Когда некуда идти…

Я, Яргунина Вера Павловна, жительница поселка Вурнары, решила написать в редакцию письмо и рассказать свою непростую историю жизни. Надеюсь, читатели поймут, как болит моя душа, и не останутся равнодушными к нашей беде.
С детьми я ушла от мужа в 1995 году. Старшему сыну Виталику тогда было 7 лет, Антонине – 5, Сереже – 4. Детки, как утята, шли за мной пешком три километра до автостанции в Красных Четаях, а на руках я несла девятимесячную дочку Аделину. На дорогу мне не дали еды даже для малышки. В столовой я купила кипяченое молоко и накормила ее. Сели в автобус и поехали к моим родителям в деревню Ершипоси Вурнарского района. У отца и матери был домик, но у меня шесть братьев и сестер. Долго притеснять мы с детьми их не могли, я стала искать новое место.
Почти через год устроилась на работу в Вурнарский сельхозтехникум. Тогда директором был Александр Николаевич Борисов. Он взял меня на работу техничкой, с условием, что я не буду брать все время больничные. И он же предоставил мне комнату в общежитии № 2 и дал разрешение на прописку, сказав, что, может, со временем я получу освободившееся в округе жилье.
Детей устроила в садик «Солнышко». Пришлось, конечно, побегать – в собес, роно, поссовет. Мне даже предложили двух старших сдать в Порецкий интернат. Говорили – не переживай, это недалеко, будешь на выходные домой привозить. Но я не смогла… Так мы и жили потихоньку. Помогали добрые люди, кто чем мог: давали еду, одежду и по сей день нас выручают.
Свою работу старалась всегда выполнять добросовестно, аккуратно. Мне даже объявили благодарность, вручили грамоту и премию 300 рублей. На собрание я не смогла пойти, но мне передали слова одного преподавателя: «Не успела одной ногой ступить в техникум, уже грамоту получает». А я от обиды потом так и не взяла деньги. И решила поступить в ВСХТ, училась заочно по специальности «агрономия», успешно сдала госэкзамены и получила специализацию «полеводство».
Площадь для работы у меня была большая: два этажа в учебном корпусе, библиотека, приемная, учебная часть и учительская. Весной и осенью мыла 19 больших окон, утепляла их на зиму, отчищала и отмывала кабинеты во время и после ремонта, и все одна. Видит бог, я старалась. А как поменялось руководство, меня вдруг стали попрекать, что плохо работаю. Я не стала спорить, что-то кому-то доказывать и уволилась. А вскоре устроилась техничкой в Вурнарское райпо, так и работаю в универмаге вот уже 6 лет.
Как только ушла из техникума, меня два раза просили освободить комнату в общежитии. Никогда не забуду слова тогдашнего директора: «Техникум тебе не благотворительный фонд, не ссылайся на детей своих всю жизнь». Сердце сжалось от одной только мысли, как я карабкаюсь, хочу поднять своих детей на ноги, но ничего не получается… Сдерживала слезы и саму себя. Потом бегала по инстанциям, была на приеме у главы района и у адвоката, который посоветовал: живи там же, плати своевременно, а выселить они могут только судом. Обратилась в поселковую администрацию, и директор, наконец, дал согласие на то, чтобы я осталась, но запретил пользоваться материальными ценностями техникума. Кровати, стулья, столы, постельные принадлежности пришлось сдать. Мы с детьми сами все перетащили в кладовку коменданта и остались в голой комнате.
Поначалу дети ночевали прямо на полу, потом кто-то дал нам шубу, пальто и матрац. Постепенно я купила по дешевке подержанные диван и кровать. Детей кое-как разместила, а мне и на полу можно…
Теперь нас снова выселяют, и, похоже, сделать уже ничего нельзя. 9 февраля 2010 года всех жителей общежития № 2 предупредили – за неделю освободить комнаты. Но учителя уговорили нового директора ВСХТ Илью Анатольевича Арбузова отложить отъезд до конца отопительного сезона. 21 апреля пришло уведомление, где было сказано, что администрация техникума приняла решение об освобождении нанимателями жилых помещений в общежитии № 2 в связи с аварийным состоянием здания. 4 мая – снова уведомление с теми же требованиями. Правда, в обосновании добавлена запись: «В связи с аварийным состоянием и передачей данного объекта с баланса техникума на баланс муниципального образования».
Сейчас во втором общежитии осталась я одна с детьми. С 14 мая у нас отключили воду, с 17 мая – свет. Воду носим с уличной колонки, варить не можем, потому что всю жизнь готовили на маленькой электроплитке, и стирать не можем – негде греть воду. Иду с чайником к людям, кто откроет, кто – нет. Вскипячу воду, потом завариваю детям «Роллтон», так живем уже третью неделю. Младшая дочь при свечах готовится к экзаменам, заканчивает 9-й класс. Моей «минималки» едва хватает на крупы, хлеб, молоко. Сил уже никаких нет, здоровье не то. Но надо работать, стиснув зубы, преодолевая боль…
Да что же это такое?! Живу с пропиской, исправно плачу и все равно не имею ни на что права. Моим детям еще немного бы времени, чтобы встать на ноги, ведь никто из них пока не устроился в жизни. Старшая дочь Антонина окончила Канашский финансово-экономический колледж, но не смогла поступить в вуз, не было денег. Ей хочется стать большим человеком, чтобы больше никогда ни в чем не нуждаться. Сейчас ищет работу. А вот сын Виталий подрабатывает, но только за питание. Сергей с декабря прошлого года в армии – служит в отдельной специальной дивизии особого назначения (ОДОН). Вот и в параде в Москве 9 Мая участвовал. Пишет: «Приеду, дома ремонт сделаем». Куда же возвращаться моему сыночку?! Ведь я ему ничего о нашей беде не писала, чтоб не расстраивать, он все очень близко к сердцу принимает.
Читаю его письма и плачу. Ведь для матери самое дорогое на свете – это ее дети. И каждая мать, не жалея себя, старается охранять и оберегать своих родимых от всего плохого. Как-то у одного из жильцов общежития пропал сотовый телефон, и сразу обвинили моих детей, дескать, они нищие, никто, кроме них, такого не может сделать. Что было тогда с ребятами: «Почему, мама, без вины говорят на нас?!» И ведь нашли потом, кто украл, но никто за наговор не извинился. Хоть разорвись на куски от обиды!
Каждый день живем в ожидании того, что нас выгонят. Мы не алкоголики какие, не хулиганы, просто нам больше некуда пойти! Кто увидит меня, спрашивает, мол, как живете без воды и света, где потом жить будете? Я отвечаю: пока вот здесь, люди добрые помогают, одна сердобольная женщина даже суп нам приносит, да и дочери во что бы то ни стало надо экзамены сдать. А что будет дальше, сама не знаю…
Всего в письме не расскажешь. Да и стемнело, заканчиваю писать уже при свечах, так что простите за кривые строчки.

