Выше крыши встал бурьян, долго ли терпеть изъян?

Если с Волги посмотреть на Мариинский Посад, то не городок — картинка, весь утопает в зелени. В нем, говорят, сохранилось 22 особняка купцов. Замалеванные побелками строения сгрудились на пятачке на набережной. Издалека видны купола церквей. В Свято-Троицком соборе такая акустика, что слышно, например, шуршание пеленки при крещении младенца. Пока там идет реставрация, туристы с теплоходов осаждают краеведческий музей и картинную галерею. И гуляют по пешеходной улочке.
Образцовое захолустье
Да, в бывшем купеческом квартале и теперь – благодать. К одному из праздников завезли скамейки, расставили фонари. Его даже прозвали Арбатом, хотя можно было придумать что-то оригинальнее. Но это единственное обустроенное место городка с полуторавековой историей. Любопытно, что к 1917 году по численности населения и экономическому уровню он превосходил Чебоксары. Впрочем, с тех пор много воды утекло. Другие города, образно говоря, зашагали в гору. Лишь Марпосад – так его называют старожилы – пригрелся у подножия своей Государевой горы и по сей день довольствуется малым.
Как живется там, куда не водят туристов? Вот Галина Ивановна пришла на спевку хора ветеранов. Поджидая подруг, рассказывает, что на улице Шолохова нет моста через речку. «И лампочек на столбах нет, – говорит старушка. – Ничего начальники по нашим жалобам не делают. Мы ходили даже в контору. Скоро зима, а все по-прежнему. Не знаю, почему так? Видно, ради показухи стараются, а не для жизни».
А Нине Ивановне, тоже хористке, уже 81 скоро будет. На Волге она живет, в старом доме. «Вода есть, когда ее принесешь, – поведала одинокая старушка. – Колонка неблизко – на соседней улице. Ведрами ношу. И печку топлю. Конечно, холодно зимой».
Раньше наш Марпосад был чище, чем сейчас, утверждает бывший директор обозостроительного завода А. Титов. Там, где встречают туристов, вроде бы ничего. А на других улицах бурьяном все заросло. Мусор месяцами лежит в закоулках частного сектора. Неплохое коммунальное хозяйство развалили. «Поделили его среди частников, а толку нет абсолютно никакого, – убежден Анатолий Александрович. – Электроэнергия, например, была в единой сети обслуживания. Теперь пять новоиспеченных фирм на этом кормится. На линии в сторону спиртзавода кто-то электросваркой занимается. К Юдину, бывшему главе района, который возглавляет одну из фирм, раз 15 я ходил с жалобой. Холодильник сгорел. Никаких ответных мер не дождался».
Иван Макаров, назвавшийся коренным жителем, заявил: «Город запущен. На улице Ленинской на мосту узкий тротуар отделялся от проезжей части металлическими перилами. Кто-то снес ограждение. И никому дела нет, чтобы восстановить его. О какой безопасности пешеходов может идти речь? Ладно, пока не скользко. А зимой как быть?»
Нина Ивановна Афонькина пасет козу прямо на обочине и очень недовольна, что на лихачей нет управы. Даже «полицай» не помогает, а гаишники не заглядывают на улицу Молодежную. А еще, говорит, надо поставить мусорные контейнеры подальше от домов. Хулиганы поджигают мусор, все деревья опалили огнем. «Я удивляюсь здешним порядкам, – возмущается женщина. – Ну срубил ты дерево. Собери ветки и сожги на огороде. Зола ведь отличное удобрение. Нет, тащат сучья к мусорным бачкам. Еще одна проблема – свет очень плохой. Вечером напряжение падает, лампочки лишь мерцают. Иной раз лишь в половине десятого загораются как надо. Знаете, какая наша улица была красивая: деревья, много зелени. Когда газ проводить начали, все под корень срезали. Лишь труба на подпорках торчит и сплошной бурьян».
