Судить, простить, комиссовать

Новочебоксарский суд зачитал приговор призывнику, по мнению военного комиссариата и следствия, «закосившему» от армии. Затем по этому же делу получила уголовную статью соседка по дому. А недавно судили и мать юноши…

Правду искали в ногах

Причиной этих уголовных напастей стала повестка из военкомата, обязавшая Виктора в мае прошлого года явиться на сборный пункт для отправки по месту будущей службы. В назначенный день и час студента университета (права на вторую отсрочку по ряду причин не имел) не дождались. Чуть позже пришла его мама Людмила Петровна с рентгеновским снимком в руках. Говорит, сын не может служить в армии по состоянию здоровья, у него плоскостопие третьей степени.
Кстати, о нездоровых ногах Виктора речь шла уже давно. Призывник не раз акцентировал на этом внимание докторов в период прохождения медкомиссий. Однако его признали годным к службе с незначительным ограничением, с этим заключением ознакомили под личную роспись. И нате вам – не явился в военкомат для отправки в войска! А степень плоскостопия можно ведь и перепроверить…
И началась для Виктора (вероятнее всего, заподозренного в симуляции) пора затяжного облучения в кабинетах рентгенографии. Первый контрольный снимок показал вторую степень плоскостопия. Выходит, впору тебе, юноша, армейские сапоги, а ты нас дурачить вздумал… Однако суд по иску призывника признал решение военкомата о призыве его на службу незаконным. Потому что назначенная судом экспертиза возвела ступни призывника… в третью плоскостопную степень. В ходе судебного следствия уже по уголовному делу, к этому времени возбужденному в отношении «уклониста», сторона обвинения поставила это заключение под сомнение. Настояла, чтобы суд назначил новую экспертизу и «правильно» поставил вопросы. В частности, эксперты должны были выяснить, чьи ступни ног на рентгенограммах с заключением о третьей степени, не «чужие» ли? И в какой стадии было у призывника плоскостопие на момент майского призыва? Оказалось, ноги на исследование специалистам Виктор во всех случаях предъявлял свои. И что у него действительно третья степень плоскостопия. А вот когда призывная комиссия вынесла решение о годности Виктора к армейской службе, была вторая, с которой еще можно послужить родному отечеству.
Суд учел не только «степень», но и то, что призывник получил повестку лично в руки. И приговорил его за уклонение от прохождения военной службы без веских на то оснований к 10-тысячному штрафу. И тут же освободил от наказания в связи с изменившейся обстановкой – плоскостопие третьей степени, зафиксированное экспертами на момент суда, освобождает его от призыва в армию, парень перестал быть «общественно опасным».

Кто получил повестку?

А его соседка и мама попали под суд по другой статье – их обвинили в лжесвидетельстве. Дело в том, что в суде работники военкомата уверяли, будто повестку призывнику вручили под личную роспись в здании комиссариата – так положено по закону (правда, в ходе предварительного следствия не сразу определились, кто вручал конкретно – начальник отделения или его помощница). Виктор же заявил, что повестку о дне явки на призывной пункт для отправки в войска вообще не видел, от матери узнал о ее существовании. Людмила Петровна это подтвердила. С ее слов, повестку принес в квартиру милиционер и настоял, чтобы она расписалась за ее получение, и примерно так, как расписывается сын. Что она и сделала. А час и дату вручения проставил прибывший по заданию военкомата «курьер». Но тот все отрицал, сказал, что приходил домой к призывнику неделей раньше и с другой повесткой, приглашающей на медкомиссию. К тому же мать запуталась, кто же конкретно приходил – «участковый» (как представился) или милиционер из другой службы. В результате вышла «каша». Между тем, по мнению суда, у работников военкомата не было причин для «оговора» призывника.
Короче, суд к доводам матери отнесся критически – сына выручает. И соседка по дому ей вторила про визит милиционера в квартиру с повесткой. А дело-то серьезное. Если призывник действительно не видел повестки, не расписывался в ее получении – это уже основание для освобождения его от уголовной ответственности за неявку на призывной пункт. Не маму, а именно соседку первой призвали к ответу за лжесвидетельство, возбудив против нее уголовное дело. Суд оштрафовал ее на 5 тысяч рублей.
А мать призывника, недавно представшая перед судом, стояла на своем – повестку в квартиру приносил милиционер и она расписалась за ее получение. И это при том, что сын уже осужден. И все еще надеялась, что судья примет во внимание заключения почерковедческих экспертиз – по сути, главный аргумент в защиту «правды». А эти документы весьма любопытны. Работники военкомата клялись, что вручили призывнику повестку под личную роспись. Но ни одному из двух экспертов не удалось ответить на поставленный судом конкретный вопрос: кто же расписался в корешке повестки – лично призывник, его мама или «иное» лицо? То есть реальный исполнитель подписи как бы завис в воздухе… Причем второй эксперт вообще не исследовал подпись в повестке на предмет ее сходства с почерком матери. Сослался на то, что вопрос исследования подписи самого призывника «не решен в категорически отрицательной форме».

