Цены, пенсии, зарплаты в Бeлaрyси

Одно из главных впечатлений от поездки в Беларусь: как будто и не идем мы по жизни врозь полтора десятилетия. Люди, встреченные и в Минске, и в Бресте, дружно вспоминали друзей, живущих в разных концах матушки России, и пели общие “старые песни о главном”. Смотрят здесь наше ТВ — в эфире и кабельных сетях Беларуси можно поймать два десятка российских телеканалов. И наше кино — в дни приезда российских журналистов в белорусских газетах активно обсуждали “9-ю роту” Бондарчука. Да и русский язык в стране по-прежнему имеет статус государственного.

Но возникает тогда вопрос: если мы такие близкие — почему не вместе? Сколько лет ведутся разговоры о едином государстве, общей валюте, но, увы, ими дело и кончается. Хотя белорусский глава утверждает, что его-то страна к союзу готова.

Экономическое благополучие страны власти измеряют в своих критериях: в объемах валового продукта, темпах развития производства, росте инфляции. Простой же народ ориентируется на мерки житейские — какова у людей зарплата и квартплата, что почем в магазинах и на рынках. С этой точки зрения взглянем на братскую страну и мы: как живется сейчас в ней простым белорусам?

РАБОЧИЕ

Со станочником Сергеем познакомились мы в ОАО “Брестгазоаппарат”, в цехе по производству запчастей к газовым плитам “Гефест”. Раньше работал он на электромеханическом заводе в родном городе, да предприятие-оборонка, оставшись без заказов, свернуло производство. И Сергей переехал в Минск. Доволен: зарплата неплохая (по российским меркам около пятидесяти тысяч рублей), плюс своя “социалка”: база отдыха, два детсада, медпункт. Вопрос с жильем решился быстро: недорого снимает квартиру на сутки на метро Институт Культуры, рядом с работой. От добра добра не ищут — на ставший уже родным завод определил Сергей и сына Кирилла. Работает он в одном цехе с отцом. Семейственность, кстати, на предприятии не возбраняется, даже приветствуется. И династии здесь в большом почете.

Не без помощи родителей устроилась на “Брестгазоаппарат” и 22-летняя Галина. Заработок у нее, укладчицы-упаковщицы, конечно, поменьше, чем у станочника, — четыре с половиной тысячи. Но есть другие выгоды. Сейчас Галина заочно учится на инженера-строителя, заканчивает пятый курс. Учеба платная — 450 долларов в год; и половину этой суммы за студентку вносит завод.

Пока живет Галина вместе с родителями. Но когда получит диплом и выйдет замуж, собирается взять в банке льготный жилищный кредит. Ссуду — 90 процентов от стоимости будущей квартиры — молодым дают с рассрочкой на 20-40 лет под 5 процентов годовых. А если семья решится завести троих детей, есть шанс, что кредит ей государ-ство и вовсе погасит. О введении такого стимула Лукашенко не раз уже говорил с высоких трибун: с рождаемостью у братьев-белорусов дела тоже обстоят не блестяще…

БЮДЖЕТНИКИ

Средняя зарплата белорусских врачей, педагогов, работников культуры — 200 долларов. Но индивидуальная шкала для каждого своя. Начинающий учитель, к примеру, получает в месяц 180 баксов, директор школы — от 300 до 500 (в зависимости от числа учеников). Своя градация и у музейных работников. Порядка сотни долларов составляет оклад смотрительницы музейного комплекса “Брестская крепость”, заработок экскурсовода — от 180 до 250. Причем у многих есть и возможность подработать. Сопровождавший нас в поездках по Беларуси врач-реаниматолог скорой помощи Алексей рассказал анекдот в тему: “Почему белорусские врачи работают на полторы ставки? Потому что на одну ставку есть нечего, а на две — некогда”. Впрочем, сам Алексей, опровергая свою “байку”, трудится на две ставки, получает в месяц 400 долларов. И поесть успевает…

ПЕНСИОНЕРЫ

Ветеран труда из Минска Лариса Васильевна живет вместе с сестрой в двухкомнатной “хрущевке”. Обстановка в квартире не совсем типичная для пенсионерского быта: компьютер последнего поколения, большой японский телевизор. Интересуюсь у хозяйки: “Такие большие пенсии вам платят?” “Да что вы”, — машет рукой она. И у Ларисы Васильевны, и у сестры пенсионный доход одинаков — около трех тысяч рублей в российских деньгах. Этого хватает, чтобы заплатить за жилье (в декабре вышло около 800 “наших” рублей), запастись провизией и лекарствами, прикупить кое-что по мелочи. О крупных приобретениях и мечтать бы не пришлось, если б сестра не работала. 70-летняя пенсионерка до сих пор преподает в одном из минских вузов, и заработок ее — с учетом доплат за иностранных студентов — равен как раз двум их пенсиям. Так что общий доход на семью составляет в месяц порядка 12 тысяч. А на это уже можно жить с учетом того, что белорусские цены с нашими сильно не разнятся. В пересчете на российские деньги “Докторская” колбаса, к примеру, стоит 110 рублей за кило, буханка белого хлеба — червонец, килограмм муки — от 8 до 12 рублей, пачка макарон — 15.

А вот по льготам разница имеется. Скидок по квартплате у местных ветеранов труда нет: их в Беларуси получают только участники войны, инвалиды и многодетные семьи. Но зато сохранены льготы за проезд — билет в общественном транспорте Минска стоит 400 белорусских рублей, ветераны труда платят 200…

А. Лукашенко — на встрече с российскими журналистами:

“Что касается монетизации. Вы знаете, мы занимались этой проблемой, часто обсуждали ее и с вашим Президентом, и с другими должностными лицами. Я категорически против того, чтобы огулом убрать льготы, а потом еще в три раза больше из бюджета средств выделять. Мы, когда проводили инвентаризацию, обнаружили, что, как и у вас, еще Совнаркомом принимались некоторые решения по льготам. Они до сих пор действовали. И мы попытались провести инвентаризацию этих льгот. Оставили льготы инвалидам, участникам войны, “чернобыльцам”. Все остальное, что не вошло, — исчезло. Мы вот, допустим, по здравоохранению определили перечень болезней, по которым мы будем поддерживать людей. И сказали: вот перечень из 35 болезней. На большее хотели бы, но нет средств. Но этот перечень, в принципе, охватывает практически все тяжелые заболевания. То есть мы от жизни пошли, разумно пошли”.

 

 



Читайте также: