Архитектор в царской фуражке

Перезвон пожарных колоколов переполошил в ночь на 13 июля 1928 года все население Чебоксар. Одновременно у пристани на Волге взревели сиренами несколько пароходов. Брички с бочками из пожарной части помчались во весь опор в сторону улицы Большая Советская (ныне Константина Иванова), к мужскому монастырю, где горел недавно отстроенный Дом крестьянина.
Затушить пожар в одиночку пожарные не смогли. На помощь позвали призывников из военкомата и матросов с кораблей. Зрелище, представшее наутро чебоксарцам, ужасало — новехонькое здание, возведенное в ноябре 1927 года и успевшее стать визитной карточкой города, зияло обгоревшими глазницами третьего этажа. Всему виной стала неисправная проводка.
Восстановительные работы шли все лето. К 17 сентября 1928 года последствия полностью ликвидировали. (Эту дату даже отобразили на фронтоне здания, в декоративном элементе с западной стороны.) Не обошлось и без жесткого «разбора полетов» — в Чебоксарах была создана специальная комиссия, немедленно углядевшая в пожаре происки «врагов народа». Состоялся суд, в качестве обвиняемых предстали нарком земледелия Чувашской автономной области Спиридонов, завхозы Егоров, Канюков и… автор проекта здания Василий Александров.
Архитектор Александров в Чебоксарах был личностью примечательной. Родился в 1883 году в семье лесничего (выходца из марийских крестьян, работавшего лесничим в Заволжье, а затем аппаратчиком на казенном винном складе). Мать Василия Николаевича происходила из чебоксарских мещан. Семья архитектора имела большой дом в Покровском переулке на берегу реки Чебоксарки. Василий Александров окончил чебоксарское уездное училище, затем обучался в Казани.
Работать на архитектурной стезе зодчий начал еще до революции — его можно увидеть на групповом снимке чиновников чебоксарского земства за 1913 год. Именно этот факт в советское время стал «проклятьем» анкеты — организации не хотели официально брать на работу человека с «царским прошлым». Но, тем не менее, охотно приглашали Александрова на внештатной основе как проектировщика и прораба.
Как свидетельствуют современники, он был незаурядным менеджером — умел найти дефицитный пиломатериал, достать хоть со дна морского кирпич. При этом умудрялся руководить строительством сразу нескольких зданий, летая по городу на пролетке в старорежимной тужурке и фуражке с «николаевскими» молоточками (и это потом клеветники припомнили талантливому архитектору).
Одно из первых строений, которое спроектировал в 1926 году Василий Александров, трехэтажное здание Главсуда на Красной площади (в 70-е годы оно попало в зону затопления Чебоксарской ГЭС, и его снесли) с большим залом на 300 мест, где проводились пленумы и конференции. А еще Александров выстроил в столице несколько многоквартирных домов, аптеку № 1 (на основе двух старинных строений). Но самым приметным зданием, сохранившимся в Чебоксарах, является Дом крестьянина.
О строительстве гостиницы подумывали давно. Приезжим негде было останавливаться: летом крестьяне ночевали в подводах, зимой искали ночлега у знакомых. Такое положение вещей не красило столицу. Например, газета «Канаш» от 31 октября 1924 года писала, что «облжилкомхоз решил поставить посреди базара триумфальную арку за 900 рублей. Возможно, она будет стоить дороже. Кому это нужно? В то же время в Чебоксарах не могут наладить работу дома приезжих, нет Дома крестьянина».
Вновь этот вопрос подняли в 1927 году, на совещании при Управлении инспекции строительства и коммунального хозяйства НКВД Чувашской АССР. Уже 11 августа архитектор Василий Александров представил инспекции свой план. С проектом в основном согласились, учитывая, что фундамент здания уже заложен. Дом крестьянина возвели на территории закрытого Свято-Троицкого мужского монастыря, на месте небольшого монастырского фруктового садика — там рос высокий кедр, и с него даже собирали приличный урожай шишек. Однако когда рядом выкопали известегасильные ямы, кедр погиб.
С появлением Дома крестьянина чебоксарская набережная преобразилась. Новое строение было видно издалека, с кораблей, проходящих мимо. Это одно из первых значительных строений, возведенных в Чебоксарах после революции.
По словам Николая Муратова, директора государственного центра по охране культурного наследия, Василий Александров четко уловил современные по тем временам архитектурные тенденции. Фасады оформлены в стиле конструктивизма и модерна. Угловая часть здания выполнена в виде башни — с нишами и ступенчатым завершением верхней части, подчеркнутым П-образной бровкой. К башне примыкают пониженные объемы, и в целом это дает интересную композицию. Главный вход устроен со стороны Волги — в ризалите стены, подчеркнутым ступенчатым аттиком.
В Доме крестьянина открылись несколько десятков гостиничных номеров, а также кинотеатр «Ударник» (в нем показывали фильмы для детей), радиоузел на 800 точек и офисы нескольких организаций. В 1930-е годы, с началом коллективизации, Дом крестьянина переименовали в Дом колхозника, затем в гостиницу «Турист». В 90-х годах решили возобновить работу Чебоксарского православного духовного училища (учебное заведение существовало с 1816 по 1917 годы и располагалось ранее на улице Композиторов Воробьевых, 14). И в 1995 году дом-памятник истории и культуры федерального значения передали Чебоксарско-Чувашской епархии.
Сейчас здание нуждается в полномасштабном ремонте. С 2007 года на объекте ведется реставрация. Восстановлены фасад, крыша, заключены договора со студиями интерьера. Однако в августе 2008 года возникла неожиданная проблема — при производстве земляных работ из стены со стороны Волги внезапно забил самый настоящий родник. Оказалось, фундамент сильно подтоплен. «Постарались» рестораторы из соседнего кафе по соседству — стоки сбрасывались прямиком в грунты, и это привело к деформации конструкций здания. Поэтому сегодня нужны инженерно-геологические изыскания, укрепление фундамента, восстановление гидроизоляции. На все требуется порядка 20 млн. рублей.
К сожалению, судьба архитектора Василия Александрова сложилась незавидно. В 1927 году, после памятного пожара, его осудили на несколько лет условно. В 1937 году вновь арестовали, и на этот раз влепили 10 лет лагерей. Свой срок Василий Николаевич отбывал в Сибири, освободился лишь в 1947 году. И продолжил работать на городских стройках. Немало своего труда вложил он в строительство сельхозинститута, где числился в должности прораба — на этой стройке он и умер в 1952 году.

Лeoнид МАKCИМОВ
 «Чебокcaрские новости»

Опубликовано: 2 февраля 2010