Чертежи из-под полы

Ныне заводские территории зачастую напоминают фортификационные сооружения. По всему периметру высоченные заборы, камеры слежения, могучая охрана. Но все эти ухищрения не дают гарантии полной сохранности главного достояния любого современного высокотехнологичного предприятия. Речь, конечно, идет не об инструментах, оборудовании, деталях и прочих железяках. Потери всего этого обходятся дорого, но не смертельно. В виду имеется то, что называется «интеллектуальной собственностью». Чтобы ее создать, требуются колоссальные усилия. А чтобы украсть – в наш компьютерный век много труда не надо. 

ПАПКА, ПОЛНАЯ СЕКРЕТОВ

В Калининском райсуде Чебоксар находится, пожалуй, первое крупное дело о хищении интеллектуальной собственности в Чувашии. Потерпевшей стороной выступает ОАО «Промтрактор», здесь считают, что по заказу конкурентов у завода были похищены ценные технические разработки, представляющие собой ноу-хау.
А началась эта история с небольшого интервью. опубликованного в местном вкладыше одной из федеральных газет. В нем бывший генконструктор «Промтрактора», незадолго до этого вышедший на заслуженный отдых, простодушно рассказал, что во вновь созданной в Чебоксарах конструкторской фирме вместе с коллегами создает трактор нового поколения. А заказчиком этой работы выступает Челябинский тракторный завод – фактически единственный конкурент чувашских машиностроителей.
Собственно говоря, ничего крамольного в этом нет, законная конкуренция всем идет только на благо. Но на «Промтракторе», простите за сленг, в службе персонала стали затылки чесать: теперь понятно, куда подались многие конструкторские кадры, в массовом порядке написавшие заявления на увольнение по собственному желанию. Опять же, нет ничего зазорного в том, что люди ищут где лучше. А в новорожденной фирме им предлагали оклады в разы больше, чем на прежнем месте работы. Странно, в общем-то, сие обстоятельство выглядело. Контора еще на ноги не встала, еще ничего сделать не успела, а уже была готова платить своим сотрудникам столь солидное вознаграждение. Но у всех свои причуды, деньги в чужом кармане считать не принято. Другой вопрос, что уходили люди с предприятия не с пустыми руками. Доброжелатели сообщали, что с собой они уносили сведения, составлявшие коммерческую тайну «Промтрактора».

Папку открыли и обнаружили в ней многочисленные чертежи и другие документы, на которых стояли оттиски печатей «Промтрактора» и родственных ему структур.

Ничего не оставалось делать, как обратиться в полицию. В ООО «КБ-21» нагрянули оперативники из отдела «К» МВД по Чувашской Республике. В ходе обыска один из сотрудников конструкторского бюро категорически не желал расставаться со своей папочкой. Отдал ее только после настоятельных убеждений. Ее открыли и обнаружили в ней многочисленные чертежи и другие документы, на которых стояли оттиски печатей «Промтрактора» и родственных ему структур. Позже у него дома тоже отыскались подобные улики. Впрочем, аналогичные материалы нашлись и на столах других конструкторов, и в служебных компьютерах, и на дисках, и на флешках.

