Религиозный идеал. Взгляд психолога

ЛЕЧЕНИЕ ДЕПРЕССИИ И ФОБИЙ У ПСИХОЛОГА

Истина, добродетель и красота образуют живую сущность. Когда мы говорим об истине и красоте, мы обычно не ассоциируем их с живым существом, но когда мы осматриваем скульптуру или живописное полотно, либо слушаем музыку, мы знаем, что это было создано человеком. Так же и во вселенной, в природе, где все живо, когда мы наблюдаем движение небесных тел и непрерывный взрыв звезд, подобных солнцу, нам следует видеть, что имеется невероятное Существо, причастное ко всему этому, и мы должны признать, что все указывает на существование Того неделимого живого, кто движет этим. Неважно, сколь сильно наша зависть побуждает нас пытаться очернить работу Создателя, Он в любой момент присутствует в нашем сознании.

На самом деле само слово «сознание» означает быть «со знанием», с наукой. Прогресс и развитие находятся вот здесь, рядом с нами, как солнечные лучи, которым мы позволяем нас пронизывать. Я. как психолог, часто поражаюсь состоянием тех, кто охватил истину и продолжал интенсивно в ней жить. Апостолы Христа, например, восприняли столь мощные способности — пренебрегать смертью и настойчиво распространять данное им знание — что вызывали удивление среди людей. Если мы всерьез об этот подумаем, то поймем, что такое поведение типично для верующих в истину.

Когда кто-то принимает реальность, он может рассчитывать на миллиарды и миллиарды лет существования; но когда он противится реальности, он отвергает свою сущность и становится ничтожным.

В продолжение многих и многих лет я интерпретировал слова и желания Бога как препятствие счастью в этой жизни. Я думал, что мы должны принести ряд жертв и отказаться от множества хороших вещей, чтобы получить компенсацию от божества, то есть чтобы удостоиться Царства небесного. Посредством моих контактов с духовниками и философами я заметил, что эта точка зрения доминирует в этих обоих сферах.

Следовательно, когда я прочувствовал у Фрейда благоприятную возможность свободы и счастья, противоречившую всем запретам, какие может наложить общество, я почувствовал себя свободным от всех этих многочисленных запретов, как и любой, кто согласился с Фрейдом. Только в 1980 году, чтобы быть точным, я достиг научного постижения истинного значения счастья и в этом я увидел истинное лечение депрессии . То, что я увидел прежде всего, была полная инверсия в плане наших поисков счастья. До того я думал, что Бог видит все противоположно нашему способу видения и что его манера поведения является жестокой. Мне никогда не приходило в голову, что Он указал нам путь к благополучию и радости не в ином мире, а именно в этом. Я также не понимал, что его призывы направлены не на превращение нашей жизни в судилище, а на наполнение ее удовлетворенностью.

Другим очень важным опытом было мое понимание состояния радости, в которой живут те, кого мы называем святыми. На деле один коллега, наблюдая меня опечаленным, однажды заметил мне, что опечаленный святой это печальный пример святого. Тем не менее, в те времена я все еще не понимал, отчего это одни люди счастливы, а другие несчастливы. И только благодаря открытиям Мелани Клейн, сделанным ею во время исследования Фрейдовской идеи зависти, я нашел ключ к решению головоломки.

Теперь я вижу, что это мы инвертированы, когда ищем счастье в несуществующем. То есть мы хотим сфабриковать счастье посредством наших взращенных фантазий, вместо того, чтобы жить в согласии с реальностью, которая есть вся добродетель мира. Другими словами, мы действуем в духе зависти, не только отвергая Создателя, также обвиняя Его во всех наших невзгодах, которые сами себе причиняем, занимая такую позицию. Вот почему при приближении Христа одержимые демонами вопрошали Его, зачем он мучит их. Это то же самое, как они сказали бы про свое мучение, если бы увидели свой отказ от такой доброты и любви. Однако, наибольшие трудности понимания я испытал при попытках понять истинное значение секса, сферы либидо, согласно Фрейдовской ориентации. Поскольку Фрейд является гением и в практическом смысле наиболее посвященный из психотерапевтов и психоаналитиков, его теория секса была широко признана, хотя и не всегда с полным почтением.

Величайшая ошибка, ужасное заблуждение в отношении к истине — это наша вера в то, что она неприемлема. И самое мучительное — это наш отказ от истины, не позволяющий нам воспользоваться преимуществами всего сущего и доброго. Проблема истины не в ее знании (что невозможно, как показал Кант), а в ее приятии. Это не философская, а психологическая проблема, проблема страха и фобий, вызываемых невыносимыми истинами. Вот почему именно сейчас, с развитием науки мы достигаем пункта, в котором мы получаем возможность охватить реальность, во всей полноте, поскольку мало-помалу мы вытесняем высокомерие знания простотой действия, и именно это я предлагаю своим клиентам как настоящее лечение фобий. Человеческое сопротивление истине влияет на него» в его основе, поскольку он — самая прекрасная истина в этой вселенной звезд, планет и комет. После попыток разорвать свои, связи с реальностью он думает, что его мир неадекватен, и тем препятствует себе в полном развитии.

Истина это не то, чему можно научить, а то, что можно принять, поскольку мы не ее хозяева и даже не способны ее узнать, но мы делаем все возможное, чтобы ее испытывать. Действительно, история человечества это история борьбы против света и истины. Только приятие истины нас умиротворяет, ибо она представляет невыразимую встречу с самими собой и со всем сущим, и особенно, с Создателем, поскольку истина вечна и неизменна.

Олег Коуч.