ВТК: инвесторы с любой ценой?

 постельное бельёОАО «Волжская текстильная компания» по-прежнему остается «горячей точкой» экономики республики. Прежний владелец компании – печально известная группа «САВВА» – довел ее до банкротства. Расследуется ряд уголовных дел в отношении бывших руководителей, один из них – в международном розыске. В рамках конкурсного производства сейчас в компании идет реализация активов в счет погашения кредиторской задолженности. Итогом этого процесса может стать формирование на площадях компании нового производственного технопарка из средних и малых предприятий. 
Поиску и привлечению инвесторов-покупателей активно способствует ОАО «Корпорация развития Чувашской Республики», предлагая их одному из главных кредиторов – Сбербанку России. Однако не всегда и во всем между ними наблюдается полный консенсус.

СТОИТ ЛИ ОВЧИНКА ВЫДЕЛКИ

Свою точку зрения высказывает генеральный директор корпорации А. Данилов.
– Кредиты, выданные банком компании, были достаточно большие, соответственно под них брались залоги. Но кредиты не вернули, а нынешняя стоимость залоговой недвижимости, на мой взгляд, не стоит столько, сколько стоила ранее, что, естественно, осложняет банку ее реализацию, – говорит Анатолий Николаевич. – Через меня прошли десятки потенциальных покупателей: и местных, и иногородних, и зарубежных. Многие буквально горели желанием завладеть той или иной площадью, но вынуждены были отказываться из-за высоких цен. Назначая их, банк, ко всему прочему, не учитывает затраты, которые инвестору предстоят после покупки для реанимирования помещений, находящихся не в лучшем состоянии. В иных случаях средств понадобится не меньше, чем на покупку, в итоге – овчинка выделки не стоит.
Общая площадь реализуемых зданий и помещений – около 300 тысяч квад-ратных метров. На начальном этапе находились желающие выкупить все целиком, но их привлекали, прежде всего, площади, примыкающие к «Мега Моллу», чтобы разместить еще один торгово-развлекательный центр, на остальных же – производство. У нас были планы создать здесь электротехнический кластер, но одних бизнесменов либо опять же цена не устраивала, других – технические параметры зданий. Привозили мы сюда и профильных покупателей – текстильщиков из Мос-квы, Камышина, Турции. Последние проявляли очень большой интерес, но тоже не сошлись в цене.
Словом, сделка по продаже комбината целиком не состоялась, и минувшей весной банк объявил на российской интернет-площадке аукцион по продаже объектов отдельными лотами. Литейное производство, к примеру, купили бизнесмены из Марий Эл, наши предприниматели также входят на ВТК. В основном реализуются пока небольшие, по 5, 10 тысяч квадратных метров, площадки, но один местный инвестор готовится взять (или уже к этому моменту взял) 63 тысячи «квадратов» под металлообрабатывающее производство, другой налаживает деревообработку, третий – выпуск детской обуви. Что будет с прежним – текстильным? На всей площади сохранить его в создавшейся рыночной ситуации невозможно. Тем более в условиях ВТО, когда уже сейчас на границах ждут фуры с дешевым текстилем.
Немало вопросов возникает в связи с судьбой современного производства по выпуску постельного белья под известным брендом «Хлопковый рай», открытого несколько лет назад на комбинате. На отделочное оборудование мы сначала нашли местного покупателя, не первый год занимающегося этим бизнесом в партнерстве с другим, московским. Тот получил выгодный заказ от РЖД, но его швейное производство размещено в Узбекистане, где качество пошива оставляет желать лучшего. Стартовая цена оборудования была определена в 125 млн. рублей, но покупатели заявили, что оно столько не стоит и они будут участвовать в аукционе. Я им напомнил, что аукцион есть аукцион, купит тот, кто больше даст. Но в итоге лот был продан за 80 млн. покупателю из Казахстана, куда и уйдет уникальное оборудование.
Цены продолжали снижаться, и тут Сбербанк предпринимает контрмеры. Было объявлено, что одну крупную площадку выкупит одна из его компаний – «Сбербанк Капитал». В дальнейшем эта московская компания будет вправе перепродавать ее по частям, что, по их мнению, значительно ускорит реализацию активов по интересной для них цене.
Схожая ситуация складывается и на чулочно-трикотажной фабрике. Она находится, как известно, в аренде, но так бесконечно продолжаться не может – вкладывать в производство станет только собственник. Фабрика тоже выставлена на аукцион, но цена для покупателей такова, что фабрику никто не берет, – на сегодня 340 млн. рублей. 25 августа заканчивается срок аренды предприятия, арендатор просит продлить ее, но ему и не отказывают и не продлевают. Тогда арендатор, не имея понятной перспективы, был вынужден объявить о сокращении более 1000 работников. Было направлено письмо президенту Сбербанка Г. Грефу с просьбой продлить аренду. Но, судя по всему, банк намерен далее осуществлять продажу предприятия по частям, через свою московскую компанию. А это развал фабрики.

