Красота любыми средствами

Как писал один журналист-сатирик, необъятность нашей Родины такова, что не укладывается в голове. Окончивший 45 лет назад чебоксарскую школу № 10 Валентин Гладышев волей судьбы попал в Новую Зеландию и до сих пор пытается уложить в голове необъятную красоту Океании, где он теперь занимает нишу продвинутого художника.Друга с помощью Интернета разыскал его бывший одноклассник, с которым теперь Валентин Алексеевич общается по скайпу. Чебоксарская школа имени Андрияна Николаева воспитала, конечно, немало пытливых умов и честных тружеников. Но художник, оформляющий энциклопедию «Британика» или сайт новозеландских монахов и выставки которого с большим успехом проходят в недосягаемо далеком даже для нашего времени Веллингтоне, один и в этой славной когорте.
После чебоксарской школы выпускник-1966 выбрал радиоэлектронику и поступил в Рязанский государственный радиотехнический университет, после которого много лет трудился в «секретном ящике». Понятно удивление чебоксарских друзей, узнавших о новозеландской и где-то даже мировой художественной славе Валентина Гладышева. Но он им напомнил о своем увлечении фотографией еще в возрасте «юного техника», когда его после удачной выставки даже в Артек послали.
«Отец снабдил служебным фотоаппаратом «Зоркий», – вспоминает русский новозеландец. – И там я, ничего особого не делая, просто щелкал, и все выходило так хорошо, что меня даже определили в редакцию газеты и дали задание Гагарина фотографировать, когда он нас посещал в 1962 году». Гагарин как модель оказался хорошим стартом для начинающего арт-фотографа. В институте он стал членом фотоклуба, потом почти случайно фотографировал свадьбу друга, и эти фотографии попались на глаза заведующей дворцом бракосочетаний.
Секретный электронщик стал еще и свадьбы по субботам снимать. Что, конечно, в СССР вовсе не приветствовалось. С ним даже проводили профилактические беседы. Однако за свадебные фото радиоинженер за неделю получал больше, чем на секретном производстве за месяц, поэтому страх перед КГБ он, по его словам, пересилил. И это помогло ему и в дальнейшей жизни тоже.
Хотя художник уверен, что на край света его занесло по той причине, что он в свое время начитался Жюля Верна и про путешествие на «Кон Тики». А как иначе объяснить то, что, гуляя однажды в Москве по Поварской и разглядывая красивые здания времен модерна, он зашел в одно из них, где оказалось новозеландское посольство, да и заполнил предложенный ему бланк на визу, по которой можно было жить в этой далекой стране сколько угодно. Одним словом, его приняли за умника, ищущего возможность уехать. И он решил попробовать. Тем более что его родные «ящики» на то время уже не могли содержать сотрудников, а фотобизнес рухнул после дефолта. Правда, требования к въезжающим, на его взгляд, были несколько завышены. Кроме того, надо было сдавать английский, который он к тому времени подзабыл. Но чего ради увлекательных путешествий не сделаешь! Поднапрягся – и сдал.
И оказался в Океании, где коренные жители загадочно зовутся маори. Валентин Гладышев недолго думал, чем ему заниматься на крайнем Юге. Ведь до приезда в Новую Зеландию он уже лет 15 был фотографом. Да и природа Океании поразила его воображение. После ровных ландшафтов средней полосы роскошь здешних гор и водопадов, казалось, не лезла в самые широкие объективы. Это завораживало. Но, облазив окрестности и насладившись съемками местных природных особенностей, туманных причалов и совершенных форм яхт и баркасов, Гладышев огляделся и понял, что такие красоты здесь снимают многие. А надо искать что-то свое. И нашел.
Припомнив опыт «технаря», стал превращать фотографии в произведения, выполненные в так называемой смешанной технике. Например, стал печатать фото на акриловых текстурах, на листах алюминия, обтянутых тканью, а потом лессировать это изображение маслом. Колдовал с холстом и абстракцией. Экспериментировал даже со звуком, сопровождающим показы.
Таким образом, радиоэлектронщик стал в Океании автором самых необычных здесь, да и в обозримом пространстве работ. «Я художник, который любит использовать почти любые средства, доступные для создания картины, фильма и фотографии», – говорит он. Ему интересно узнать про далекие теперь Чебоксары: «Как там теперь, все по-новому? А улицы (кажется, имени Маркса), где мы пешком «променадили», уже, наверное, нет. Жаль, старый город утопили, это был бы настоящий музей купеческого города 19 века!» Есть улица Карла Маркса, Валентин Алексеевич, жива-здорова! А вот музей купеческого города 19 века придется, видимо, строить заново.

Опубликовано: 18 августа 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.