В биографии знаменитого снайпера-чуваша пока много загадок

«Я — сын чувашского народа и горжусь этим…»

Впервые с информацией о снайпере Родионе Давыдове, чуваше по национальности, я столкнулся лет десять назад. Первоначально казалось, что все подробности о его судьбе удастся выяснить за несколько месяцев. Но, несмотря на пролетевшие с тех пор годы, многие страницы жизни и боевого пути Родиона Давыдова все еще остаются под покровом тайны.

Один из лучших

Исследователями истории Великой Отечественной войны давно определены наиболее результативные летчики, танкисты, артиллеристы и представители других военных профессий. Их обычно называют асами. Среди снайперов в их число обычно включают тех, кто уничтожил более 50 вражеских солдат и офицеров. Всего неофициальный список снайперов-асов Красной Армии включает около 330 снайперов-мужчин.

Простое сравнение результативности Родиона Давыдова и снайперов из названного списка показывает, что сержант Родионов должен занимать 22-ю позицию. Но он уничтожил 355 солдат и офицеров противника уже в конце 1942 года, намного раньше более результативных советских снайперов. Еще возможно сравнение по количеству уничтоженных врагов за конкретный промежуток времени, и по этому показателю Давыдов (105 уничтоженных фашистов за три дня) — один из лучших в Красной Армии.

Письмо с фронта

В Чувашии имя Родиона Давыдова впервые прозвучало совершенно неожиданно — в редакцию газеты «Красная Чувашия» пришло письмо от самого героя. Это было обращение к чувашскому народу. В номере газеты за 11 ноября 1942 года оно было опубликовано.

Письмо снайпера-орденоносца Родиона Никоновича Давыдова трудящимся Чувашии
Дорогие мои земляки!
Это письмо я пишу вам в перерыве между боями. Дорогие мои земляки, передаю вам снайперский привет с фронта отечественной войны.
Я — сын чувашского народа и горжусь этим. Сердцем и мыслями своими и я с вами в эти дни. Вместе с русскими, украинцами, белорусами, казахами и представителями других народов с оружием в руках мы отстаиваем честь и независимость нашей любимой Родины, защищаем великие Октябрьские завоевания.
Родина и партия дали нам в руки винтовку, дали нам приказ — бить подлого фашистского зверя. И мы бьем его, где только он подвернется, бьем его и в траншеях и блиндажах, бьем днем и ночью, без передышки.
Я неплохо овладел винтовкой. 22 мая 1942 года я стал снайпером. С этого дня до 3 ноября я лично истребил 355 немцев. В последних боях, когда враг сделал попытку наступать, я убил 105 гитлеровцев. Чем больше я убиваю немцев, тем легче у меня на сердце. Правительство наградило меня орденом Ленина и медалью «За отвагу».
Вот так воюем, дорогие земляки! Здесь, на передовой линии, я встречал моих братьев-чувашей. Они хорошо воюют, умело дерутся с заклятым врагом, высоко держат честь родного чувашского народа. Из газет я знаю — вы много работаете для фронта.
Посылая вам за тысячи километров свой пламенный привет, я призываю вас давать фронту еще больше вооружения, теплых вещей, сельскохозяйственных продуктов, махорки и всего, чем богата наша Чувашия. Изучайте военное дело. Пусть каждый чуваш будет готов встать в боевые ряды родной нашей Красной Армии.
Когда я кончаю это письмо, немецкая артиллерия снова начала обстрел наших позиций. Сейчас рассвет. Начинается пятисотый день Великой Отечественной войны советского народа против немецких оккупантов. Сегодня я снова убью нескольких немцев, пока руки держат винтовку.
Поздравляю горячо и сердечно вас, дорогие земляки, от всего сердца желаю вам успехов. Больше помогайте фронту, а мы, сыны чувашского народа, не посрамим в боях за родину гордое имя чуваша.
Пишите по адресу: 1425 полевая почта, часть 622. Старший сержант Родион Давыдов».

И по свежим следам, и позже республика не раз пыталась прояснить судьбу знаменитого снайпера. В частности, в апреле 1964 года в Министерство обороны СССР было направлено письмо за подписью председателя Президиума Верховного Совета Чувашской АССР т. Ахазова с просьбой сообщить подробности биографии Родиона Давыдова. Но исчерпывающая информация о нем, и прежде всего о месте его рождения, в архивах Минобороны так и не была выявлена.

Сам ли Родион Давыдов писал это обращение, или с литературной обработкой ему помогал комиссар 1232-го стрелкового полка 370-й стрелковой дивизии батальонный комиссар Шапиро, или кто-то из военных журналистов, трудно сказать. Несмотря на то, что по своему образованию, опыту работы и службы Давыдов не был близок к политработе, все же склонность к этому, видимо, имел. Во всяком случае, в представлении его к медали «За боевые заслуги» отмечается, что Давыдов — отличный агитатор.

Биография героя

Вклад Родиона Давыдова в Победу не ограничивается количеством уничтоженных лично им оккупантов. Во многих публикациях военных лет, в документах 1232-го стрелкового полка отмечается его роль в подготовке молодых снайперов. Часть из них своими результатами прославила своего учителя — Абдуха(д)жи Идрисов за 349 уничтоженных фрицев 3.06.1944 г. получил звание Героя Советского Союза, Николай Яковлевич Ильин уничтожил 494 фрица и получил 8.02.1943 г. Героя, но погиб через полгода при выполнении боевого задания. На счету Павла Цыкина около сотни фрицев, сержанта Маркела Новикова — более 178 врагов, Афанасия Гнездилова — 160…

В очерках военных корреспондентов Северо-Западного фронта отмечается, что снайпер-чуваш Родион Давыдов — уроженец Среднего Поволжья, сиротой попал на Дальний Восток, работал бетонщиком, кондитером, лесосплавщиком, в леспромхозе (возможно, охотником-промысловиком), отслужил в Красной Армии срочную службу, обзавелся семьей, стал отцом.