ДАЛ СЛОВО – КРЕПИСЬ

Конкуренты переманивают друг у друга классных специалистов сплошь и рядом. Некоторые корпорации даже заключают между собой конфиденциальные соглашения, обязуясь воздерживаться от такой практики в двустороннем порядке. Но эти меморандумы представляют собой всего лишь протоколы о добрых намерениях, поскольку как-то реально повлиять на «клятвопреступника» вроде бы нет никаких правовых возможностей. И отставной сотрудник с легким сердцем преподносит новому работодателю не только свои личные таланты и приобретенный опыт, но и коммерческие тайны.
В том же «Промтракторе» всех работников знакомили с нормами использования конфиденциальности сведений, полученных при исполнении служебных обязанностей. Более того, их строго-настрого предупреждали, что в течение трех лет после перехода на новое место службы они не вправе использовать эти знания. И как поступить, если люди нарушают данные на предыдущем месте работы обязательства о неразглашении коммерческой тайны? Как повлиять на бывшего работника, нарушающего свои обязательства перед бывшим работодателем? Оказывается, все не так уж безнадежно.
Известный юрист Сергей Лысенко в газете «Ведомости» пишет, что Федеральный закон «О коммерческой тайне» предоставляет широчайшие возможности для пресечения недобросовестных действий бывшего работника. Статья 14 этого закона декларирует за нарушение режима коммерческой тайны ответственность на любой вкус: дисциплинарную, гражданско-правовую, административную и уголовную.
Причем имеется и ст. 1470 ГК РФ, которая устанавливает, что гражданин, которому в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя стал известен секрет производства, обязан сохранять конфиденциальность полученных сведений до прекращения действия исключительного права на секрет производства.
Правда, юридическая практика по таким делам еще не выработана. Но пути для решения проблемы постепенно проясняются.
Конечно, очевидно, что предложение коммерческих тайн порождено спросом на них. И если удастся наказать недобросовестного конкурента, то в следующий раз он многократно подумает, прежде чем покуситься на чужую интеллектуальную собственность. По мнению С. Лысенко, чтобы привлечь его к ответственности, надо убедить антимонопольный орган в том, что использованная конкурентом информация действительно является охраняемой коммерческой тайной, доказать, что ее используют с целью добиться преимущества в конкурентной борьбе и тем самым причиняют или могут причинить убытки.

Прямой ущерб только по описанному случаю тракторостроители оценивают в 50 миллионов рублей.

Длительное время идея витала в умах юристов, но не находила реального воплощения в решениях комиссий антимонопольных органов. Причин много, в том числе отсутствие сложившейся практики по данному вопросу.
Однако летом этого года лед тронулся – и уже имеется разъяснение руководителя ФАС и прецедент – решение комиссии ФАС России по одному из таких дел. Антимонопольный орган признал действия хозяйствующего субъекта, выраженные в незаконном использовании информации, составляющей коммерческую тайну (полученную от бывших работников конкурента), актом недобросовестной конкуренции. И недавно Арбитражный суд поддержал аналогичный подход.
Таким образом, через решение комиссии антимонопольного органа к ответственности привлечен хозяйствующий субъект – тот самый конкурент, куда ушел бывший работник. Конкуренту выдано предписание об устранении нарушений – и его ожидает административный штраф. Масштабы коллизии, конечно, не такие, как у «Aplle» и «Самсунга», но тут главное – принцип.

СЛЕДСТВИЕ ЗАКОНЧЕНО, ЗАБУДЬТЕ?

Однако вернемся к похищенной интеллектуальной собственности «Промтрактора». Объем уже упомянутого обвинительного заключения превышает двести страниц. Лишь на перечисление похищенных чертежей и прочих документов уйдет, наверное, целое судебное заседание. Но предъявлено обвинение по двум частям статьи 183 УК РФ только одному сотруднику «КБ-21». Тому самому, который поначалу не хотел добровольно расставаться со своей папочкой.
Такое впечатление, что элементарно нашли козла отпущения, пусть за всех отдувается. Говорят, что в отношении нескольких других работников конструкторского бюро материалы выделены в отдельное делопроизводство. Но там все во мраке. Во всяком случае, в беседе с корреспондентом «СЧ» высокопоставленные сотрудники Следственного управления МВД по Чувашии от комментариев воздержались, ссылаясь на свою забывчивость. Мол, дело уже несколько месяцев в суде, мы детали уже запамятовали.
А вот владельцы «Промтрактора» все помнят, они обуреваемы не столько жаждой мести, сколько меркантильными соображениями. Надеются в судебном порядке запретить уральцам выпуск продукции, созданной по чужим лекалам. Но для этого необходимо конкретное решение по конкретному уголовному делу.
А пока ничего нет. Даже единственный фигурант обвинения своей вины не признает. Мол, надо еще доказать, являются ли улики коммерческой тайной, мне об этом ничего не известно. А что чертежи нашли с печатями другой организации, так и это не довод – мы их использовали с обратной стороны в целях экономии бумаги.
Виновен – не виновен, это только суд вправе решить. Но определенные выводы уже сейчас можно сделать.