В. ЯРГУНИНА.

От редакции: Мы были у Веры Павловны дома. Честно сказать, страшно. Совершенно пустое, темное общежитие, черные коридоры, скрипящие полы. Лишь беленькие занавески на двух окнах напоминают, что здесь еще теплится жизнь. Жители окрестных домов реагировали на беду семьи по-разному. Кто-то отмахнулся, дескать, не мои проблемы. Другие жалели: «Хорошая женщина Вера Павловна, честная, всю жизнь трудится. С жильем у многих сейчас трудно, но как-то уж с ней поступили бесчеловечно…»
В районной администрации развели руками – не в нашем ведении общежитие, это федеральная собственность. В поселковой ответили то же самое. Хотя сообщили, что Яргунина стоит в льготной очереди на жилье с 97-го года, тогда она была в списке 296-й, нынче 104-я. Конечно, на улице семью оставлять нельзя, так что, может, и найдется какое-то жилье, но не сразу. Никто ничего не обещает. Ведь даже для погорельцев свободное жилье в поселке искали полгода. Ну а то, что аварийное общежитие собираются сдать на баланс муниципалитета, в Вурнарской администрации даже и не знали. К тому же аварийность помещения должна быть документально подтверждена. И посоветовали за разъяснениями обратиться к руководству ВСХТ.
Директор техникума сослался на приказ из Москвы – о передаче аварийного общежития № 2 муниципалитету. К тому же держать его уже нерентабельно, студентов нынче мало. Руководитель обеспокоен жизнью людей, которые продолжают там жить. «Поймите, в этом здании опасно находиться, – разъяснил И. Арбузов нам по телефону. – А вдруг что-то обрушится!» И посетовал, почему Вера Павловна не пришла с проблемой к нему: «Если бы она работала у нас, мы нашли бы для нее место в другом общежитии». Мы же напомнили, что у Яргуниной и ее детей в паспорте стоит прописка с адресом 2-го общежития. Директор был удивлен – не может этого быть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.