«Это нормальное явление»
Жалобы горожан градоначальника В. Петрова не удивили. Обещал «взять на контроль недостатки», помочь просителям. Признался, что, принимая после многих лет работы в должности директора спиртзавода большое, но не обустроенное городское хозяйство, он надеялся на быстрое выправление ситуации. И действительно, в ходе подготовки к мероприятиям Дня республики в Мариинском Посаде удалось расширить некоторые узкие места. Даже дороги подлатали и ветхие заборы убрали, и то хорошо. Но праздник прошел, а иждивенческие настроения, мол, республика вновь поможет, к сожалению, у большинства остались.
В разговоре чувствовалось, что администрация в поиске общегородской идеи, которая объединила бы людей. Желание стать туристическим уголком, конечно, похвально, но ведь и о живущих в городе надо подумать. Пусть и марпосадцам, а не только туристам, станет удобно жить и работать. Улицы вдоль речки Сундырки пустеют – местность заболоченная. Люди перебираются в другие уголки города.
«По-моему, очень кстати в этой ситуации будет новый генеральный план, разработанный специалистами из Санкт-Петербурга, – сообщил Валерий Григорьевич. – Ведем переговоры по уточнению границ. Есть вопросы с Приволжским сельским поселением, особенно в районе спиртзавода. Но вопросы неспорные. Город растет, выходит за обозначенную черту, возникают определенные нюансы».
Уже в этом году информация из администрации города уйдет к разработчикам. Оказывается, в проекте есть своя изюминка – новый микрорайон. Возле Государевой горы сто гектаров земли отводится под строительство коттеджного квартала на 3 тысячи жителей. Предусмотрены культурные центры, торговые точки, детский сад.
И в частном секторе ожидаются перемены. По мере «выбытия» старого жилфонда будут строить новые дома. Многие старики продают свои обветшалые строения. Земля в городе вновь в цене. Это нормальное явление, считает В. Петров. По его мнению, марпосадцам не следует бояться управляющих компаний. Их в городе несколько. Им на откуп отдано обслуживание всего жилищного фонда. С ООО «Сундырь», например, заключен договор на сбор, уборку и вывоз твердых бытовых отходов. На центральных улицах траву скашивают. А вот у «Проммеханизации» чертополох выше человеческого роста. Административная комиссия по таким фактам работает. Нынче рассмотрено 23 материала по нарушениям правил благоустройства.
Были вопросы по отоплению. Сейчас они сняты с повестки дня. Во всех домах тепло. На следующий год Мариинский Посад обещают включить в республиканскую программу капитального ремонта многоквартирных домов. Выделяют 11 миллионов рублей. По предварительным подсчетам, можно отремонтировать 11 домов. И то хорошо, хотя в городе 134 таких здания.
Единственные в Чувашии генераторы-ветряки вырабатывают электричество в городскую систему. В часы пик, говорят, выручают. Кстати, эти две экологически чистые электростанции были введены в опытную эксплуатацию еще 1 октября 1997 года.
Подожди, императрица
Честно говоря, деньги и на другие цели нужны. Например, колонки вдоль дорог уходят в историю. За лето проложили почти три километра водопровода для частного сектора по улицам Заводская, Луговая, Грибоедова и другим. Городская администрация выделяла технику для копки траншей, а трубы покупали владельцы домов. На монтажных работах постарался местный «Водоканал». Заодно облагородили три родника. Жаль, не дошли руки до ремонта висячего моста через Сундырку.
Благодарные горожане хотели поставить памятник супруге российского монарха Марии Александровне, в честь которой был назван Мариинский Посад, к 150-летию города. Как утверждает В. Петров, задумка по-прежнему витает в воздухе. И место подобрали, и макет готов. Но из-за нехватки инвестиций приходится пока повременить. Может, оно и к лучшему. А то императрица очень бы удивилась, что за время, прошедшее с момента имянаречения города, здесь произошло не так уж много перемен.

Опубликовано: 30 октября 2008
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.