Подворье победит безработицу

dhdhdhdhdhnnoedhu.jpgСейчас отдельные подворья имеют доход на одного работника выше, чем в коллективных сельхозпредприятиях (как были они колхозами, так ими и остались, – к сожалению, зачастую в худшем смысле этого слова). Сравните надои коров СХПК и буренок из личных подворий. И приплод на крестьянском подворье выше, и привесы, и надои, и картошка с овощами лучше уродится. А ведь на сотках тот работает всего-то лопатой да мотыгой-плоскорезом. А о минеральных удобрениях да их разновидностях он толком и не знает.
Однако владельцы подворий до сих пор не регистрируются ни в качестве индивидуальных предпринимателей, ни в качестве фермеров. Хотя давно составляют конкуренцию СХПК и агрофирмам. Данный момент как раз и увеличивает уровень чувашской безработицы. Многие владельцы ЛПХ стоят на учете в службе занятости населения. А ведь даже городская семья из трех человек, проживающая, скажем, в Алатыре или Вурнарах в своем рубленом доме, помогает мясом, овощами, фруктами родственникам, живущим в городской квартире. Уже не говоря о том, что себя кормит.
Когда владелец подворья берет льготный кредит, ему некогда пьянствовать, он должен вкалывать, чтобы скорее его погасить. Он будет приучать к труду детей. Вот она – воспитательная миссия ЛПХ и льготного кредита. Скажем, человек ставит новый дом в деревне, а это часто пяти-, семикомнатные строения. Неужели он, будучи пенсионером, захочет жить в нем со своей женой-старухой? Он всячески будет стремиться оставить на селе детей, передать им навыки труда. Для того, чтобы погасить кредит, он просто будет вынужден развивать свое подсобное хозяйство. Он будет держать не одну свинью и корову, а десяток свиней и несколько коров. Да, он может выехать на заработки в Москву, но тем самым он будет понуждать соседа-предпринимателя или, может быть, даже преуспевающего фермера платить ему больше (тогда он в Москву – ни ногой). Заработанные деньги он вложит в хозяйство. Такие обстоятельства в наших условиях будут содействовать формированию «среднего класса».
У частника, между прочим, правильная психология, если оценивать ее под современным углом зрения. Недвижимость порождает чувство собственного достоинства, значимости. Владельцу пусть небольшого участка или частного дома есть что терять. Он не кинется в политические авантюры и не продаст за пол-литра свой голос, выбирать главу местной власти он будет осознанно. Такой неравнодушный человек всегда в поиске, у него голова болит, как сделать свое хозяйство рентабельным.
Президент Чувашии Николай Федоров поставил задачу: ни гектара, ни сотки бесхозной земли. Земля – это своего рода производственный цех, но под открытым небом. В зависимости от наличия техники и размеров поля этот «цех» как минимум обязан кормить семью, а при умелом агрономическом подходе и грамотном учете законов природы и передовых технологий земля дает прибыль. Обязана давать. Все в твоих руках: раньше встанешь, не уйдешь в запой – будешь сыт и при деньгах. А тут еще природный цикл подгоняет – ни с севом нельзя опоздать, ни с уборкой урожая…
Продукция этого «цеха под открытым небом» всегда востребована. И в республике, и в других регионах. И здесь Президент Чувашии Николай Федоров, объявивший 2009 год Годом земледельца, попал в десятку. Он как будто предвидел кризисную ситуацию. Сельское хозяйство, в первую очередь в лице ЛПХ, должно помочь выжить и переждать это трудное время. Сила момента и в том, что государство вкладывает в личное подворье большие деньги. Потому что крестьянин не свернет свою производственную деятельность. По большому счету, подворье даже с семью сотками – это уже потенциально функционирующее предприятие. Да сделать надо так, чтобы значимость его была не формальная, а содержательная, весомая! Именно такую цель, на мой взгляд, надо ставить, исходя из нынешней экономической ситуации. Мне думается, необходима государственная, пусть в масштабах отдельно взятой Чувашии, программа по развитию ЛПХ.

Станислав УБАССИ.

Опубликовано: 22 апреля 2009

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.