Жизнь после Черкизовского

Чебоксарская вещевая «Ярмарка» дает работу сотням наших «челноков». До сих пор они отоваривались на московском Черкизовском рынке. Что ждет их после его закрытия? На «Ярмарке» покупатель как грешник в пекле – асфальт плавится, духота давит и никакого выбора. Выбора товаров, разумеется. Причина понятна всем: после закрытия Черкизовского рынка в Москве, где отоваривалась вся страна, чебоксарские коммерсанты пребывают в растерянности.
Уже встречаются пустые прилавки, за которыми никто не стоит, и поневоле начинаешь пугаться, неужели в самом деле «Ярмарка» тоже на грани закрытия? На этот вопрос продавец Таня пожимает плечами. Она торгует женской одеждой уже три года, и еще никогда не было такого, как сейчас, когда на прилавок, прямо скажем, без слез не глянешь. Две юбки и десяток белых «офисных» рубашек. Вот и все. Одно хорошо – недорого, по 300-500 рублей.
– Берите сейчас, – советует Таня, – продаем остатки. Потом будет только дороже. Поедем за товаром в «Лужники», а там цены сейчас ой-ой как накручивают.
Стоит дойти до обувных развалов, чтобы посмотреть на то, что летних туфель и босоножек почти не осталось. На полках стоят в основном черные «лодочки». От отчаяния продавцы потихоньку выставляют демисезонные полуботинки. Тоже остатки.
Вот с чем на рынке пока действительно хорошо, так это с джинсами для мужчин. Есть все размеры. На одном из таких прилавков висело даже объявление «Распродажа. От 300 до 450 рублей». Ответить, где затоваривается хозяин, девушка-продавщица поначалу рассказывать наотрез отказалась, потом «вспомнила, что в Турции». Не успела я порадоваться за удачливого бизнесмена, как соседка из павильона рядышком шепнула:
– Лучше все быстро по дешевке продать, чем ждать покупателей да за место платить. Себе дороже выйдет.
Кто сейчас в фаворе у покупателей, так это торговцы женскими летними маечками да купальниками. Вот их завалы. Глаза невольно разбегаются от разнообразия. Секрет прост – большая часть летнего трикотажа российского и белорусского производства, а не тех самых неизвестных китайских и вьетнамских дизайнеров, чьи изделия достойно представлял Черкизовский. 
– Чебоксарский трикотаж тоже есть, но людям больше нравятся привозные вещи, – объясняет продавщица и отвечает на незаданный вопрос: – Из Ульяновска везем, из Самары.
Еще один богатый прилавок, который привлек взгляд, – со школьной формой, которую, оказалось, шьют в Канаше. Вполне добротные и не слишком дорогие костюмы пока не то чтобы разбирают влет, но ближе к сентябрю, как не сомневается хозяйка, от покупателей отбоя не будет. Тоже спасибо закрывшемуся Черкизовскому.
Свои проблемы с малознакомыми людьми работники рынка обсуждают не очень охотно. Но и так понятно, что настроение царит отнюдь не праздничное. Кто-то потерял связь с постоянными поставщиками, у которых годами закупал дешевый товар неизвестного происхождения. Других приводят в шок цены на московских рынках, где теперь придется затовариваться.
– На селе нужны дешевые вещи, – предпринимательница Валя из Батыревского района действительно не знает, что делать. Она торгует обувью, а цены в тех же «Лужниках» губят весь ее бизнес. – Давно знаю запросы своих покупателей. Неважно, насколько модна или прочна обувь. Цена – вот главное, что волнует на селе.
– А то ли будет осенью, – подхватывает разговор товарка. – Придет человек за курткой, а продать мне ему нечего. Или будет слишком дорого.
Валя пыталась за товаром в Казань ездить, но, по ее словам, там «ничего хорошего». Почему-то свои, российские, товары всегда оказываются дороже привозных китайских. Теперь девушка думает, как жить дальше. Точно так же рассуждают все, чье дело было связано с Черкизовским рынком. Не только «челноки», но и те, кто возил этих самых «челноков» в Москву и обратно.
Если прогуляться до стоянки «коммерческих» автобусов, то можно увидеть, что надписи «Черкизовский» с них еще не сняли.
– Надпись оставили, а ездит народ на Измайловский рынок или в «Лужники», – объясняют продавцы билетов, – но теперь намного реже, чем раньше.
Из-за нехватки пассажиров некоторые рейсы пришлось отменить. Кое-кто продает билеты только на один рейс, на восемь часов вечера. Пока выручает летний сезон. Отпускники катаются до Москвы и тут же берут билет на обратный путь. Студенты возвращаются из столицы или едут туда в поисках хоть какого-то приработка. Так что пустыми пассажирские салоны, по большому счету, не бывают. Но что будет дальше, пока никто не загадывает:
– Посмотрим, что будет осенью.
Ту же фразу повторяют и на «Ярмарке». Но и так понятно, что пострадают покупатели. Прежде всего те, у кого и так денег лишних не бывает. Если только представители отечественной легкой промышленности не воспользуются шансом, что дало им закрытие Черкизовского.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.