В поисках пропавшего ордена

Эта почти детективная история из 1991 года получила огласку лишь после недавнего эмоционального письма из Москвы. С извинениями за беспокойство полковник запаса В. Бобков просил помочь вернуть его семье боевые награды деда – участника Великой Отечественной войны Бобкова А.В., погибшего в боях за Родину. Регалии вначале нашлись, а потом исчезли при самом непосредственном участии известного в нашей республике ученого. Первое, что подумалось: такого не может быть.

БЫЛЬЕМ НЕ ПОРОСЛО

В ходе вахты Памяти двадцатилетней давности 1 мая 1991 года в районе белорусской деревни Шарки Витебской области были обнаружены останки советского солдата. В окопе были также найдены орден Красной Звезды № 373957 и медаль «За отвагу» № 305677. В то время студент первого курса Петр Павлов из отряда «Поиск», сформированного из студентов ЧГУ им. И.Н. Ульянова, даже и предположить не мог, чем обернется это благородное дело.

Пошел запрос в архив Министерства обороны СССР по факту выявления фамилии погибшего. Архивные данные подтвердили, что награды были вручены Бобкову А.В. Но к 9 мая того же года, когда состоялось перезахоронение останков в братской могиле, о родственниках погибшего героя ничего не было известно.

Студенты и раньше специальными отрядами выезжали на места былых сражений. В 1990 году впервые за благое дело взялся доцент университета Б. Каховский. Он возглавил группу чувашских ребят на раскопках в Смоленской области. Среди поисковиков был и отслуживший срочную П. Павлов. Бывшим воинам не нужно было привыкать к полевым условиям. Они имели свое мнение по любым вопросам. Может оттого и с руководителем «Поиска» отношения у них не заладились.

Отряд раскололся, и уже следующей весной семь студентов вне основной группы выехали в Витебскую область. Там­то Петр и обнаружил орден с медалью. А вот ребятам из другой половины отряда с находками не повезло. И когда поисковики собрались на сбор для подведения итогов вахты, Каховский заставил Павлова передать награды ему, якобы в вузовский музей. Студент второго курса вынужден был подчиниться. Никакие расписки не оформлялись. Все происходило на полном доверии и на честном слове. Старший товарищ пообещал, что находка станет экспонатом в музее боевой славы военной кафедры.

Почему позволили увезти награды в Чувашию? Причина до смешного банальна. По словам Петра, в штабе Всесоюзной вахты Памяти не требовали оставить орден и медаль на хранение. Ценных реликвий раскапывали множество, говорят, не успевали вносить в описи. К тому же никакой информации о родственниках погибших солдат в то время не имелось.

Так сложилось, что на 4­м курсе активный поисковик на время оставил учебу. Какое­то время жил в родной деревне, фермерствовал. Когда услышал о закрытии военной кафедры, он попросил друзей узнать о тех наградах. Услышанное огорчило: в музее их не было. Лишь в 2001 году Б. Каховский при встрече сообщил Петру, что передал находку в районный музей в поселке Урмары.

НАГРАДЫ ПО БАРТЕРУ?

Внук павшего героя сам отыскался через 19 лет после того, как прах деда был захоронен на сельском кладбище. К этому времени Павлов окончил заочно педуниверситет, потом аспирантуру и волею судьбы стал… замом декана Б. Каховского по учебной работе. В прошлом году они повезли студентов на очередную вахту Памяти. Узнав об этом, В. Бобков просил заехать в гости. Уговаривал по телефону: «Хоть вас обниму, как братьев». Но встреча не состоялась. Декан не захотел.

«А вскоре открылась правда, не укладывающаяся в голове, – рассказал П. Павлов. – Внук солдата попросил сослуживца по пути из Йошкар­Олы заглянуть в Урмары, взглянуть на награды. А в музее о них и не слышали».

Из письма полковника запаса. «Я тут же связался с поисковиками в Чебоксарах. По телефону удалось переговорить с Каховским, который утверждал, что орден и медаль моего деда он передал в музей Урмарского района. Борис Васильевич что­то скрывает… Более того, по телефону мне заявил так: «Если очень хочется, я могу отдать вам орден своего отца, Василия Филипповича Каховского, он тоже награжден орденом Красной Звезды». Это кощунство, как у него язык поворачивается на это? Мне чужие награды не нужны, пускай он возвращает орден и медаль нашего деда, будем хранить их как семейную реликвию на память о нем».

Конечно, свидетели при телефонном разговоре не присутствовали. Будем надеяться, что В. Бобков просто неправильно понял слова Б. Каховского. Но доподлинно известно, что органами прокуратуры республики сразу же была проведена проверка по письму с целью установления местонахождения наград Бобкова А.В., погибшего в боевых действиях в период Великой Отечественной войны.

Б. Каховский в ходе этой проверки не отрицал факт получения от П. Павлова найденных им ордена Красной Звезды и медали «За отвагу» и пояснил, что в последующем передал их в Урмарский районный музей. Когда и кому? Не помнит, передача происходила без составления документов во время презентации в Урмарах книги школьного учителя Я. Зайцева. В свою очередь тот пояснил, что презентация книги об археологии, в качестве соавтора которой выступал Каховский, проводилась в 1996 или 1997 годах.

Прокуроры в поисках истины потревожили и музейщиков. Работавшая директором Урмарского музея с 1988 по 2000 годы Е. Сергеева пояснила, что в указанный период Б. Каховский боевые награды в музей не передавал. Аналогичные объяснения дал В. Цыфаркин, занимающий должность директора музея с 2002 года. Были также изучены экспонаты, но никаких следов. Словом, в ходе проверки не удалось установить местонахождение этих наград.

МЕЖДУ ТЕМ. Статьей 324 Уголовного кодекса РФ предусмотрена уголовная ответственность за сбыт государственных наград РФ, РСФСР, СССР. Данное преступление относится к категории преступлений небольшой тяжести, срок давности привлечения к ответственности за которые составляет 2 года со дня их совершения. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в случае истечения сроков давности.

Как сообщила начальник отдела республиканской прокуратуры по надзору за соблюдением федерального законодательства И. Репкина, «по результатам настоящей проверки оснований для принятия мер прокурорского реагирования, в том числе инициирования проведения в отношении Б. Каховского уголовно­процессуальной проверки на предмет возбуждения уголовного дела по ст. 324 Уголовного кодекса РФ, не найдено».

Однако И. Репкина уточнила в ответе москвичу В. Бобкову, что «принятое решение может быть обжаловано вышестоящему прокурору и не лишает Вас права на защиту своих прав и законных интересов в судебном порядке».

«Какой суд? Бог судья нечестным людям», – позвонил на днях внук солдата. С чебоксарскими друзьями он поделился радостью, что в центральном архиве сделал копии наградных документов и даже «осилил» небольшой семейный музей в честь ратного подвига своего погибшего деда. Жаль, самих наград в нем уже не будет.

2 Ответы

  1. Интересно еще и то, что в 2001 г. Каховский утверждал, что эти награды находятся в экспозиции Урмарского музея, и на экспозиции написано, что их нашли школьники какой-то школы Урмарского района! Может быть, откликнется кто-либо из тех, кто хорошо знал Урмарский музей? Людей с такой репутацией нельзя допускать к педагогической работе в ВУЗе!

  2. Да, какая то тёмная история… Но чтобы кого то обвинять, надо всё же иметь весомые доказательства…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.