с которых он звонил. Например, два номера ему помогла сделать приятельница, работавшая некогда инспектором по делам несовершеннолетних. В салоне связи Ядрина ей «по знакомству» выдали два номера по паспортным данным клиенток, что приходили в салон раньше. Так что когда началась детективная деятельность — розыск мошенников, должников, скрывающихся лиц, без вести пропавших — т.е. то, чем занимается Центральное сыскное бюро, сначала вышли на ничего не подозревающих жительниц райцентра.
Куда делись деньги, добытые таким «нелегким» путем? По словам Степанова, друзья собирали на них передачи. Но на зону они приходили не на его имя, а через других осужденных. В общем, и здесь все сложно.
Как сообщили в прокуратуре Ленинского района, уголовное дело в отношении Евгения Степанова рассматривалось в особом порядке судебного разбирательства. Это значит — подсудимый полностью признал себя виновным. Он приговорен к трем годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Опубликовано: 20 декабря 2011