Отказалась от игрушек и выбрала саксофон

Вероника Кожухарова о Чебоксарском детском доме: «Я помню советский прожженный детдом тридцать лет назад. У вас все совершенно иначе». Фото автора

ВЕРОНИКА КОЖУХАРОВА – О МУЗЫКЕ И ДЕТСТВЕ

Внутренний стержень и бьющая через край энергия чувствуются во всемирно известной саксофонистке Веронике Кожухаровой с первых минут общения. Уже потом, познакомившись с историей ее жизни, понимаешь – сильный характер был заложен в ребенке при рождении, но еще больше его закалила жизнь.
Посетив Чебоксарский детский дом (а правильнее – Чебоксарский центр для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей), Вероника замечает: «Как здесь все по-домашнему, я готова сюда на гастроли приезжать». Тут же всплывают воспоминания из ее детства, когда детдом был другой. Его можно было сравнить с тюрьмой, в которой дети ходили строем и выполняли ровно то, что велели им взрослые. Ребятам приходилось лгать приезжавшим в гости шефам о добрых воспитателях и хороших условиях жизни. Маленькая Вероника врать не умела, и ее жестоко избивали, пытаясь сломить волю.
Впрочем, первый удар будущая саксофонистка получила от женщины, которая ее родила. Кровная мать попросту выбросила трехлетнюю Веронику и ее маленького брата на улицу. «Воспоминания отрывочные, – признается девушка. – Помню, снег на улице еще лежал, и, наверное, это был февраль. Помню, чувствовала свою ответственность за брата. Легла на землю, положила на себя малыша… И еще одно воспоминание – прибывшая милиция».

ДОСЛОВНО
Вероника КОЖУХАРОВА:
– Счастливый ли я человек? Да, счастливый. Потому что я не белая и не пушистая, я позволяю себе быть такой, какая я есть. В моей жизни есть выбор, динамика, разные краски и крутые повороты, как в американских горках…

За что?.. Почему я?.. В голове маленькой девочки крутилось множество мыслей без ответа. «Крикнешь, а в ответ тишина», – цитирует она сегодня слова из песни Аллы Пугачевой. Мир взрослых внушал ей ужас, причем под категорию взрослых попадал любой, кто старше хотя бы лет на пять. А ведь к предательству добавился еще и обман. Взрослые пообещали, что детей отвезут в детский сад. Нужно потерпеть «чуть-чуть», а потом их заберет мама. «Прошло чуть-чуть, а потом еще чуть-чуть и еще… И тут я начала понимать, что это навсегда», – рассказывает Вероника и вспоминает, что внешне смятение души выражалось непослушанием, драками… Вспоминает абсолютно спокойно – ситуацию она давно отпустила и в какой-то момент стала рассказывать о себе людям, чтобы по возможности помочь детям – таким же, какой была и она.
В семь лет Вероника попала в семью, вместе с братом. Причем она была единственным ребенком в детдоме, который не хотел, чтобы его забирали. Пугала неизвестность: ведь в казенном учреждении, каким бы оно ни было пугающим, есть установленный раз и навсегда порядок, знакомые, хоть и не очень хорошие, воспитатели. Но, судя по всему, маме удалось найти подход к Веронике, пусть сделать это было и очень сложно. Бунтующая душа, она даже убегала из дома – после предательства и унижений не могла поверить, что ее могут просто любить.

ПРО МАМУ
Как-то Вероника спросила свою маму Ирину, почему та, имея двоих своих, решила взять в семью еще пятерых детей. «Я знаю, что такое ждать», – ответила та. В детстве она сама потеряла маму – женщина улетела в командировку и не вернулась, попав в авиакатастрофу.

При этом мама вовсе не сентиментальничала с ребенком, не было поглаживаний по голове – мол, «бедный ребенок, тебя бросили». «Я и сама бы такого не позволила», – категорична Вероника Кожухарова. Зато в девять лет мама отвела дочь в музыкальную школу. «Вы что, где эта девочка и где музыка!» – воскликнули преподаватели, но учиться ее все-таки взяли, хоть и условно. Впрочем, самой школьнице это было неважно – главное, взяли! «Музыка – это мое все», – подчеркивает известная саксофонистка и вспоминает, как через два-три месяца после начала занятий влюбилась в свой инструмент. «Говорят, совпадение, но в совпадения я не верю, – заявляет она. – Скорее, что-то наверху нас ведет. Мое первое публичное выступление на саксофоне состоялось в мой день рождения – и это тоже не случайно».
Правда, тут же Вероника объясняет, что человек каждый день делает выбор, даже такой, как выходить из дома или нет, идти на работу или не идти. Свой выбор довольно рано сделала и будущая знаменитость: «Я абсолютно добровольно решила, что отказываюсь от игрушек, прогулок. У меня есть саксофон, сумасшедшая любовь к музыке, и я хочу общаться с людьми через нее».

ПРО МЕЧТЫ И ЦЕЛИ
«Все невозможное возможно, было бы желание, – утверждает Вероника. – Это может произойти через год-два, но произойдет ровно тогда, когда вы будете для этого что-то делать. Вот и мама не жалела нас при неудачах. Говорила, что если не получилось, значит, для достижения цели мало делалось. Странно, когда человек хочет полететь в космос, но при этом лежит на диване. Не развивается в этом направлении, не читает… И я не понимаю слова «мечтаю», для меня предпочтительнее слово «цель», которое предполагает действие».

В 14 лет в жизни музыканта случилось дежавю. Девушка снова осталась одна: она поступила в Московское училище имени Гнесиных. И снова – тот же ежедневный выбор. Отправиться после занятий с компанией ребят, которые пьют, выбрать курящую компанию или же остаться наедине с саксофоном. Вероника Кожухарова выбирала последнее. Сегодня она солирует на лучших сценах мира, играть с ней мечтают многие музыканты и коллективы. «Ты стоишь на сцене, и тебе есть что сказать. Ты ничего не ждешь, – описывает она свое состояние во время выступления. – Я просто играю, рассказываю то, что сегодня мне кажется актуальным».
…Послушав историю Вероники Кожухаровой, директор Чебоксарского детского дома Маргарита Павлова вздыхает: жаль, что летом почти все воспитанники разъехались. «Приезжайте к нам еще», – приглашает она. Саксофонистка кивает: «Мне есть что рассказать».

При подготовке материала использованы фрагменты из программы Ольги Резюковой «Детский вопрос» на Радио России.

Опубликовано: 15 июля 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.