«МЫ ПРОСТО ОБЯЗАНЫ НЕ ПРОДЕШЕВИТЬ…»

А вот мнение заместителя председателя Волго-Вятского банка – управляющего Чувашским отделением № 8613 ОАО «Сбербанк России» В. Александрова.
– Конкурсное производство, в котором находится ВТК, – это, прежде всего, мероприятия по максимальному погашению кредиторской задолженности, – говорит Вячеслав Николаевич. – На момент открытия конкурсного производства в целом по компании она превышала 4 млрд. рублей. Сбербанк числится в кредиторах залоговых. Первоочередной задачей после объявления банкротства являлось сохранение производственного профиля предприятия, для чего обе площадки были переданы в пользование производителям текстиля и трикотажа. Но вскоре ХБК вынужден был свернуться, а «чулочка» продолжает работать.
Мы предлагали несколько вариантов, чтобы максимально сохранить существовавший профиль предприятий компании. К сожалению, арендаторы на текстильном производстве, на которых возлагались такие надежды, не сумели их оправдать. Во-вторых, мы стали искать активы и денежные средства, которые можно было бы направить на погашение задолженности. В судебном порядке отменена перепродажа чулочно-трикотажной фабрики, возвращены в компанию выведенные товарные знаки (в том числе «Хлопковый рай»), оспорен ряд сделок по выведению активов. Итоговая часть плана предусматривает реализацию имеющихся активов. По оценке экспертов, их стоимость составила 2,683 млрд. рублей – в том числе примерно по миллиарду на текстильное производство и чулочно-трикотажную фабрику.
Необходимо сказать о том, что Сбербанк также активно искал инвесторов на покупку ВТК как в республике, так и за ее пределами. С одним из известных в республике предпринимателей в течение двух месяцев согласовывались условия покупки прав банка на все заложенное имущество компании. Решение о передаче названных прав принималось на высшем уровне Сбербанка России. Однако на следующий день после принятия решения предприниматель по непонятным нам причинам отказался от подписания договора.
Все лоты были выставлены на аукцион. Причем текстильный и трикотажный лоты сформировали под производственные цели, то есть их покупатель мог продолжить выпуск тканей и трикотажа. Первые и вторые торги по ХБК оказались безрезультатными, в связи с чем лот был разделен, «чулочка» по-прежнему продается единым лотом.
Что касается цен, то мы как кредиторы, естественно, заинтересованы продать заложенную нам собственность по максимальной стоимости. Иначе и быть не может, ведь выданные ВТК кредиты – это в конечном счете вклады населения, за счет которых формируются наши кредитные ресурсы. И наша обязанность – вернуть кредиты сполна.
Что касается упомянутого швейного и отделочного оборудования, то оно продано строго по существующей аукционной процедуре. Действительно, первоначальная его цена была более 120 млн. рублей, но пошли торги, и шаг постепенно стал снижаться, дойдя до 80 млн. рублей. Итоговый покупатель при достижении этой цены тут же внес аванс и стал победителем торгов. Заявки и задатки от других участников поступили позже, чем у данного покупателя. В результате организатор торгов обоснованно принял решение признать его победителем.
Нужно сказать, что никто из предлагаемых корпорацией развития «инвесторов» не стал покупателем имущества ВТК. При этом благодаря усилиям конкурсного управляющего реализовано 5 из 9 лотов залога банка на общую сумму 245 млн. рублей. Всего обрело новых собственников имущество 35 лотов на сумму 610 млн. рублей. Надеемся от реализации оставшихся лотов, в том числе хлопчатобумажного производства, получить более солидную выручку.
Теперь о чулочно-трикотажной фабрике, где арендаторам якобы не продлевают срок аренды. Данная ситуация повторяется уже в четвертый раз – договор аренды всегда заключался на срок конкурсного производства, то есть на полгода. Ранее он неоднократно продлевался после продлений процедуры конкурсного производства. 25 августа текущего года заканчиваются полномочия конкурсного управляющего, и до решения суда о продлении своих полномочий он не вправе продлить договор аренды. Поэтому комитет кредиторов отложил рассмотрение вопроса о продлении договора аренды до принятия Арбитражным судом Чувашской Республики решения о продлении конкурсного производства и полномочий конкурсного управляющего. Надо также иметь в виду, что договор аренды был заключен в несколько необычных условиях. Арендатору еще на стадии заключения договора аренды было известно, что имущество арендуется у Волжской текстильной компании, находящейся в стадии банкротства. И если на фабрику найдется другой покупатель, арендаторы обязаны будут уйти. И они не могут не знать об этом, так как данное условие прописано в договоре аренды.
На сегодня позиция банка как основного кредитора полностью совпадет с позицией и других кредиторов в части формирования лотов в том виде, в каком они сейчас находятся. Весь процесс реализации имущества предельно открыт и доступен для ознакомления.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.