НОУ-ХАУ ПОД КОЛПАКОМ

Как-то автор этих строк имел честь быть модератором межрегионального «круглого стола», организованного Минпромом нашей республики и посвященного такой дивной проблеме, как бенчмаркинг. Не уверен, что все читатели нашей газеты с ходу вспомнят значение данного термина. Между тем согласно экономическим словарям бенчмаркинг – это метод использования чужого опыта, передовых достижений в собственной деятельности. Наше обсуждение шло ни шатко ни валко, пока я неосторожно не спросил о роли в столь благородном занятии промышленного шпионажа. Что тут началось! Меня откровенно обвинили в профанации серьезной темы.
– У нас нет и не может быть промышленного шпионажа, – убеждал меня иногородний господин с седой бородой. – Это я вам говорю как бывший полковник ГРУ.
Не нравится слово «шпионаж» – подбирайте более благозвучное. Но суть проблемы не меняется. Промышленные секреты продаются и покупаются. В том же «Промтракторе» и в прошлые годы задерживали на проходной своих сотрудников с чертежами технических новинок. И на других крупных предприятиях мне рассказывали о подобных случаях. Экономические потери новоявленные «несуны» наносят колоссальные. Прямой ущерб только по описанному случаю тракторостроители оценивают в 50 миллионов рублей.
Понятно, что приходится применять адекватные меры. Действуют строжайшие инструкции по охране коммерческой тайны, существуют технические средства безопасности. К примеру, выйти на сервер «Промтрактора», скопировать какой-то документ и остаться незамеченным – практически невозможно. Но наш соотечественник так устроен – всегда отыщет лазейку, чтобы обойти запреты, даже с печальными для себя последствиями.
К тому же, будем откровенны, пока на подобные прегрешения и закон, и правоохранительные органы смотрят сквозь пальцы. Если на рынке злоумышленник украдет у бабушки 200 рублей, то наверняка загремит за решетку. А вот за хищение интеллектуальной собственности стоимостью в миллионы можно отделаться легким испугом. Но все же отношение к проблеме придется менять и судам, и силовым структурам. Иначе и по миру пустить высокотехнологичную промышленность недолго.

6 Responses

  1. А если она подруга министра обороны виновата в хищении миллиардов, пусть даже бывшего, то домашний арест в 13 комнатной квартире. И при этом испытывает огромные страдания.

    Власть должна начинать с себя, а потом уже требовать с других.

  2. Если на рынке злоумышленник украдет у бабушки 200 рублей, то наверняка загремит за решетку. А вот за хищение интеллектуальной собственности стоимостью в миллионы руб можно отделаться легким испугом. Но все же отношение к проблеме придется менять и судам, и силовым структурам. Иначе и по миру пустить НАШУ высокотехнологичную промышленность недолго.

  3. Статья 1465 ГК РФ — Секрет производства (ноу-хау)
    Секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу НЕИЗВЕСТНОСТИ ИХ ТРЕТЬИМ ЛИЦАМ

  4. Любой вопрос можно довести до абсурда.
    Во всем мире исключительное право защищается патентами, а не какими то внутризаводсткими документами, которые могут быть признаны коммерческой тайной всё, что угодно — даже то, что препадают в школах и вузах.

    Мы в этом вопросе на десятки лет отстали от всего мира!

    Многи наверно слышали об исках мировых компаний друг к другу — так называемые патентные войны.

    Так сейчас мировые суды начинают занимать такую позицию — патентом можно защитить только эксклюзивные вещи, т.е. то чего вообще нет у других, а не то что несколько модернизировано.

    Суды исходят не из патентного права кого-то, а из права потребителя. И если патентное право вводит монополию, на что-то то это монопольное право быстро пресекается.

    Пытаясь защитить право на что-то разработанное десятки лет назад, мы отстанем еще на несколько десяток лет.

    И тогда в России вообще не будет машиностроения.
    Да и не только его.

  5. Можно подумать, что Промтрактор сам ни у кого и ни чего не копирует :-)

  6. Думай можно,разрешаю.Проблема не в количестве мнений и даже не в качестве мышления,а в авторитарности конечного итога.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.