Предрешенный приговор

Суд, вынесший приговор призывнику, не стал заострять внимание на этой экспертной «непонятке». Видимо, слишком убедительными были показания представителей военкомата насчет «личного» вручения повестки.
Кстати, раньше, еще в статусе обвиняемой, а не подсудимой, Людмила Петровна просила следователя провести еще одну экспертизу – ведь так и остались не проверенными ее доводы о том, что милиционер лично проставил дату вручения ей повестки. А если это подтвердится, с нее должны снять обвинение в лжесвидетельстве. Но следователь отказал в этом. Письменно аргументировал, что «таким образом» (заявленным ходатайством) обвиняемая выражает несогласие с приговором в отношении сына, который не был обжалован и уже вступил в законную силу. Железный аргумент. Тем приговором уже доказано, кто говорил правду, а кто пытался помешать торжеству правосудия. А вступившие в силу судебные документы не подлежат какому-либо оспариванию. Так что участь Людмилы Петровны, можно сказать, была предрешена, ей светил обвинительный приговор. Суд назначил матери такой же штраф, что и соседке (прокурор просил в три раза больше).

Показательный урок

Одним словом, призывникам, их родителям и соседям был преподан суровый урок. «Косить» от армии нельзя, помогать в этом – преступно и очень накладно. Но, бывает, правосудие вроде бы свершилось, чему бы порадоваться, а на душе слякотно. К примеру, у журналиста, побывавшего на процессе. Наверное, потому, что он видел, как отличный повар Людмила Петровна «плавала» в ходе судебного разбирательства, показав всю свою правовую безграмотность. И потом эти неясные почерковедческие заключения, на которые так уповала мать (она и настаивала на их проведении). И слова осужденной после приговора: «Даже если бы на рубль оштрафовали, все равно обидно, потому что я говорила правду…» И еще мысли приходят: а что было бы с парнем, окажись он в армии с уже грядущей «негодной» степенью плоскостопия? Стали бы там всерьез заниматься его здоровьем, чтобы потом комиссовать? И разве грядущая судимость – не суровая мера наказания, чтобы еще и требовать коллективного суда над 54-летней матерью несостоявшегося призывника? Кстати, директор предприятия и работники отдела кадров читали бумагу следователя о поваре-преступнице, когда приговора еще и в помине не было. «Да разве такое бывает?» – вытирает слезы Людмила Петровна.
С этого года служба в армии по призыву сокращена до года. Но и требования к «уклонистам» ужесточены. В апрельском постановлении пленума Верховного суда России конкретизированы ситуации, когда призывники могут быть привлечены к уголовной ответственности за уклонение от службы. И таких ситуаций заметно прибавилось. К примеру, если раньше за неявку на медицинское освидетельствование в течение призывного срока «светило» административное наказание, то теперь это причина для уголовного преследования. Равно как перемена места жительства без снятия с воинского учета или нежелание встать на учет на новом месте. Короче, у военкоматов и следствия теперь еще больше возможностей держать призывников на «коротком» поводке. А родителям, чтобы потом не прибегать к почерковедческим экспертизам и не заработать судимость, лучше не пытаться лукавить, а еще лучше вообще не брать предназначенные сыновьям повестки и не расписываться в них. Тот же Верховный суд в постановлении еще раз подчеркнул отдельным пунктом – все повестки (в том числе на медкомиссии и пункт сбора для отправки в войска) вручаются призывникам под роспись «установленными законодательством лицами».

Опубликовано: 3 октября 2008
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.