Родиона Давыдова призвали на фронт на третий месяц войны, в сентябре 1941 года.

К решению стать снайпером Родион Давыдов пришел лишь весной следующего года. После третьего ранения и госпиталя он попал в 1232-й стрелковый полк 370-й стрелковой дивизии и сразу заявил о желании стать снайпером. Его зачислили на должность снайпера-красноармейца, хотя к этому времени он уже дослужился до сержанта. Это было 24 мая, а через четыре дня, 28 мая, начинающий снайпер Родион Давыдов вышел на свою первую «охоту».

Наградами не баловали

Если в первые дни удавалось поймать в прицел своей винтовки по 2-3 фашиста, то уже через неделю его ежедневный счет увеличился в два-три раза. К 4 июля на его счету уже 118 уничтоженных фрицев. Этого не могло не заметить командование, и командир полка майор Худоногов инициирует награждение снайпера орденом Ленина. 29 августа 1942 года приказом № 01069 по Северо-Западному фронту сержант Давыдов был награжден этим орденом.

Через месяц снайпер-орденоносец получает очередную награду — медаль «За отвагу». К этому времени на счету Давыдова уже 237 истребленных фашистских солдат и офицеров. Сегодня мы понимаем, что медали «За отвагу» при такой результативности явно маловато. А отсутствие у сержанта Давыдова новых наград вызывает недоумение — все же его «счет» растет с каждым днем, последняя приведенная в очерках о нем цифра — 355 уничтоженных фашистов к декабрю 1942 года.

Фото soviet-aces-1936-53.ru: Эта фотография сделана в ноябре 1942 года на Северо-западном фронте. За три дня, пишет одна из фронтовых газет, снайпер Давыдов (на снимке — слева) уничтожил 105 фашистов.

По мнению автора, за свои боевые подвиги Родион Давыдов должен был быть представлен к званию Героя Советского Союза. Во всяком случае, среди снайперов-Героев Советского Союза более 20 человек получили высшее звание СССР за результативность в два или даже в три раза меньшую. Например, один из наиболее известных и наиболее пропагандируемых снайперов Великой Отечественной войны Василий Зайцев получил высшее звание страны за 242 уничтоженных противника. Почему же Родион Давыдов остался без третьей награды и высшего в стране звания Героя Советского Союза? Ведь он успешен, политически благонадежен, не случайно в 1942-м его приняли кандидатом в члены ВКП(б). Возможно, он неожиданно выбыл из полка.

По состоянию здоровья

Действительно, 1943 год из боевой биографии Родиона Давыдова практически выпадает, и пока не ясно, воевал он в это время или же убыл с передовой. Снова он обнаруживается в 1944 году в должности командира отделения 10-го запасного стрелкового полка 1-й запасной стрелковой бригады, дислоцировавшейся в то время в Горьковской области. Можно предположить, что перевод снайпера Давыдова из боевой части в тыловую был связан не только с педагогическими способностями в подготовке снайперов, но и с состоянием его здоровья.

Видимо, нахождение в наблюдении и на позициях по несколько дней в любую погоду не прошло для Давыдова бесследно. 7 сентября 1944 года с диагнозом «хронический гастроэнтероколит, дистрофия 2-й степени» Давыдова срочно направляют в размещавшийся в Горьком эвакогоспиталь № 2797. К сожалению, спасти знаменитого снайпера врачам не удалось — 11 сентября 1944 года его не стало. Его похоронили в могиле № 186 нового кладбища в Марьиной роще города Горького. Был ему всего-то 31 год…

Потеряли из виду?

В 1942 году о подвигах Родиона Давыдова писали «Комсомольская правда», «Смена», «Красная звезда», наша газета. Его неизменно называли знаменитым снайпером, приводили в пример. Но как получилось так, что в итоге имя Родиона Давыдова оказалось по сути забытым и не попало в списки снайперов-асов? Редко упоминается оно и в нашей республике, нет экспозиций о подвигах сержанта Давыдова и в специализированных музеях. Наверное, в этом вновь «виноват» перевод его с фронта в тыл, где он выпал из поля зрения военных журналистов и политорганов — наградами чаще вдохновляли тех, кому завтра идти в очередной бой с врагом.

Очерки с Северо-Западного фронта позволяют предположить, что Давыдов родился не в Чувашии, а в Поволжье. Но ссылка в обращении на «нашу Чувашию» дает серьезное основание считать Давыдова уроженцем именно Чувашии. В попытках отыскать истину автор этих строк несколько лет изучал фонды Российского государственного архива социально-политической истории, Центрального архива Министерства обороны РФ и его филиала в Санкт-Петербурге, а также Российского государственного военного архива, архивов военных комиссариатов, муниципальных образований Приморского края, Государственного архива Чувашской Республики. Но увы — пока эти предположение и убеждение так и не подтвердились документально. Не удалось обнаружить и следы семьи Родиона Давыдова. Остается надежда, что читатели газеты узнают в герое сегодняшней публикации своего родственника или знакомого родственников.

Мы не имеем права забыть имя и подвиги чувашского парня Родиона Никоновича Давыдова. Особенно хочется напомнить об этом своим землякам в канун годовщины начала Великой Отечественной войны. Нас не могут не тронуть проникновенные слова Родиона Давыдова: «Я — сын чувашского народа, и горжусь этим. Сердцем и мыслями своими и я с вами в эти дни».

Ведущий рубрики Евгений Шумилов

 

 

Опубликовано: 25 июня 2019 г.


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.