В Чебоксарах открылась выставка чебоксарца и петербуржца Александра Федорова

Несколько лет Александр Федоров работает над серией полотен о воинах.СОЗДАТЕЛЬ РЕДКОСТЕЙ
Александр Федоров привез в Чебоксары китайские премудрости и свиту Воланда

В Чувашском художественном музее выставка чебоксарца и петербуржца Александра Федорова занимает три зала на втором этаже, словно это некий экспозиционный триптих. Причем два ее крыла – это графика, львиная доля из которой представлена впервые, в том числе и листы к «Мастеру и Маргарите», а центр экспозиции – монументальная и портретная живопись, символично обращенная «лицом» к залам с классическим наследием.
Тридцатишестилетний выпускник, медалист Санкт-Петербургской академии художеств не забывает родной город и довольно часто выставляется в Чебоксарах, постоянно удивляя мощными работами и неожиданными подходами к традиционным темам. В этот раз, будучи активно вовлеченным в художественную жизнь Северной столицы, в которой естественным образом возникают все новые взаимоотношения художника и мецената, художника и издателя, художника и музея, он еще и ненавязчиво знакомит нас с ними.
Например, Александр уже несколько лет сотрудничает с такими ценителями графики, которых не устраивает роль обычных коллекционеров-«кошельков», что просто ищут и находят интересные и перспективные с точки зрения художественного рынка произведения. Являясь тонкими знатоками издательского дела, они сами инициируют появление книг и иллюстраций, предлагая художникам участие в интересных проектах. Искусство всегда имело коммерческую ценность. И всегда были те, кто спонсировал художника. Но в наше время роль государства как заказчика практически сведена к нулю. Поэтому роль таких собирателей-спонсоров трудно переоценить.
Эти-то издатели и подметили мощную энергетику федоровской графики. Наш земляк однажды уже участвовал в одном из таких проектов (который был первым в этом ряду), иллюстрируя песни Владимира Высоцкого. Александру «досталась» тогда «Охота на волков». Литографии и гравюры десяти художников были выпущены тиражом всего 30 экземпляров, изданы на бумаге ручного изготовления и давно разошлись по частным коллекциям. После этого проекта последовали другие, уже полностью авторства Александра. А вот теперь издатель Анатолий Данилов предложил ему проиллюстрировать «Мастера и Маргариту», о чем, кстати, давно подумывал и сам график.
То есть интересы художника и издателя пересеклись, и теперь идет работа над офортами, которые также будут напечатаны тиражом 30 экземпляров и также на бумаге ручной работы, собраны в роскошную папку, где каждый рисунок будет переложен тончайшей папиросной бумагой. На каждом офорте будет красоваться конгрев (то есть именное тиснение художника, что является знаком особой ценности издания в кругах библиофилов и знатоков, и придает особый шик) специально разработанный им для этой серии. Только для коллекционеров редких изданий.
– На этой выставке 6 первых офортов, – говорит Александр. – Можно сказать, анонс всей серии. Это портреты Воланда, Коровьева, Азазелло, Пилата, один офорт с Маргаритой, летящей над Москвой. Всего планируется 25 офортов. Работа предстоит интересная и долгая, необходимо уйти от стереотипов, продумать и образы персонажей романа, и образ Москвы, воссоздать облик города того времени. Для этого изучаю архивные материалы и аэрофотосъемку. Некоторые «масштабные» сцены, например бал Сатаны, думаю показать в нескольких офортах.
В Петербурге такие коллекционные дорогие папки в тренде. А имена художников, занимающихся подобными проектами, на слуху. Александру Федорову предложили и оформление цветными литографиями книги стихов Ованеса Туманяна в переводе Самуила Маршака. Проект литографий «Капля меда» задуман совместно с печатником Алексеем Барановым. Их тоже можно увидеть на выставке. Но оба упомянутых проекта еще в работе.
Одна из древних стратагем называется «Наблюдать за огнем с противоположного берега».А вот иллюстрации к древнему китайскому трактату «36 стратагем» – это уже завершенный проект издательства «Редкая книга Санкт-Петербурга», издания которого прямиком попадают в Государственный Эрмитаж. В данном случае – 21-й экземпляр издания. То есть, – на минуточку! – шесть авторских оттисков Федорова теперь хранятся в одном из главных музеев мира! Так что Александр Федоров стал первым из чувашских художников, чьи работы попали в Эрмитаж. Идея издания принадлежит Георгию и Сергею Фокиным, как и финансовая поддержка. Концепция издателя Петра Суспицына. Шестерых художников попросили сделать по шесть иллюстраций к древнему трактату о военной стратегии. К тому же условия таковы, что художникам не перепадет даже авторского экземпляра. Так с самого начала задается статус раритета. То есть автор изначально трудится над некой библиографической редкостью. На нашей выставке представлен пробный тираж.
– Про стратагемы я впервые услышал от издателя, – приз-нался Александр. – Древнекитайский военный трактат «36 стратагем» о военных хитростях, некоем алгоритме поведения при решении различных задач, которые ставит перед собой человек. В данном случае правитель, стратег, политик. Для меня это абсолютно новая тематика, но, как оказалось, окунуться в философию другой культуры очень интересно и познавательно. Читая их, понимаешь, что все это по-прежнему актуально. И политики используют эти «хитрости» постоянно. Вот, например, из «стратагем победителя»: «Убить чужим ножом. //С врагом все ясно, //А насчет друга нет уверенности. //Используй друга, чтобы убрать врага, //А сам не применяй силы». То есть продвигай свои интересы за счет другого. Пример данной стратагемы: Император при помощи своего советника избавляется, ликвидирует трех неугодных ему генералов. И вот я рисую прирученную обезьяну в руках правителя, убивающую черепах (как образ генералов). Или вот «Возвращенный шпион». Как из одной ловушки проистекает другая. Или стратагема маневра, где надо создать видимость того, чего нет. И так далее. Это небезынтересно изучать. Я постарался образно подойти к иллюстрациям, используя метафоры и иносказания.
Как рассказал Александр, для проекта приглашали китайского мастера каллиграфии Ло Лэя, который писал иероглифы, использовали шелк. Одним словом, весьма скрупулезный подход и не без восточного шика. И такие проекты с коллекционерами и музеями становятся для художников серьезным источником вдохновения и приложения сил.
Живопись Александра Федорова парадоксально, но и логично вырастает из этой его роскошной и мощной графики. Сердцем экспозиции он делает одну из тем своей давней серии «Чувашская старина» – «Первый снег», а душой – портреты своих родителей, в стиле русских парсун и римских рельефов одновременно. Он придумал эти два портрета в чувашских нарядах к их рубиновой свадьбе, с любовью прорисовывая родные черты и со знанием дела детали традиционных чувашских костюмов. Поэтому портреты получились будто вне времени. Ему осталось написать себя, соединяющим две ветви рода в одно. Чтобы возник новый триптих. Наверное, мы увидим это на следующей выставке.

КСТАТИ
Александр Федоров стал первым чувашским художником, работы которого хранятся в Государственном Эрмитаже. Ими стали шесть иллюстраций к древнему китайскому трактату «36 стратагем» издательства «Редкая книга Санкт-Петербурга».

Один Ответ

  1. Петербург — счастливый город для чувашских художников. И архитектор Егоров, и живописец Кипарисов, а сейчас там работает такой любимый всеми мастер как Анатолий Рыбкин. И Александр Федоров такой молодой и уже добился так много. Дальнейших ему успехов!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.