Всеволод АНДРЕЕВ: Кризис продлится до 2016 года

_dscn8499-d188d0b8d182d0bbd0b0d0b5d0b2d0b0Кризис 2008 года кандидат физико-­математических наук Всеволод Андреев спрогнозировал годом раньше. И сделал он это не с помощью магического шара или ясновидения. Ученый до мозга костей, Андреев применил специальную математическую модель и получил весьма любопытные результаты.
– Всеволод Владимирович, как можно с помощью математических формул предсказать будущее одной страны или мира в целом?
– Мне больше нравится слово «прогноз», «предсказание» – это все­таки к гадалкам. Действительно, развитие социально­экономической системы любой страны непростое и противоречивое, экономические, демографические и геополитические процессы в сложной связке. Казалось бы, как все это можно уложить в формулы, ведь математика, напротив, совершенно конкретная и точная наука. Представьте себе, можно. Эволюция человечества, как и любая другая, подчиняется определенным законам. Можно создать достаточно простые модели, способные адекватно описывать сценарии развития того или иного процесса в обществе. Чем мы с моими аспирантами и занимаемся.
– Вы сами изобрели этот способ расчета будущего?
– Как вам сказать. То, что мы делаем, основывается на так называемой математической модели «хищник­жертва». То есть на борьбе противоположностей, когда кто­то на каком­то этапе выступает хищником, кто­то жертвой. Это общепризнанная терминология. На этой же модели строил свои работы известный российский ученый Сергей Петрович Капица. Но у него была иная тема – область глобальной демографии, то есть всего народонаселения Земли. Очень много сделал в развитии модели Сергей Павлович Курдюмов, основатель синергетического движения в России, инициатор создания Центра «Стратегия динамического развития». У нас несколько иной подход. Идеи мои, я формулирую задачу, аспиранты, как правило, помогают выполнять черновую работу.
– Ваши ребята по­нас­тоящему интересуются наукой? Ведь говорят, молодежь сейчас меркантильная, а наукой на черную икру не заработаешь.
– Многие мои студенты получали Президентскую стипендию, становились аспирантами. У меня налажены связи с Международным университетом природы, общества и человека «Дубна», там готовят высококвалифицированные кадры для работы в области современных информационных технологий, нанотехнологий, биоинженерии, наукоемких производств. Старательных, способных студентов отправляем туда. В Дубне на бюджетной основе они получают дипломы магистров. С 2006 года уехало человек 45, и всех взяли на работу. Мои ребята производят хорошее впечатление, они востребованны. Многие там обосновались, купили дом в Дубне или Москве.

В. Андреев заведует кафедрой телекоммуникационных систем и технологий факультета радиотехники и электроники ЧГУ, доцент. Выпускник физмата ЧГУ. В профессии прошел путь от инженера кафедры теоретической и экспериментальной физики ЧГУ в 1989 году до заведующего кафедрой телекоммуникационных систем и технологий ЧГУ в 2007 году. Круг научных интересов: информационные и телекоммуникационные системы, математическое моделирование сложных физико­химических, технологических, социально­экономических процессов. Автор более 330 публикаций в ведущих зарубежных и российских научных журналах.

– Вернемся к вашим математическим моделям прогнозирования. Для чего нужны такие исследования?
– Видите ли, они позволяют заранее обнаружить те или иные неблагоприятные тенденции в социально­экономической системе. На основе этой информации у правительства есть возможность скорректировать свои действия, принять своевременные управленческие решения, которые позволят с минимальными потерями пережить тяжелые кризисные времена.
В 2006 году мы проанализировали ситуацию в России в 90­е годы 20­го века и в начале 21­го. Модель правильно описала дефолт 1998 года и позволила сделать вывод, что при сохранении тогдашних тенденций в обществе и экономике страны очередной кризис может наступить где­то к 2010 году. Так и получилось.
В прошлом году в журнале «Нелинейный мир» была опубликована наша статья, где на основе математических выкладок мы предположили, что при сохранении нынешних тенденций в экономике вторая половина 2010 года и 2011 год будут очень тяжелыми для США. Что мы теперь и наблюдаем.
Сейчас мы завершили по США очередную работу. Получилось, что кризисные явления там будут продолжаться до 2016­2017 года. И во всем мире тоже, поскольку страны взаимосвязаны и во многом зависят от США. Это не кризис отдельных стран, локальный, а кризис системный. Связан он с тем, что те устои, на которых развивалась современная индустриальная цивилизация, себя изжили, устарели. В 20­м веке богат был тот, кто построил покрупнее завод, помощнее электростанцию. Мощь страны определялась этим. А сейчас нет. Идет постепенный процесс перехода на новую систему взаимоотношений, на новые технологии. Кто первый на них перейдет, тот и выиграет, будет диктовать условия.
– А как же с Россией?
– Так же, как со всеми. Если не будет рывка вперед, качественно нового подхода к экономике и проблемам общества, результаты прогнозирования не радуют. К 2016 году рост промышленного производства упадет практически до нуля. Уровень оплаты труда в общем объеме денежных доходов населения снизится до уровня 1999 года. Также будет происходить существенное увеличение пенсий. Однако эти деньги ничем не обеспечены и отражают инфляцию. Студентов будет больше. Это, скорее всего, связано с тем, что в условиях кризиса многие вынуждены переобучаться и искать новые возможности для трудоустройства. Безработных, по прогнозу, будет значительно меньше – трудоспособное население будет уезжать на заработки в другие страны либо частично вымрет.
– Н­да, веселенькая картинка. Вы пробовали как­то донести свои расчеты до власть имущих?
– Пытались, конечно, но не встретили особой заинтересованности. От людей, которые принимают решения, четкого ответа не было. В ноябре прошлого года я даже обратился к Президенту России Дмитрию Медведеву на его блоге. Подчеркнул, что начиная с 2006 года основные результаты наших исследований публиковались в центральной научной печати. Было неплохое согласие наших прогнозов с тем, что наблюдается в действительности. И что мы искренне готовы оказать нашу помощь, если в этом имеется необходимость. Никакой реакции не было.
– Чем сейчас занимаетесь?
– Сейчас интересует Китай. Там в конце 70-­х накопились большие проблемы, и они вынуждены были заняться экономикой раньше, чем другие страны, где на тот момент все обстояло благополучно. В результате в Китае очень сильный рост в последние годы. Чувствуется, они занимаются аналитикой. Начали сдерживать рост ВВП в последние годы, иначе он привел бы к дисбалансу всех характеристик общества и экономики. Там в отличие от других стран идет целенаправленное управление. Даже на бытовом уровне. К примеру, в последние годы они закупили в очень большом количестве автомобили, но регулируют продажу населению, держат на складах.
За достижениями науки китайцы следят очень тщательно. Вот недавно пришло письмо из Китая, они нашли мою статью 1999 года об использовании звука в катализе, пригласили приехать в Китай выступить с докладом. К сожалению, не удалось по финансовым причинам – дорога недешева.
– Значит, за рубеж выезжать обмениваться опытом с коллегами не удается?
– За рубеж как раз удается. На Западе, если их заинтересовали разработки, находят средства, чтобы пригласить ученого. Бывал в Чехии, не раз в Германии. В прошлом году, например, ездил в Турцию на конференцию по разработке и управлению беспилотников (небольших летательных аппаратов для разведывательных целей) и наземных вездеходов, которую финансировал научный комитет НАТО. Очень жаль, что в России в научных конференциях и симпозиумах приходится участвовать гораздо реже, чем хотелось бы.