Соня Благоевич: Мы похожи по отношению к жизни

p1380260.jpgСтоит признаться, что о Сербии в России знают сегодня очень мало. А представления о культуре этой славянской православной страны часто ограничиваются в лучшем случае знакомством с творчеством Эмира Кустурицы, а чаще модой на балканскую музыку вообще. Поэтому усилия президента компании АБС-Холдингс Ненада Поповича познакомить жителей Чувашии с современной культурой своего удивительного края, можно сказать, прорубают нам очередное окно в Европу. В прошлом году его холдинг организовал визит в Чебоксары победительницы «Евровидения-2007» Марии Шерифович. Затем несколько чувашских журналистов имели возможность побывать и на «Евровидении-2008», проходившем в Белграде. На нынешний Чебоксарский международный кинофестиваль компания пригласила молодого режиссера-документалиста Соню Благоевич, работы которой неоднократно становились призерами кинофестивалей в Москве, Вашингтоне, Чикаго, Париже.
В Чебоксарах Соня представляла свой фильм «Мой друг Сербия». Корреспондент «СЧ» побеседовала с молодым документалистом после сеанса в Национальной библиотеке.
– Соня, в фильме Сербию называет другом американец, клоун из Сан-Франциско по имени Джо Мама, который влюблен в вашу страну, хочет в ней поселиться, уехать из США. Вы специально искали такого героя?
– Нет. Джо каждое лето приезжает в Сербию. Я познакомилась с ним через моего бой-френда, который ездит с ним по стране в одной команде. Парни посещают детские больницы, они регулярно ездят в Косово, по сербским селам, дают представления для косовских детей. Выходит так, что Джо делает для сербов больше, чем некоторые сербы. Мне он очень импонирует. Своей открытостью, искренностью, чем-то настоящим. Наверное, тем, что умеет принимать не только достоинства, но и недостатки. Короче говоря, умеет любить. Отнюдь не сильный с виду, не пасует перед сложными ситуациями. Ведь он поначалу случайно приехал в Сербию, а потом полюбил ее и даже пытается объяснить ее уникальность нам самим. Поэтому я сняла этот фильм-путешествие, где следую за Джо Мамой и его товарищами. В Косово в том числе.
– Ему удалось сказать вам что-то важное о вашей же стране?
– Благодаря ему я сама впервые побывала в Косово. Увидела собственными глазами, как эти незамысловатые цирковые выступления важны для косовских детей. Они в это время не чувствуют себя забытыми.
– Это очень добрый фильм, наши зрители были в этом единодушны.
– Спасибо. Так добр сам Джо Мама. Ведь вся лента «Мой друг Сербия» – это его монолог. А финальные слова, где он вспоминает наставления своей матери «в жизни есть две главные вещи – это учить и помогать», по сути, смысл этого повествования. Он вообще похож на средневекового шута, который через шутки и странные поступки приводит к истине.
– Вы стараетесь не касаться политики. Но ведь без политики в таком фильме, где речь идет о беженцах, о людях, живущих в столь трудных условиях, никак не обойтись?
– Это тяжелый вопрос. Да, я стараюсь быть далеко от политики. Но коли ты затрагиваешь некоторые вопросы, это всегда уже само по себе политика. Сербское кино по преимуществу сосредоточено на бедах и проблемах своего народа – в этом его специфика.
– У нас уже сложился такой образ Сербии, что там все заняты политикой.
– Я понимаю это, потому и хотела сделать фильм просто о людях, занятых повседневными делами. Они даже не называют это какой-то акцией, это уже их образ жизни. В повседневности они могут работать, Джо, например, программист, но летом они будут играть для детей. И это их возвращение к самим себе, к своей свободе.
– У нас на ТВ демонстрируют «Евроньюс». Там часто показывают Косово. Но удивительно односторонне, взгляд только с албанской стороны. Как вы это объясняете?
– Говоря словами известного сербского писателя Иво Андрича, политика настолько страшна, что люди часто не понимают, что есть хорошо, а что плохо. Может быть, им выгодно показывать именно так. Если говорить о главном персонаже, то он хорошо знает Сербию и очень хорошо видит все, что происходит. Ему понятно, что в стране есть и националисты и те, кого все это совершенно не волнует. А его волнует тот же вопрос, как и вас, – как ко всему этому относиться? Либо агрессивно, либо вообще игнорировать этот вопрос. Его позиция в этом плане очень важна. Он как бы чужой в этой стране, но говорит, что страну нужно любить. Если простой серб так выскажется, то ему скажут, что он немножко националист. Поэтому важно, что именно чужой человек говорит об этом.
– Выходит, вы через него признаетесь в любви к Сербии?
– Да. Но нельзя сказать, что я использую его. Трудно было вообще подходить к этой теме. Ведь это уже не война, но все равно что-то наподобие гражданской войны, когда люди по-прежнему противостоят друг другу. Через него это легче показать. И зрители могут увидеть реальную картину, взглянуть на ситуацию без предрассудков и предубеждений.
– Когда мы с коллегами были в Белграде, я была поражена отношением сербов к России и россиянам. Это настоящее братство. Как вы думаете, нас так объединяет религия?
– Возможно, наши души очень похожи.
– Но мы ведь очень разные, в том числе и по темпераменту. У вас теплая страна, у нас зимой холода.
– Мы похожи по отношению к жизни. Как мы принимаем мир вообще. В том, что является для нас важным, а что нет. Это и есть общий дух. Я думаю даже, что это хорошая сторона жителей бывших соцстран. Потому что люди долго учились, как жить совместно.
– Они были бескорыстными?
– Для меня это так. И думаю, что для вас тоже.
– Почему вы занялись документальным кино? Вы очень красивы, могли бы играть в кино главные роли.
– О, спасибо, конечно. Но играть – никогда. Я не люблю быть перед камерой. Даже когда была маленькой, я предпочитала смотреть, как играют дети, а не играть.
– Это редкое сейчас качество.
– Хотя я участвовала в студенческих фильмах. Посещала актерский курс. Но лишь для того, чтобы быть режиссером, а не актрисой. Чтобы понять, как это делается. И потом, у меня бы не получилось так, как бы я хотела. Актеру надо иметь внутри нечто особенное, чтобы понимать эмоции и потом их передавать зрителям. Надо иметь талант.
– А может быть, вы просто очень независимы?
– Конечно.
– Вы были раньше в России? Не планируете снимать фильм о России?
– Я здесь впервые. И у меня есть мысль сделать кино о русской букве Ё. Я учила русский язык и помню, что есть такая буква в русском алфавите. Но когда делала русские титры к фильму, увидела, что такой буквы больше нет, ее почти никто не употребляет. Начала исследовать эту проблему, узнала, что буква то уходила, то опять приходила. Она стала для меня символом чего-то важного, но ускользающего. Я решила ее везде ставить.
– Это уже борьба за чистоту русского языка.
– Может быть, что-то из этого получится.

Из Чебоксар Соня Благоевич отправилась домой в Сербию, но, проезжая через Москву, успела поговорить и с нашими коллегами на радиостанции «Голос России». И вот что она сказала в этом интервью о Чувашии и Чебоксарах:
– Я ничего не слышала о Чувашии раньше. Что меня просто поразило, так это то, как меня встретили. Мне в Чувашии понравилось то же, что Джо нравится в Сербии – вот эта открытость и непосредственность людей. И Чебоксары – фантастический город, очень красивый, прекрасная река Волга… К сожалению, мне удалось посмотреть мало фильмов – я давала интервью, осматривала город, церкви и монастыри. В общем, очень хочу вернуться туда вновь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.